«Это было предметом благосостояния дома». История и технология создания фарфоровой куклы

02.04.2018 - 10:03

Хрупкие, но такие прекрасные, с выразительным взглядом, волосами как струящийся шелк, длинными ресницами и белоснежной кожей, они выглядят словно живые. При виде такой чарующей красавицы из фарфора, мысли любой женщины-мечтательницы возвращаются прямиком в детство. 

Первые фарфоровые красавицы появились на свет в 1730 году, в таких странах, как Италия, Франция и Германия. Но наиболее активно куклами занимались немецкие и французские мастера. Сначала каждая из них изготавливалась вручную, поэтому считалась эксклюзивной. Чуть позже кукол стали выпускать уже промышленным способом, однако это не лишило фарфоровых красавиц очарования. С такими куклами играли дети многих стран, а взрослые скупали их для своих коллекций. 

Ирина Мумина, директор галереи искусств: 
Прежде чем стать предметом коллекционирования и игрушкой, кукла была и тотемом, и средством для проведения обрядов. В некоторых странах рисовали яркие кукольные лица, а другие народности, наоборот, не рисовали никакого лица. 

Французские и немецкие куклы пользовались особенным спросом, и были известны далеко за пределами своей родины. Куклы были роскошной мечтой любой маленькой барышни того периода. Не все родители могли так порадовать своего ребенка. А если у малышки и появлялась фарфоровая модница, то играть с ней она могла только под пристальным взором гувернантки. 

Ирина Мумина:
Сначала была очень популярна фарфоровая кукла из глазурованного фарфора. А потом уже ближе к концу 19 века стал очень популярен именно бисквитный фарфор. Делали очень благородные черты лица куклам и очень была большая схожесть с человеческими лицами. 

С фарфоровыми куклами были запечатлены многие принцессы и аристократки того времени. Сейчас в музеях можно встретить викторианские посмертные фотографии, на которых девочка будто уснула вместе со своей красавицей-игрушкой.

Ирина Мумина: 
Как в Россию пришла фарфоровая кукла, её покупали в основном в Париже, и это было предметом благосостояния дома. И самое интересное, что в то время кукол в основном приобретали мужчины. 

В конце 19 века по заказу иногда изготавливали кукол, внешне похожих на будущих хозяек. Это тоже придавало очаровательным фарфоровым красавицам особенный шарм и привлекало внимание.  

Ирина Мумина:  
Есть еще такая интересная особенность у фарфора: чем фарфор старее, тем он светлее. По сравнению с куклами, которые делают сейчас, у них очень светлый тон кожи.  

История фарфоровых кукол такая же длинная и древняя, как история всего человечества. Но не менее интересно то, как в умелых руках творца рождается произведение истинной красоты и утонченности.  

Ирина Мумина:
Начинается это все со слепка из специального пластилина, потом эту форму делают из гипса, а потом уже в эту гипсовую форму вливают сам фарфор. Потом достается именно в тот момент, когда он еще пластичен. 
А потом уже созданный объект он помещает в печь, и она находится под температурой в 1200 градусов. 

Сейчас куклы – не такая редкость и роскошь, как раньше. Но все равно эти хрупкие леди вызывают неподдельный восторг и продолжают очаровывать своей изысканной красотой: кого – на выставках, кого-то – на картинках, а кого-то – в частной коллекции.  

Люди в материале: Ирина Мумина
Loading...


Принц из сказки Короткевича и белорусская Золушка. Сотрудница Ботанического сада создаёт кукол по мотивам сказок



От ее улыбки становится светлей! Миссия у цветочной феи нелегкая – выходить 300 сортов хризантем. 

Светлана Цеханович, научный сотрудник Центрального ботанического сада НАН Беларуси, мастер по куклам:
Напрыклад, назва «Калабок». Калі яна на полі расцвітае, то яна нагадвае сабой сапраўды нейкі запечаны бачок пад сонцам, які саскочыў і як раз пабег ад бабулі, дзядулі.  

Я не пашкадавала ні аднаго дня, што трапіла ў батанічны сад. Гэта прырода, усе жывое, рухаецца. Кожны дзень не падобны адзін на адзін. Часам у мяне тут гучыць класічная музыка, якая прыемная мне. Я думаю, што ім таксама прыемна.  

А ведь не так давно Светлана изучала споры грибов под микроскопом, но затяжной декретный изменил все в корне. Многодетной маме захотелось сделать для дочурок кукол. На тильдах дело не остановилось. Случайно попала на выставку, и закружило в водовороте идей. Сходила на мастер-класс и вспомнила дедушкины сказки, когда на каникулах собирались в деревне и устраивали кукольные спектакли.  

Светлана Цеханович:  
Напрыклад, «Сіняя світа налева пашыта». Вось сядзіць цар, у яго вось гэта чароўная кніга, ен апрануты так як цар. Ен па гэтай кніжачцы шукае сінюю світу. Сіняя світа пераўтвараецца то ў кветкі палявыя, то ў такіх звяроў, каб схавацца ад гэтага цара. Прыйшлося закупіцца некаторымі кнігамі. Па старым фатаздымкам я гляджу, як людзі апраналіся.  

И в руках самоучки стали появляться жар-птицы и Пилипки. Все по мотивам белорусских сказок и фольклора. Каждый сюжет волшебница старается превратить в сценку – такой театр на ладошке. Здесь и тяжелая крестьянская доля, и паны-задзіры, и любимый юмор, и нечистая сила. 

Например, знали ли вы, что у нас есть своя Золушка?! Только звать ее Папялушка в сказке «Свіны кажушок». Помогает девушке-сироте не фея, а ее родная мама. Дарит красивое платье и зайца, на котором она мчит на религиозный праздник, где встречает красавца-князя и, конечно, теряет туфельку.   

Светлана Цеханович:    
Гэты чароўны дзядок з казкі «Янка-сірацінка». Ен як бы падкармлівае ўвесь час гэтага беднага Янку, які зусім бедна жыве, яго бацькі паўміралі. Потым сказаў: «Ты мяне так стаміў, вазьмі ты залатую табакерку, і яна будзе выконваць твае жаданні». Калі яны выстаўляліся ў літаратурным музеі, то многія потым ішлі і чыталі гэтыя казкі, і вельмі былі зацікаўлены такімі сюжэтамі.   

С «чемоданом сказок» Светлана путешествуют по музеям, а в закулисье – кропотливый труд. Лица, руки и ноги лепит из полимерной глины, окрашивает акрилом и покрывает лаком. Все – от пояса Витовта до волчка-серого бочка из дремучих лесов – делает сама. И лен превращается в шляхетское платье, а шерсть козы – в красивые локоны. Но самое главное – васильковые глаза, в них душа белоруски.   

Кто-то вспомнит свое детство с Дедом-Бородедом, узнает мудрый прищур бабушки или старых-добрых героев Короткевича. К 90-летию писателя мастерица открыла новую главу.  

Светлана Цеханович:  
Адна з казак – «Ноч». Там скача прынц у выглядзе ночы на чорным кані і нясе як бы спакой па той краіне, дзе ен ахоўвае сон і спакой.   

Галина Варенова, ведущий научный сотрудник Государственного литературного музея Янки Купалы:  
Я лічу, што ў Караткевіча заўседы была маладая і чуйная душа. Вось гэтае дзіця ў ім жыло заўсёды. Ен умеў убачыць цуд у кроплі вады і распавесці аб гэтым усім так, каб паверылі, каб самі гэты цуд убачылі.  

Со своих «зеленых метров» Светлана, как эльф, уносит вдохновение, и продолжение следует. В скором времени появятся куклы, которых можно не только созерцать, но и играть, окунаясь в родник белорусской культуры.  

Светлана Цеханович:  
Дарослым казкі яшчэ больш патрэбныя, таму што яны даюць падказку да нейкай жыццевай складанай сітуацыі, гэта мудрасць. У беларускіх казках паказана шмат цярпення, любові, павагі да іншых. Яны натхняюць на нейкую іншую лепшую думку.   

Как говорил Владимир Короткевич: «Делай неожиданное, делай, как не делает никто, – и тогда победишь!» Наша героиня – тому подтверждение.