«Это многослойный пирог и очень непростой механизм». Владимир Карачевский о том, как устроен «Беларусьфильм»

23.11.2021 - 12:08

Новости Беларуси. Гость программы «В людях» – Владимир Карачевский, генеральный директор РУП «Национальная киностудия «Беларусьфильм».  

Юлия Артюх, СТВ:  
Как вы себя ощущали, когда пришли в кинопроизводство с должности директора Республиканского театра белорусской драматургии? Тяжело было?  

Владимир Карачевский, генеральный директор РУП «Национальная киностудия «Беларусьфильм»:  
По первому образованию я музыкант, у меня довольно-таки богатое воображение. Как вы понимаете, человек, который обучался и много жил в музыкальном мире, – понимание работы творческого человека. Кроме того, работа на сцене, работа с актерской средой, работа режиссера. Ты понимаешь, как создается произведение, каким образом строится образование в сфере культуры. Ты понимаешь, как организовывается процесс – будь это создание концерта или спектакля. Когда ты понимаешь все эти механизмы и сферу, потом легче воспринимать. В моем послужном списке есть большой опыт административно-организационной деятельности. Я побывал начальником отдела культуры, управления культуры, первым заместителем министра, директором театра. Я понимаю сверхзадачи, которые, бывает, стоят перед предприятием, как работает целиком система взаимоотношения с государством, каким образом работать с бюджетом, по какому принципу выстраиваются планы работы предприятия. Поверьте, что киностудия – это многослойный пирог и очень непростой механизм, состоящий из очень разных сегментов. Я пришел относительно подготовленным. Не сказать, что очень подготовленным.  

Юлия Артюх:  
Вы пришли в сложный период для «Беларусьфильма». Театр вы уже подняли на высокий уровень, добились определенных успехов, а на «Беларусьфильм», когда там были сложные проблемы.  

Владимир Карачевский:  
Киностудия «Беларусьфильм» – вообще очень сложный механизм и объект. Во-первых, государство взяло на себя большую ответственность на протяжении 30 лет поддерживать киностудию, которая создавалась в советское время и должна была работать на рынок, больший чем 10 миллионов – всесоюзный. Такая большая киностудия – это дорогое удовольствие для такой маленькой страны, как наша. Такая киностудия может успешно существовать при наличии большого количества заказов и внешних связей, потому что внутренний рынок очень небольшой. Это чуть больше 100 кинозалов, три ведущих телеканала и не очень большая зрительская аудитория. Говорить здесь об окупаемости очень сложно. Государство поддержало сохранение киностудии, сохранение кадров, школы и кинобиблиотеки, потому что во многих странах постсоветского пространства библиотеки перешли где-то в частные руки, где-то иностранные компании забрали, и единицы киностудий обладают собственной библиотекой.  

Юлия Артюх:  
Вы когда пришли, буквально полгода как сменили должность, в одном из интервью сказали, что вы себя ощущаете как реформатор. Какие реформы произошли?  

Владимир Карачевский:  
Так оно и есть. Во-первых, была поставлена задача найти правильный алгоритм существования киностудии, и после реконструкции мы начали изучать всю ситуацию, связанную с киностудией, подняли со дна все проблемы, начали пересчитывать экономику, анализировать ситуации, связанные с существованием киностудии на территории не только постсоветского пространства, но и как вообще существуют киностудии, киноиндустрия в других странах и начали искать вариант существования, какая должна быть киностудия. Что надо, сколько должно быть людей, что рентабельно, что нерентабельно, от чего стоит отказаться. Какие должны быть общестудийные расходы, что приносит прибыль, где надо больше развернуть информационную кампанию. Мы провели инвентаризацию всех наших производственных мощностей, как используется оборудование, какой коэффициент полезного действия тех или иных специалистов, какое состояние библиотеки и наших имущественных прав, потому что, занявшись всем и проведя большую за это время работу, мы только сейчас начали понимать, как должна существовать эта киностудия. Потому что узел был труднейший, и мы продолжаем его развязывать.  

Владимир Карачевский:  
Остались проблемы, которые существовали не один год. Я не хочу пожаловаться на кого-то, просто киностудия не была готова к существованию в новых экономических условиях, геополитических. Где-то привыкли до 2012 года – вот, был успешный российский рынок, туда продавались фильмы, принималось в таком качестве, очень много российских фильмов снималось на базе киностудии. Я не говорю, что она все время не была успешной, но хочу напомнить, что с 2010 года начали меняться правила игры. Киностудия перестала быть монополистом в производстве фильмов на территории Беларуси. Появились частные компании, которые стали конкурировать. Они начали демпинговать цены, предлагать новые услуги, и часть клиентов, которые раньше обращались только на киностудию, начали уходить в частные киностудии. Плюс наш постоянный партнер, Российская Федерация, тоже начала защищать свои интересы. Они перестали ездить по каждому поводу и снимать в Беларуси, начали развивать возможности кинопроизводства в своей стране.  

Владимир Карачевский:  
Произошли еще и реформы в плане законодательства в Российской Федерации, когда начали вводить систему рибейтов, бонусов, строительство новых киностудий в регионах. Я честно признаюсь, что придя на киностудию, мне заново пришлось налаживать все связи с партнерами ближнего и дальнего зарубежья. С нуля пришлось. Плюс придумывать, чем мы можем быть интересны для одних, для вторых, для третьих. Да, было. Я не говорю, что совсем не было. Велась реклама за рубежом, киностудия была представлена и на Каннском кинофестивале, но нужна была уже более агрессивная политика в плане продвижения киностудии на других рынках.  

Читайте также:  

Карачевский о «Лiстападзе»: «Мы собрали программу фестиваля. Теперь пусть дает оценку зритель»  

Стать отцом в 44 года. Почему это совсем другие ощущения, рассказывает Владимир Карачевский  

Какое кино любит генеральный директор киностудии «Беларусьфильм?  

Loading...


Где ищут вдохновение белорусские аниматоры и почему даже строитель может стать кинорежиссёром?



Новости Беларуси. Мир празднует день рождения кинематографа, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ. Появилось кино во Франции, но скоро стало родным для каждого благодаря режиссерам, кто через камеру показывал мир со своим национальным колором.  

Чем отличается белорусский кинематограф и на что способна анимация – материал Полины Королевы.  

Декабрь, Париж, бульвар Капуцинок. Здесь и по сей день находится «Гранд кафе», которое обрело мировую славу. Разумеется, как место рождения кинематографа. Ведь в этот день в 1895 году небезызвестные братья Люмьер устраивают здесь первый массовый показ «синема» за деньги. На радость публики в «Гранд кафе» и представили 10 картин, первая из них – «Выход рабочих с фабрики».  

Полина Королева, корреспондент:  
А вот легендарный фильм «Прибытие поезда» был показан только спустя год, и, вопреки мистификации, зрители не бежали из зала, боясь, что их раздавит локомотив. В итоге, декабрьский кинопоказ принес всего 33 франка чистой прибыли. Но уже тогда стало понятно, что синематограф одно из самых амбициозных направлений в искусстве.  

Татьяна Нагорская, аниматор киностудии «Беларусьфильм»:  
Кино помогает приобрести какие-то эмоции, которых не хватает в жизни.  

Даниил Жюгжда, художник-постановщик анимационного кино киностудии «Беларусьфильм»:  
Рассказывать можно сколько угодно, но если один раз посмотришь что-то и у тебя это вызовет эмоции, захочется непонятно почему плакать, переживать, захочется чего-то, вот и будет ответ, почему.  

Отклик на состояние реальности – это одна из задач кинематографа. Но в мире происходят вещи, рассказать о которых не может даже кино. Вещи слишком страшные или ирреально сказочные. Помогает в таком случае анимация, вдохновение для которой можно черпать отовсюду.  

Даниил Жюгжда:  
Молодого человека, который едет в метро, он засыпает, кивает головой. Или чау-чау, которую хозяйка одела в такую одежку, она идет по снегу, и ей это не нравится.  

Начиная с 2011 года, согласно указу Президента, студия «Беларусьфильм» должна выпускать не менее 90 минут анимации. Так, за год здесь одушевляют до семи фильмов кроткого метра. В последнее время осваивают и новые темы – Великая Отечественная и мировые войны. Сейчас путешествует по фестивалям мультфильм о событиях в минском гетто под названием «263 ночи».  

Еще одна гордость аниматоров – букварь. Каждую букву которого сопровождает мультфильм. Он привязан QR-кодом, перейдя по которому ребенок познакомится с самыми неожиданными возможностями белорусского языка. Впрочем, анимация не только для детей. Это семейные фильмы. Сейчас же белорусская мультипликация находится на пороге перемен.  

ИгорьГалиновский, директор студии анимационных фильмов:  
У нас начали спрашивать больше именно о коммерческой реализации фильма. Нам приходится перестраиваться на рельсы индустриальной анимации. Индустриальная анимация изначально делается как коммерческий проект. Главная цель – это продажа.  

И все же анимация «Беларусьфильма» высокохудожественная. Каждый режиссер нацелен, чтобы его фильм увидел мировой зритель. Тем более, что знакомит наша мультипликация с пытливой и своеобразной душой целого народа.  

Татьяна Нагорская:  
Она легкая, своя, родная. Что-то есть такое этническое. Я не знаю, я это просто чувствую.  

Даниил Жюгжда:  
Отличие это, наверное, какая-то внутренняя идея, информационное поле. Мы, режиссеры, художники, аниматоры, можем думать не так, как другие. Наша идея, может быть, какая-то национальная, этническая, имеет другие корни, культурные коды.  

Многие, кто приходит в анимацию, изначально занимались совершенно другим. Но, оказывается, в этом деле важен не столько диплом, сколько жизненный опыт, история, которую может рассказать человек.  

Даниил Жюгжда:  
Нужен, главное, какой-то эмоциональный багаж, опыт. Режиссером может быть строитель, техник, инженер, потому что он понимает что-то и может это передать.  

Именно за историями охотится зритель, а еще – за эмоциями и знаниями. Ведь с каждым новым фильмом мы растем. После хорошего кино мы чувствуем себя иначе, чем до просмотра. Как говорится, целый мир в коробке с карандашами. И мир без дна.