«Это – самая дальняя от зрителя часть сцены, которую он обычно не видит»: заглянули за кулисы Большого театра

30.05.2018 - 23:23

Большой театр – мы видим его блеск и роскошь. И порой забываем, что это – ещё и целый мир, который работает по своим законам.

Мы заглянули за кулисы, чтобы подсмотреть, что происходит в театре тогда, когда зал пустеет.

Екатерина Власова, экскурсовод:
Сегодня в Большом театре Беларуси установлена самая современная сцена-трансформер.

Площадь всей сцены составляет 698 квадратных метров.

Сцена состоит из нескольких участков. Это – самая дальняя от зрителя часть сцены, которую он обычно не видит, её закрывают декорации.

Основная рабочая площадка.

И авансцена, которая находится перед занавесом.

 

Трансформером сцена называется неслучайно. Она состоит из 21-ой подъёмно-опускной площадки. Это значит, что под сценой находятся 20 люков-провалов, которые поднимаются и опускаются независимо друг от друга. 

А ещё на сцене предусмотрены так называемые сменные полы.

Екатерина Власова:
Сменный пол есть у нас оперный и балетный. Оперный – это пол с поворотным кругом и кольцом. То есть, круг и кольцо могут двигаться как вместе, в одну сторону, так и в разные стороны, независимо друг от друга.

Это создаёт иллюзию движения, смену картин, смену декораций.

Всё для того, чтобы зрителю было максимально интересно и удобно смотреть спектакль. Балетный пол представляет из себя эластичное покрытие, максимально комфортное для артистов балета.

Сцена Большого театра имеет уклон в сторону зрительного зала в 4 градуса.

Это позволяет зрителям лучше видеть, что происходит в глубине сцены.

Екатерина Власова:
Кроме нижней машинерии сцены, у нас ещё есть верхняя машинерия сцены. Это – более 500 осветительных элементов, софитов находятся у нас на сцене, в карманах сцены и по периметру зрительного зала.

Также 67 штанкет для подъёма мягких декораций.

То есть, одновременно 67 крупных полотен может быть подвешено.

Кстати, нам удалось подсмотреть, как меняется пол на сцене Большого. Но оказалось, что двигаться может не только он.

Екатерина Власова:
Оркестровая яма театра также может располагаться на разных уровнях по отношению к зрителю. Она может быть опущена, как сейчас, вниз. Либо пол оркестровой ямы опускается ещё ниже.

Заезжает в карман под зрительным залом.

А чистый пол – без всех пюпитров, стульев и инструментов – поднимается и устанавливается в планшет сцены.

Большой театр – это не только искусство.

Это ещё и огромные механизмы, невидимые хитрости и сложные машины – и всё ради того,  чтобы зритель из зала мог, хотя бы, на мгновение поверить в сказку.

Люди в материале: Екатерина Власова
Loading...


«Я почему-то всегда опасался этой оперы». Премьера «Риголетто» состоится в Минске



Новости Беларуси. Именитые мастера оперного искусства готовятся выступить в Большом театре Беларуси, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Показ драмы Джузеппе Верди «Риголетто» состоится вечером 25 февраля. Это тот самый уникальный случай, когда в Минске на одной сцене главные партии исполнят сразу три всемирно известных исполнителя. Среди них и наши соотечественники. Накануне прошли репетиции.  

В постановке молодые и маститые оперные певцы, которым аплодирует весь мир. Это и солист Мариинского театра Владислав Сулимский, и обладатель спецпремии Фонда Владимира Спивакова Павел Петров. Перевоплотится в свою героиню и заслуженная артистка России Надежда Павлова, чьё трепетное сопрано прозвали настоящей сенсацией в мире оперы. Такое звёздное трио на минской сцене удалось собрать впервые.

Надежда Павлова, заслуженная артистка России:
Музыка потрясающая, но ещё, конечно, сюжет и то, что проживает главный герой, его эмоции. Безусловно, это, конечно, такая бенефисная партия для баритона.



Павел Петров, солист Большого театра Беларуси:
Когда я учился у нас в консерватории, пришёл к нам в театр, как раз исполнял квартет из «Риголетто». И я почему-то всегда опасался этой оперы. Не хотел её петь, потому что она очень сложная. После того, как я её исполнил, понял, что она очень для меня удобная.

«Билеты продавали с условием, что ты купишь ещё несколько на оперу. На самую неходовую». Ажиотаж на балеты Елизарьева царил в 70-ые

«Риголетто» разучен труппой на итальянском, родном языке Верди. Но исполнят его с русскими субтитрами.