«Это была наша вторая семья. Придёшь на работу – не хочешь уходить». История и будущее 3-ей больницы Минска

23.01.2019 - 16:21

Десятки тысяч слов благодарности, столько же спасённых жизней: для врачей это всё – дело привычное. И неважно, идёт ли речь о современном медицинском центре или больнице с огромной историей. Принципы везде одинаковые.

Еврейская, Первая Советская, а ныне – 3-я городская клиническая больница, больше известная минчанам, как «клумовская» – едва ли не самая старая в городе.

В 1828 году вся клиника представляла собой одно двухэтажное здание на пятьдесят коек. Здесь работали всего два врача и три фельдшера.

Сегодня штат – полтысячи медработников. Есть среди них и те, кто предан своему делу более полувека.

Во время работы Ларисы Иванковой шло становление всей офтальмологической службы страны.

Лариса Иванкова, врач-офтальмолог 3-ей городской клинической больницы имени Е.В. Клумова:
Когда я пришла ещё совсем молоденькая в клинику, нашим первым главврачом была Ольга Дмитриевна Жуковская. Она была фронтовичка, в коллективе все были дружны, все главврачи, в какой-то мере, нас всех сплачивали.

В Больничном городке на бывшей улице Губернаторской, ныне Ленина, менее чем на двух гектарах земли расположились четырнадцать корпусов с богатым прошлым и удивительным коллективом профессионалов. Есть среди них и такие, кто оказался в медицине совсем случайно.

Владимир Трахтенберг, врач-рентгенолог 3-ей городской клинической больницы имени Е.В. Клумова (1968-2014 гг.):
Я 28 месяцев находился в Минском гетто. И вот, когда после гетто мы оказались в партизанском отряде, нас бомбили и у меня было более двадцати ранений от осколков. Меня оперировал наш местный врач.

Обезболивающих не было и он сказал: «Ты будешь доктором». И я его идею выдержал. Я окончил школу, потом окончил медицинский институт.

Так, Владимир Трахтенберг стал рентгенологом и посвятил этому всю свою жизнь.

А попасть в штат сотрудников 3-ей городской клинической больницы, как ни странно, помогли не врачебные навыки, а музыка.

Владимир Трахтенберг:
И я Ольге Дмитриевне, главному врачу, подсовываю свою последнюю характеристику. А там написано: на общественных началах руководил духовыми эстрадными оркестрами при Доме культуры. Говорит: «Вы приняты на работу».

Как положено, они выполняли каждое своё дело, потому что иначе работать не умели. Научились не бояться ответственности, воспринимать болезнь пациента, как собственную боль.

За долгие годы в больнице сменилось не одно поколение врачей, неизменным остаётся лишь огромное человеколюбие, без которого не излечили бы ни одной болезни. Своя история есть и у врача функциональной диагностики Анны Багринцевой.

Анна Багринцева, врач функциональной диагностики 3-ей городской клинической больницы имени Е.В. Клумова:
Она началась с моей прабабушки, Айшы Константиновны Мицкевич. В начале тридцатых годов она попала в 3-ю клиническую больницу и она была прооперирована тем самым Клумовым. Он спас её, она прожила потом ещё большую жизнь.

Врачи помогли спасти моего деда, в этой больнице родилась я, в этой больнице родился мой сын. И в этой больнице я работаю с 2003 года.

Профессор Евгений Клумов остался в оккупированном Минске и вместе с медсёстрами создал подпольную группу, которая обеспечивала медикаментами и необходимой помощью четыре партизанских отряда, пока в феврале 1944 года не погиб в газовой камере Тростенца.

Сегодня старейшая столичная больница с гордостью носит его имя, а кроме клятвы Гиппократа, молодые сотрудники дают и клятву «клумовцев». В 1978 году учреждение отметили грамотой и Орденом Трудового Красного Знамени. Почётный документ, подписанный самим Леонидом Брежневым, станет первым экспонатом в музее, который планируется открыть на территории самой больницы.

А пока 190-летний юбилей отмечают новыми проектами.

Лариса Иванкова:
Скоро будет центр лечения макулодистрофии. Это очень серьёзное заболевание, где идёт изменение в центральной зоне сетчатки.

Склеивать из осколков врачам зачастую приходится не только здоровье, но и душу пациентов. Этому не учат ни в одном институте.

Владимир Трахтенберг:
О клинике я вспоминаю всегда с большой любовью. Это была наша вторая семья. Придёшь на работу – не хочешь уходить, приходишь домой – не хочешь уходить. Я прожил счастливую жизнь, я считаю. Я много сделал для больницы, она много сделала для меня. И, как у Маяковского близнецы-братья, я и больница – близнецы-братья.

Четырнадцать стройных зданий жёлтого цвета с дороги выглядят ярко и совсем не похожи на больницу. Лишь доктора знают, сколько всего таится за этими стенами. А так хочется, чтобы в их работе были только благоприятные исходы.  

Loading...


«Когда попадаю в операционную, я отдыхаю». Он был интерном на Камчатке, а сейчас возглавляет центр сосудистой хирургии



Чего только не приходилось делать врачу 4-ой городской клинической больницы имени Савченко Дмитрию Дудареву за 30 лет в профессии. Рисковать, брать ответственность за жизни, дежурить сутками и даже экстренно выезжать в отдаленные поселки Камчатки. За один трудовой день, который начинается у хирурга ровно в 7:30 утра, может быть две, три, а то и четыре операции.

С легкой маминой руки в 1989 году закончил мединститут и был направлен в интернатуру в Камчатскую областную больницу. Операции, консультации, обходы. Именно там он прошел путь от начинающего интерна до опытного хирурга: выверенный глаз, твердая рука и хороший запас теоретических знаний.

Дмитрий Дударев, заместитель главного врача по хирургии УЗ «4-я городская клиническая больница имени Савченко»:
Под влиянием своих родителей. Мама сказала: «Хочу, чтобы ты был врачом». Я сказал: «Никогда!» Но она меня убедила. Не жалею, другого уже не умею. Руками работать могу, но медицина мое все. Тем более – хирургия. Сразу попал в хирургию как интерн, где-то оставался на дежурства – не менее 10 дежурств в месяц. Хотел, чтобы меня обучили хирургическому мастерству.

Он быстро стал профессионалом. Да и как иначе, когда каждое дежурство ставило все новые и новые задачи. С годами у Дмитрия Дударева выработалось твердое жизненное кредо: врач работает столько, сколько нужно для больного.

Дмитрий Дударев:
Когда попадаю в операционную, я отдыхаю. Я туда зашел – мне никто не мешает. Там можно подумать. Решения приходится принимать быстро – есть всякие анатомические особенности. Есть разные аномалии, разные степени запущенности болезни.

В практике хирурга тысячи успешных операций, но среди блестящих удач были и потери. Уже 30 лет боль пациентов он воспринимает, как собственную. И всегда находит силы посеять в душах больных надежду и уверенность в выздоровлении. А искрометный юмор доктора – лучше любой микстуры. Оптимизму его научил коллега с Камчатки.

Дмитрий Дударев:
Только закончили институт, прилетели на Камчатку – заведующий Юрасов Сергей Ефстафьевич, он меня встретил и сказал: «Димка, все будет хорошо». Я с ним оставался на все его дежурства и учился у него.

Сегодня в центре сосудистой хирургии больницы имени Савченко, которым и руководит Дмитрий Дударев, вместе с ним трудятся еще 18 докторов. Из них одиннадцать имеют высшую категорию, четыре кандидата медицинских наук и два доктора наук.

Техника, медицина и образование: как изменилась социальная жизнь белорусов за последние 10 лет?

Сегодня в крупных центрах страны сосудистые хирурги в одной операционной объединяют сразу несколько технологий. Это так называемая гибридная хирургия. Здесь применяют и традиционный скальпель, и рентген-оборудование, и новейшие инструменты. Гордятся тем, что многие операции научились делать без скальпеля, на языке медиков – малоинвазивным способом. После таких хирургических вмешательств пациенты могут вернуться к обычной жизни буквально через пару дней.

Дмитрий Дударев:
Одна бригада делает менее инвазивно – ставит стенты в магистральные артерии, а бригада сосудистых хирургов проводит уже одномоментно шунтирующую операцию в обход пораженного отрезка.

В октябре этого года больница имени Савченко готовится отметить 60-летний юбилей. Доктор Дударев вместе с коллегами наверняка встретит эту дату на дежурстве. Потому что нет ничего важнее человеческой жизни.