Есть ли в учебниках по истории Беларуси информация о бчб-флаге? Отвечает директор Национального института образования

14.06.2021 - 22:34

Новости Беларуси. Где фальшь и нацизм синонимы? Как не пропустить в белорусский менталитет общеевропейские националистические тренды? Тему недопущения героизации нацизма обсудили в очередном выпуске общественно-политического ток-шоу «По существу».

Кирилл Казаков, генеральный директор СТВ:
После 9 августа количество экстремистов на наших улицах, которых мы назвали экстремистами, журналисты, без юридического обоснования этой истории, потому что уже не могли смотреть на тех молодчиков, которые кидают коктейли Молотова, открыто нападают на милицию, что, скажем, два года назад еще не было для нас так очевидно. Это почему произошло? Образование? Либо просто нужно внести какие-то изменения в законы (они со среды вступят), чтобы каким-то образом человека напугать?

Вячеслав Орловский, старший оперуполномоченный по особо важным делам главного управления по борьбе с организованной преступностью и коррупцией МВД Беларуси:
Вот эти действия по противодействию правоохранителям, по использованию бутылок с зажигательной смесью, по активному агрессивному нападению пришли в нашу страну из других стран. Еще в 2012-2013 годах у нас были единичные случаи публичной демонстрации нацистской символики. С 2014 года – просто каждый год последовательно в разы растут эти случаи. Откуда это взялось? На примере кого они видели, что так можно делать, что так якобы они чего-то добьются и что-то изменят?

Кирилл Казаков:
Скажите, эти люди, которые в итоге были задержаны, давали признательные показания, вообще понимали, под каким флагом они выходили? Они понимали историю флага? Или им казалось, что это флаг перемен? Неважно, какой, это сейчас – флаг перемен.

Вячеслав Орловский:
Когда все это начиналось, эти флаги не имели распространения. Первые числа августа – они были, потом их количество начало увеличиваться в прогрессии. Я думаю, что люди, которых их использовали, не понимали, может быть, многие, что это за флаг и что за ним за история. Но те люди, которые давали эти флаги, они знали, что развивают и пропагандируют.

Алена Сырова, СТВ:
В школе не рассказывают, что это за флаги, о том периоде истории?

Валентина Гинчук, директор Национального института образования Беларуси:
В учебнике истории Беларуси этот факт есть. О том, что бело-красно-белый флаг – тот символ, который использовали белорусские коллаборационисты. По крайней мере, в учебнике 10 класса, который написал Евгений Константинович Новик, этот факт был. Сейчас мы разрабатываем учебник для 11 класса по истории Беларуси под новую учебную программу, там более широкое освещение получит проблема коллаборационизма.

Алена Сырова:
11 класс – все-таки почти взрослые люди, может быть, стоит раньше об этом рассказывать?

Валентина Гинчук:
В 9 классе можно изучать факультатив, есть хорошее пособие по войне Александра Александровича.

Читайте также:

Правда ли, что раньше студенты лучше знали историю? Мнение кандидата исторических наук

Игорь Марзалюк: у нас не было принято акцентировать внимание на собственной коллаборации, на белорусских националистах

Ректор Академии управления: «Поляки уже заявляли открыто, что их интересует то Западная Беларусь, то вообще вся Беларусь»

Loading...


Директор «Линии Сталина»: памяркоўныя экскурсоводы привозят англичан, говорят, что мы проиграли в реальности в войне



Что стало триггером мятежа в Казахстане? Как проявилась сила союза после этих событий? Как помог миротворческий контингент урегулировать ситуацию в стране? Эксперты вместе с ведущими ток-шоу «По существу» рассмотрели военно-политические события начала 2022 года, сделали анализ прошлого и прогноз на будущее.  

Кирилл Казаков, генеральный директор СТВ:  
Александр Александрович, у вас же есть определенная программа, куда вы приводите школьников, показываете. Мы говорим, что 20 лет назад профессия человека с погонами – это было что-то расходное.  

Александр Метла, исполнительный директор историко-культурного комплекса «Линия Сталина»:  
Наш комплекс вообще специализируется на военно-патриотическом воспитании. Но мы больше исключение, чем правило. Потому что он вырос, но это не повсеместно происходит. И мы просто видим серую зону конфликта, который существует. Как они, Штаты, серой называют. Это информационное поле, это война прокси, то есть их устраивает не прямой конфликт ядерных держав, а именно война где-то в конфликтной зоне. Есть мысль, что идет война информационная практически постоянно. 1945-й год закончился – разрабатывают планы о нападении на Советский Союз. Понимают, что сделать они ничего не могут. Почему? Ментально войска союзников были не готовы нападать на Советский Союз, потому что прошла такая пропаганда через газеты, через все СМИ о Советском Союзе как об освободителе, как о геройской стране, которая принесла свободу миру. И они понимали, что ментально они готовы. Начиная с 1945-го года, просто-напросто начали вкладываться деньги, громаднейшие деньги в информационную войну. Изменение истории, переписывание. Кому правда нужна? Это уже называется постправда.  

Кирилл Казаков:  
А на вашем примере историю сложно сейчас сохранять? То есть приезжают же абсолютно разные ребята разных поколений.  

Александр Метла:  
Чаще всего мы видим, когда приходят памяркоўныя экскурсоводы, привозят англичан, американцев и начинают смешную историю. Я английским в совершенстве владею и так послушиваю. Иногда просто смеяться начинаешь. Поддакивание какое-то, преуменьшение своей победы, говорят: «Мы проиграли в реальности в войне». Такое просто услышать невозможно. Говоришь: «Как проиграли? Мы же выиграли».  

Вадим Гигин, председатель правления Республиканского государственно-общественного объединения «Белорусское общество «Знание»:  
А для этого у нас нужна историческая политика, чтобы к таким экскурсоводам здесь была нулевая терпимость. За шкирку – и с работы.  

Александр Метла:  
По итогу у нас знаки появились: ни в коем случае без аттестации у нас не проводить, тексты никакие не делать. Часто мы с этим встречаемся. Люди не понимают, кто развязал Вторую мировую, почему Великая Отечественная была. Офицеры уже молодые приходят, иногда, к сожалению, они разницу между Второй мировой и Великой Отечественной уже не понимают, основные события Великой Отечественной не могут назвать. Не говоря уже про школьников. В школьной программе ноль: 2-3 урока.  

Вадим Боровик, политолог:  
НАТО использует политику Гитлера. У него была политика последовательности агрессии, то есть каждая маленькая уступка предполагала, что он остановится. Они начали в плане идеологии и осмысления истории. Посмотрите, они же извиняются за Холокост перед евреями. И правильно делают. А перед советскими гражданами? Перед русским, перед украинцем они извиняются? Нет. В немецких школах никто и не помнит, кто освободил Европу. Они навязывают потихонечку свои ценности: давайте мы у вас откроем общественное объединение, давайте мы будем водить хороводы, возлагать цветы не к тем памятникам. Начали с этого – работаем с мозгами. Давайте мы получим контроль над вашими экономическими ресурсами, давайте мы проведем своих депутатов и прочее, и прочее. И таким образом эта последовательность агрессии им позволила сегодня… Они же обещали, когда Россию сдерживали, когда подписывали соответствующее соглашение с Россией, «Россия-НАТО», что не будет НАТО продвигаться на восток.  

Вадим Гигин:  
Ничего они не подписывали. Нужно прямо сказать: «Вот они, а мы что?» У нас было советское руководство, было живо поколение ветеранов. Понимаете, все кто-то они. А кто Горбачев? Кто Яковлева? Кто Шеварднадзе привел к власти? Ну да, сами провели к власти. Понимаете, мы сами должны быть сильнее, и тогда с нами будут считаться.  

Читайте также:  

Вадим Гигин: «Главная цель – это свержение режима Путина, потому что в России очень сильное антивоенное настроение»  

Эксперт в области нацбезопасности: ввод миротворческих войск в Казахстан и ввод сил в Афганистан – совершенно разные вещи  

Белорусский депутат: мы в Казахстане столкнулись с чем-то новым, чем просто цветная бархатная революция