«Это сказка для детей и взрослых». Как мастер из Станьково создал уникальный кинетический театр

25.06.2018 - 10:41

Вероника Макаревич, корреспондент СТВ:  
«Усе так добра, калі добра, усе так ладна, калі лад, і гасцей у хаце поўна, калі ў хаце есць тэатр!». В руках мастера народного творчества Андрея Мартынюка любая сказка становится явью! 

В его руках дерево оживает! Андрей Мартынюк – член Белорусского союза мастеров и лауреат премии «Человек года Минщины – 2016» – из династии творцов. Его страсть – создание уникальных часов: сочетание механики и искусства!

А совсем недавно, получив грант от Президента Республики Беларусь, он смог воплотить самое масштабное в своей практике творение – кинетический театр «Балабуха». Теперь он – украшение Центра народного творчества в деревне Станьково Дзержинского района. 

Андрей Мартынюк, мастер народного творчества:
Мне очень хотелось подключить к своей работе других мастеров, в первую очередь, мастериц нашего центра. Поэтому возникла идея о создании театра, где куклы, оформление элементов будут делаться другими мастерами.

Почти год мастер готовил чертежи и расчеты для своего рукотворного чуда. Уникальный арт-объект создан из березы. На сценах театра представлены главные народные праздники страны в исполнении необычных «живых» кукол.

Андрей Мартынюк:
Первоначально не было задумки делать портретные куклы, должны были быть куклы, отражающие национальные праздники, а когда дошла очередь до ансамбля, то я решил, почему должны быть посторонние музыканты, когда есть у нас семейный ансамбль «Пилигримы», где играют моя жена и сын.

Все персонажи созданы мастерицами Дзержинского района и являются их прототипами! А это – сам Андрей Михайлович. В каждом движении героев живет душа автора, поэтому наблюдать за их волшебным танцем можно часами.

Андрей Мартынюк:
Здесь три привода механических: первый привод верхняя часть и девушка, которая прыгает, второй привод Коляды и ансамбль и третий привод  костер, Купала, хоровод и Дожинки.

Придумать название своему чудо-творению для мастера было непростой задачей. Прочитав от корки до корки белорусский этнографический словарь, он долго не мог найти то самое слово.

Андрей Мартынюк:
Я наткнулся на слово «балабуха», раньше не слышал в белорусском языке. Балабуха – это хлебобулочное изделие, аналог колобка в России. И по содержанию, и по смыслу – это тепло, уют, дом. 

Театр «Балабуха» стал чем-то особенным для каждого, кто прикоснулся к его созданию.

Алла Белякова, мастер народного творчества:
Это сказка, сказка для детей, для взрослых, это душа. Это то, где можно постоять, помолчать и в то же время насладиться. Поэтому большому ребёнку Андрею Михайловичу огромное спасибо за эту «Балабуху»! 

Большая мечта Андрея Мартынюка – создать музей деревянной механики с экспозицией хронометров разных столетий, где будут также представлены изобретения времен Леонардо да Винчи и викторианской эпохи. Найдется место в музее и для сказки: механике в стиле фэнтэзи. Любить творчество в себе и дарить людям радость созерцания – все это о нашем мастере.



«Мы все пассажиры на поезде, который куда-то едет. И никто не знает, где наша конечная точка». Рассказываем о стендап-мюзикле «Карманный театр»



10 июля состоялась премьера долгожданного белорусского стендап-мюзикла – «Карманный театр». Для актёров и самих зрителей этот жанр – в новинку. Как создавалась пьеса, рассказываем в программе «Утро. Студия хорошего настроения».

Команда театра Геннадия Гладкова «Территория мюзикла» решилась на создание диковинной для неискушенного зрителя постановки. Со сцены Дворца культуры профсоюзов звучали смелые и порой эксцентричные обращения к зрителю.

Анастасия Гриненко, режиссер-постановщик, художественный руководитель:
Все спектакли порой рождаются случайно. Получился очень современный номер, который говорит о современных молодых людях – что их интересует.

Подготовка к выступлению началась с деталей. Постановочная группа перевела на свой лад французскую пьесу Жана Кокто, сохранив по максимуму сатирический взгляд на окружающий мир самого писателя. Команда «Территории мюзикла» в прямом смысле смогла расширить границы привычных для Беларуси постановок.

Анастасия Гриненко:
Всплыл жанр Кокто с его монологами, мы увлеклись этим человеком, потому что человек действительно очень интересный. И выяснилось, что в этом году 5 июля ему бы исполнилось 130 лет. У него есть очень интересные монологи, из которых мы решили создать вот этот стендап. Мы поняли, что это предтеча современного стендапа.

Стендап – один из самых популярных комедийных жанров, который смог одновременно и поразить, и покорить сердца зрителей. Каждый из артистов смог в полной мере прожить свою роль, ведь она – прямое отражение их реальной жизни.

Эдуард Войнилович, актер:
Стендап – это в принципе, конечно, где-то рядышком с актерской профессией, но все равно это совершенно какой-то новый, другой жанр. Это была очень необычная работа, очень интересная практика. Что-то творили, создавали, пытались по-новому сосуществовать – такая машина времени в студенческие годы, и ты один существуешь на сцене – это достаточно сложно.

«Карманный театр» – это не просто очередная комедия! Зрители и артисты вместе переживали личные обиды, пороки и недостатки, пропуская всё через призму юмора.

Дмитрий Якубович, руководитель театра «Территория мюзикла», постановщик, актер:
Это имеет отношение ко мне. Я находил какие-то общие точки соприкосновения. Мне так показалось, что мне этот монолог подходит. Не то, что я - как один персонаж – я меняю лица: Шмуль, Портной, Склимович – как одно лицо.

Главной целью постановочной группы было разрушить так называемую «четвёртую стену» и вести открытый диалог между артистом и публикой, что и легло в основу пьесы.

Анастасия Гриненко:
Звучит очень много современной музыки, даже неизвестной на нашем пространстве, популярной сейчас в англоязычном пространстве, которая говорит о людях сегодняшних, о том, что их волнует. Мы размышляем о том, что мы все пассажиры на поезде, который куда-то едет. И никто не знает, где наша конечная точка.

Неожиданный жанр смог в полной мере погрузить своего зрителя в сатирическую атмосферу двадцатого века.