«Это была наша вторая семья. Придёшь на работу – не хочешь уходить». История и будущее 3-ей больницы Минска

23.01.2019 - 16:21

Десятки тысяч слов благодарности, столько же спасённых жизней: для врачей это всё – дело привычное. И неважно, идёт ли речь о современном медицинском центре или больнице с огромной историей. Принципы везде одинаковые.

Еврейская, Первая Советская, а ныне – 3-я городская клиническая больница, больше известная минчанам, как «клумовская» – едва ли не самая старая в городе.

В 1828 году вся клиника представляла собой одно двухэтажное здание на пятьдесят коек. Здесь работали всего два врача и три фельдшера.

Сегодня штат – полтысячи медработников. Есть среди них и те, кто предан своему делу более полувека.

Во время работы Ларисы Иванковой шло становление всей офтальмологической службы страны.

Лариса Иванкова, врач-офтальмолог 3-ей городской клинической больницы имени Е.В. Клумова:
Когда я пришла ещё совсем молоденькая в клинику, нашим первым главврачом была Ольга Дмитриевна Жуковская. Она была фронтовичка, в коллективе все были дружны, все главврачи, в какой-то мере, нас всех сплачивали.

В Больничном городке на бывшей улице Губернаторской, ныне Ленина, менее чем на двух гектарах земли расположились четырнадцать корпусов с богатым прошлым и удивительным коллективом профессионалов. Есть среди них и такие, кто оказался в медицине совсем случайно.

Владимир Трахтенберг, врач-рентгенолог 3-ей городской клинической больницы имени Е.В. Клумова (1968-2014 гг.):
Я 28 месяцев находился в Минском гетто. И вот, когда после гетто мы оказались в партизанском отряде, нас бомбили и у меня было более двадцати ранений от осколков. Меня оперировал наш местный врач.

Обезболивающих не было и он сказал: «Ты будешь доктором». И я его идею выдержал. Я окончил школу, потом окончил медицинский институт.

Так, Владимир Трахтенберг стал рентгенологом и посвятил этому всю свою жизнь.

А попасть в штат сотрудников 3-ей городской клинической больницы, как ни странно, помогли не врачебные навыки, а музыка.

Владимир Трахтенберг:
И я Ольге Дмитриевне, главному врачу, подсовываю свою последнюю характеристику. А там написано: на общественных началах руководил духовыми эстрадными оркестрами при Доме культуры. Говорит: «Вы приняты на работу».

Как положено, они выполняли каждое своё дело, потому что иначе работать не умели. Научились не бояться ответственности, воспринимать болезнь пациента, как собственную боль.

За долгие годы в больнице сменилось не одно поколение врачей, неизменным остаётся лишь огромное человеколюбие, без которого не излечили бы ни одной болезни. Своя история есть и у врача функциональной диагностики Анны Багринцевой.

Анна Багринцева, врач функциональной диагностики 3-ей городской клинической больницы имени Е.В. Клумова:
Она началась с моей прабабушки, Айшы Константиновны Мицкевич. В начале тридцатых годов она попала в 3-ю клиническую больницу и она была прооперирована тем самым Клумовым. Он спас её, она прожила потом ещё большую жизнь.

Врачи помогли спасти моего деда, в этой больнице родилась я, в этой больнице родился мой сын. И в этой больнице я работаю с 2003 года.

Профессор Евгений Клумов остался в оккупированном Минске и вместе с медсёстрами создал подпольную группу, которая обеспечивала медикаментами и необходимой помощью четыре партизанских отряда, пока в феврале 1944 года не погиб в газовой камере Тростенца.

Сегодня старейшая столичная больница с гордостью носит его имя, а кроме клятвы Гиппократа, молодые сотрудники дают и клятву «клумовцев». В 1978 году учреждение отметили грамотой и Орденом Трудового Красного Знамени. Почётный документ, подписанный самим Леонидом Брежневым, станет первым экспонатом в музее, который планируется открыть на территории самой больницы.

А пока 190-летний юбилей отмечают новыми проектами.

Лариса Иванкова:
Скоро будет центр лечения макулодистрофии. Это очень серьёзное заболевание, где идёт изменение в центральной зоне сетчатки.

Склеивать из осколков врачам зачастую приходится не только здоровье, но и душу пациентов. Этому не учат ни в одном институте.

Владимир Трахтенберг:
О клинике я вспоминаю всегда с большой любовью. Это была наша вторая семья. Придёшь на работу – не хочешь уходить, приходишь домой – не хочешь уходить. Я прожил счастливую жизнь, я считаю. Я много сделал для больницы, она много сделала для меня. И, как у Маяковского близнецы-братья, я и больница – близнецы-братья.

Четырнадцать стройных зданий жёлтого цвета с дороги выглядят ярко и совсем не похожи на больницу. Лишь доктора знают, сколько всего таится за этими стенами. А так хочется, чтобы в их работе были только благоприятные исходы.  

Loading...


«Людей любить». Ему 91 год и он лечит уже четвёртое поколение. Уникальный сельский фельдшер живёт в Беларуси



Война сделала Сергея Шкляревского сиротой и закалила характер. Пахал по 5 га и мечтал стать железнодорожником. После освобождения мог устроиться у дяди в Ленинграде, но опоздание на полчаса стоило молодому слесарю увольнения. И это определило его судьбу. Летом 1945 года Сергей Иванович подал заявление в фельдшерско-акушерскую школу в Бобруйске. А затем был Балтийский флот и первая медицинская практика.

Сергей Шкляревский, заведующий фельдшерско-акушерским пунктом, почетный гражданин Минской области:
Я приехал в эту деревню 1 июля 1950 года в тельняшке, бескозырке. Участок здесь был очень тяжелый. 2.850 человек населения, 840 только детей до 14 лет.

Молодой фельдшер сражался с дифтерией и скарлатиной, как мог. Вводил пенициллин каждые 4 часа, возил на изоляцию детей за 30 км и все на лошади по разбитым дорогам. Как только появилась возможность привить, доставал трусливых малышей буквально из-под печи. За что Родина осталась благодарной. В 1966 году наградили орденом Ленина.

Сергей Шкляревский:
Тогда еще роды были на дому. Сейчас у меня в год двое детей рождаются, а тогда было по 70! Когда все нормально, получаешь такое удовлетворение, а если патология, то можно поседеть за ночь.

Благодаря Сергею Ивановичу, на свет появилось 100 малышей! Сегодня он лечит уже четвертое поколение и ставит диагноз на пороге. И в свои 91 боится только одного – уйти на пенсию. Этого боятся и местные. Галина Ивановна как сейчас помнит, как доктор спас ее от анафилактического шока.

Галина Будкевич, местный житель:
Я плачу и плачу, чтобы Сергей Иванович жил. Всех смотрит и ночью, и днем. Слов нет!

Светлана Свинко, младшая медицинская сестра:
Как только ребенок переступит порог, так он сразу: «Сейчас тебе конфетку дам». Я с ним проработала 20 лет и он на меня никогда не ругался.

Всем из трехсот подопечных фельдшер прописывает зарядку с утра пораньше. На особом счету у доктора 100 человек. На обход всегда отправляется пешком, поговорить по душам есть с кем.

Вот и бывшая дорожница Александра Дмитриевна пережила инсульт, но в свои 83 года дом и огород держит на высоте.

Эта соседка помнит доктора еще и как заботливого депутата, когда сделали амбулаторию и назвали в поселке улицы.

Галина Шакаль, местный житель:
Он вмешивался в неблагополучные семьи, придет мужик, напьется и воюет.

Этот дом фельдшер построил своими руками в далеком 1950 году. Чудо-сад разбили дочка с зятем. Свой сельский рай Сергей Иванович не променяет ни на какие острова!

Как в своей профессии не потерять вот это вдохновение?

Сергей Шкляревский:
Людей любить. Стараться каждому человеку помочь, чем можешь.

В следующем году будет 70 лет, как Сергей Иванович спасает людей. Жалеет он только об одном, что так и не осталось времени на университет. Видно, на то были причины. Чтобы все в Покрашево были здоровы!