«Это выглядит наивно, но работает». Андрей Лазуткин сравнил опыт «Солидарности» в Польше и протесты в Беларуси

29.06.2021 - 19:18

Новости Беларуси. Внимательный наблюдатель заметит, что схемы и методики проведения цветной революции в Беларуси как под копирку напоминают опыт польской «Солидарности». И это не удивительно, ведь центры и штабы по управлению мятежом находятся в том числе в Варшаве, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Андрей Лазуткин выделяет особенности и делает выводы. Авторская журналистика на СТВ. Рубрика «Занимательная политология» (подробнее смотрите в видеоматериале).

Андрей Лазуткин, политолог:
Сегодня предлагаю сделать небольшую музыкальную паузу.

Wyrwij murom zęby krat
Zerwij kajdany połam bat

A mury runą, runą, runą
I pogrzebią stary świat
Wyrwij murom zęby krat.

Андрей Лазуткин:
Фотографии, которые вы видите – это кадры военного положения в Польше. А сама песня является гимном профсоюза «Солидарность». Текст написал польский бард Качмарский еще в 1978 году. Но совсем недавно вы могли слышать именно эту песню на протестах. Поют ее уже не на польском, а в адаптированном белорусском переводе.

Разбуры турмы муры,
Прагнеш свабоды – то бяры!

Андрей Лазуткин:
В польском варианте тоже пели про стену, но там скорее имелась в виду Берлинская стена. Сегодня, похоже, это стены Володарки. Но почему польская песня вдруг стала гимном протеста в Беларуси? Давайте пока оставим этот вопрос.

Андрей Лазуткин:
Современные граждане Польши, допустим, мои ровесники, о временах «Солидарности» помнить не могут, и узнают о них из художественных фильмов. А что же показывают в польском кино?

Андрей Лазуткин:
На листовке, которую подбирает сотрудник спецназа, надпись: «Милиционеры, переходите на нашу сторону». Как видите, в фильме показана точно такая же сцепка протестующих, как и у нас, и даже приветствие «виктория» там есть.

Андрей Лазуткин:
Да и тактика ОМОНа не сильно поменялась, и слово «милиция» на щитах все то же. Возникает чувство, что картинку в Беларуси в августе делали в том числе для польского населения. Начиная от песен, которые широко известны только в Польше, шеренг женщин в белом, которые напоминали католический крестный ход, и заканчивая бело-красно-белым флагом, который даже визуально похож на польский. И не стоит забывать, как себя повел главный католик Тадеуш Кондрусевич, как он выехал за консультациями в Варшаву, и как в августе церкви пытались навязать роль посредника на переговорах с режимом – точно так же, как это было на польском круглом столе с Ярузельским.

Андрей Лазуткин:
То есть обычный поляк, который наблюдал эти новости по польскому телевидению, должен был подумать, что белорусский народ, также как и польский 40 лет назад, очень освободиться от русских и горит желанием чуть ли не вернуться обратно в Польшу западными областями.

Может, это выглядит наивно. Но мы уже говорили, что мало организовать цветную революцию, надо еще добиться ее международного признания. А для этого надо заранее формировать общественное мнение, в том числе и в своей стране. Что это не поляки грубо влезли во внутренние дела соседнего государства, а сами белорусы просят братскую Польшу о помощи. А что там происходит? А все то же, что у нас. Даже песни те же.

Андрей Лазуткин:
Ведь можно было выбрать и другой символический ряд. Но как интересно получилось. До и во время беспорядков использовалась наступательная риторика – «таракан», «крыса», «три процента». А после завершения беспорядков картинка полностью поменялась и началось мирное шоу, рассчитанное то ли на поляков, то ли это творчески переработанный американцами польский опыт.

Правда, с точки зрения эффективности песнями сорокалетней давности вы никого никуда не выведете. С молодежью надо говорить на понятном ей языке. И постепенно появляются другие протестные песни, типа вот таких.

Выходи, выходи гулять со мной. Выходи гулять со мной. Выходи гулять со мной.

Андрей Лазуткин:
Автозаки, расстрелы, ямы. Но ничего не бойся, выходи гулять, и тогда режим как-нибудь сам собой упадет. Аудитория таких клипов (а это, кстати, популярная группа) – лет 15-16, включая девочек. Это как раз тот возраст, который желательно затащить в протест, чтобы потом предъявлять международному сообществу ужасы нашего режима. И понятно, что детям песни польской «Солидарности», о которой они ничего не знают, глубоко безразличны, им надо что-то посовременнее.

Андрей Лазуткин:
К чему я все это рассказываю. Любая цветная революция очень хитро устроена. Манипулируют не только вами, то есть человеком, который вовлечен в протест. Манипулируют в первую очередь теми, кто смотрит телевизор где-нибудь за океаном. Ну, или чуть поближе, в Варшаве и Вильнюсе. Ведь людям, избирателям, налогоплательщикам надо в доступной форме объяснить, на что тратит деньги американская или польская разведка. А вот на что – в Беларуси новая «Солидарность», прямо как у нас когда-то, и мы просто помогаем братскому народу бурыць муры. Возможно, выглядит все это примитивно. Но вполне работает.

А с вами были Андрей Лазуткин и выпуск «Занимательной политологии».

Люди в материале: Андрей Лазуткин
Loading...


Андрей Лазуткин: «Уже звучат голоса, что мигрантов на самом деле направляет Путин, а Лукашенко – это только прикрытие»



Новости Беларуси. Миграционный кризис на границе с Польшей приобретает все более жесткие формы. На днях официальный представитель польских спецслужб сделал заявление, согласно которому – цитата – «Польша сделает так, что Беларусь сама захлебнется от мигрантов», сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.  

Кто на самом деле организует каналы миграции через территорию Польши? Чем занималась польская частная военная компания в Афганистане? И как будет работать польско-белорусский коридор с наступлением холодов? Расскажет Андрей Лазуткин.  

Андрей Лазуткин, политолог:
Как кризис пытается представить польская сторона? Есть глупые мигранты, которые не понимают, что такое граница, и просто идут пешком в сторону Польши. Что происходит дальше, вам расскажет самый честный в Европе замминистра иностранных дел.  

Марцин Пшидач, заместитель министра иностранных дел Польши:
В тексте Женевской конвенции говорится о том, что нельзя отправлять людей обратно в страну, откуда они приехали, где им грозит опасность. Так что мы не вытесняем этих людей обратно в Сирию или, я не знаю, в Афганистан. Они приехали в Беларусь легально, большинство из них хотят добраться до Германии, чтобы получить там убежище. Как только им сообщают, что это не Германия, иногда они сами решают вернуться в Беларусь, чтобы попробовать другой путь, или же их просто не пропускают польские пограничники. Мол, не заходите на польскую территорию – это незаконно.  

Андрей Лазуткин:
Мигрантам вежливо объясняют, что это не Германия, и они сами разворачиваются и идут обратно. А то, что поляки бьют их палками и подкидывают нам трупы, – ничего подобного. Поляки утверждают, что это белорусы их убили. Наверное, потому что просились обратно в Афганистан. А теперь немного о причинах миграции, как их понимает Министерство иностранных дел Польши.  

Марцин Пшидач:
Речь идет об организованной гибридной атаке белорусского режима. То, что Минск пригласил этих мигрантов, чтобы дестабилизировать нас в качестве мести за нашу политику, я имею в виду за нашу общую европейскую политику в отношении Беларуси.  

Андрей Лазуткин:
Обратите внимание, как он подчеркивает – наша общая политика в отношении Беларуси. То есть беспорядки координировали с территории Польши, финансирование СМИ шло через польские фонды, в Беларуси работал польский [ресурс, признанный экстремистским – прим. ред.], а «кризис у нас теперь общеевропейский, помогайте нам». Кстати, это интервью не для нас, а для Deutsche Welle – чтобы напомнить немцам, как полякам плохо.  

Андрей Лазуткин:
Между тем старые каналы миграции по Средиземному морю действуют уже почти 10 лет без всякой Беларуси. Но теперь к ним можно добавить сезонный коридор через Польскую Республику – на многие годы вперед. Зимой границу переходить неудобно, а вот начиная с весны этот коридор снова заработает в полную силу.  

Поляки пытаются обыграть это так, что Беларусь самолетами завозит, допустим, иракцев. Однако напомню, что у нас Союзное государство с Россией. Поэтому мигранты смогут прибывать в Польшу и с территории России, когда граница откроется, то есть без всяких белорусских самолетов. Кстати, уже звучат голоса, что мигрантов на самом деле направляет Путин, а Лукашенко – это только прикрытие.  

Но давайте посмотрим не СТВ, а самый честный «Голос Америки». Вот что о действиях Польши говорят сотрудники Amnesty International.  

Ив Гедди, сотрудник Amnesty International:
Мы увидели ужасающую, ухудшающуюся гуманитарную катастрофу, когда у группы беженцев нет доступа к еде, питьевой воде, убежищу и медикаментам. Мы также обнаружили нелегальные действия со стороны польских пограничников. Мы увидели, что за одну ночь группа переместилась с территории Польши обратно в Беларусь, что является их незаконным выдворением польскими пограничниками.  

Андрей Лазуткин:
Почему они не оправдывают своих польских друзей? А для того американцы и выводили войска из Афганистана, чтобы поток беженцев пошел оттуда в Европу. И задерживать, с точки зрения американцев, никого не нужно. Их надо принимать и передавать дальше, создавая проблемы Западной Европе.  

И, кстати, пока к нам едет средний класс. Это богатые люди, которые имеют деньги на авиабилет для всей семьи, на проживание в Беларуси, имеют документы, приезжают с детьми. А кто знает, вдруг завтра это будут бывшие бойцы вооруженных формирований, которые не просто ненавидят американцев и их союзников (их и так все ненавидят), а имеют опыт участия в боевых действиях. Поэтому польский парламент на днях одобрил строительство забора на белорусской границе за полмиллиарда долларов. И это цена, которую Польша заплатит за свою политику. Не только в отношении Беларуси, но и, например, за свою военную миссию в Афганистане.  

Андрей Лазуткин: 
Давайте посмотрим замечательные кадры польского телевидения (подробнее в видеоматериале).  

Посмотрите, как польский солдат обнимается с афганцем, только что конфету не подарил. А афганец отвечает ему по-польски, что он живет в Кабуле и помогает патрульным. Так это же недавно были ваши лучшие друзья, а теперь вы их бьете палками и спускаете собак. Вообще, была снята целая серия передач, которая в выгодном свете показывает пребывание польских военных в Афганистане.  

Андрей Лазуткин:
Но если вы думаете, что они принимали участие в боевых действиях – это не совсем так. Во-первых, это солдаты частной военной компании. Ее формируют из контрактников, и они за деньги едут в Афганистан. Здесь важно не перепутать. Бойцы «группы Вагнера», которые, например, воевали в Сирии – это ужасные российские наемники, которые воюют ради наживы. А вот это патриоты своей страны, герои в рядах НАТО.  

Во-вторых, эти патриоты не воевали, а выполняли полицейские задачи. Проводили обыски, облавы, охрану объектов, сопровождали афганские патрули. Пока американские хозяева сидели в гарнизонах. Для грязной работы американцы специально набирают граждан Восточной Европы, типа поляков. Их не жалко, а армия у Польши организована по стандартам НАТО, ими удобно командовать.  

Андрей Лазуткин:
И вот свободный Афганистан, который поляки вместе с американцами строили-строили, развалился за месяц. Кто в этом виноват? Конечно, мистер Лукашенко. Вот что говорит бывший американский посол в Беларуси.  

Кеннет Яловиц, бывший посол США в Беларуси:
Господин Лукашенко в рамках ужасающей политики, которую он сегодня проводит, решил использовать этих несчастных людей, которым пришлось покинуть Афганистан. Он принял некоторых из них в Беларуси, а затем привез к пограничной территории, вынуждая их пересекать границы соседних стран. И причина, по которой он это делает, – наказать Польшу и балтийские страны за поддержку санкций в отношении Беларуси, за критику политики Лукашенко.  

Андрей Лазуткин:
Специально для бывшего посла мы сообщаем, что каналы миграции из разрушенных вами стран организует не мистер Лукашенко, а лица тех же национальностей – афганцы, иракцы, сирийцы, но уже получившие убежище в Европе. Они помогают своим землякам в трудном деле пересечения границы.  

И это нам кажется, что все мигранты одинаковые. На самом деле в их среде есть иерархия. К высшей касте относятся арабы из Сирии и Ирака, а к низшей – жители Африки и Афганистана. И, например, умные литовцы не придумали ничего лучше, как с наступлением зимы поместить эти разные национальности вместе в литовских тюрьмах. Там начнется такой ад, по сравнению с которым польские автоматчики покажутся детской сказкой.  

Андрей Лазуткин:
Ведь почему основной поток сегодня идет на Польшу? Потому что поляки не формируют лагеря, а работают на вытеснение. Да, можно получить по голове, может, вас даже убьют. Но зато при успешном пересечении границы больше шансов выехать в Германию, а не сидеть в литовской тюрьме. Так что выбор здесь очевиден.  

С вами был Андрей Лазуткин и выпуск «Занимательной политологии».