Эту башню называют родственницей легендарной Шаболовки. Показываем оригинальную водонапорку

08.10.2019 - 12:27

Кохановскую башню называют родственницей легендарной Шаболовки. У них один отец – Владимир Шухов. С 1929 года с высоты 29 метров она смотрит на железную дорогу. Когда-то эта башня поила приходящие локомотивы. Воды нужно было больше, чем топлива. 

Николай Барышев, председатель Кохановского сельского совета:
В подвальном помещении стоит насос, и с реки Соколянка вода подавалась в эту башню.

Место выбрали неспроста. Через 25 км от Орши паровозы уже были опустошены. Оригинальная водонапорка исправно служила до 70-х годов, пока по рельсам не шагнул прогресс.

Юрий Тарасенко, местный житель:
Когда паровозов не стало, здесь подключили водоснабжение к домам, а потом убрали бак. Сейчас она стоит пустая.

И хоть Шуховскую башню отправили на пенсию, в свои 90 она чувствует себя отлично. Свой гиперболоид известный архитектор спроектировал на совесть. Металлическая паутина оказалась прочной и фантастически красивой!

Николай Барышев:
Качественно и хорошо сделано, никаких сварочных швов, все на заклепках, все рассчитано, это возводилось только при помощи лебедок и говорят, что сюда сам Шухов приезжал и наблюдал за этим строительством.

Ирина Пикулик, директор ГУ «Толочинский историко-краеведческий музей»:
Он в 1899 году запатентовал эту технологию. Емкость с водой есть очень тяжелая и если брать еще каменную башню, то основа разрушается быстро. 

Ноу-хау высоко оценили. Ажурная сетка постепенно окутала Советский Союз. В Беларуси было 4 водонапорных башни, но сохранились только 2. Еще один раритет инженерной мысли скучает в Борисове. А вообще их всего 11, поэтому неудивительно, что к 90-летнему юбилею эксклюзив включили в список историко-культурных ценностей.

Леонид Тимашков, местный житель:
Во время ВОВ ее хотели уничтожить. В 1941 году наши отступающие войска, затем в 1943 самолетом бомбили и в 1944, когда немцы отступали. Все докладывали, что башня уничтожена, но она до сих пор существует.

Леонид Тимашков не раз покорял башню в детстве. Он, как и все местные жители, бережно относится к истории и в «оба» следит за порядком.

Людмиле Матюк повезло больше всех. За углом почти Париж. 8 лет назад она приехала в этот дом и узнала от местных, что здесь во время войны у немцев была кухня.

Забирались на эту башню?

Людмила Матюк, местный житель:
О, нет, нельзя! На самом деле там ступеньки, ветхие, но тем не менее лезут и все фоткаются. И люди из России, и наши приезжают.

Кстати, Кохановский край еще и родина Михаила Савицкого. Здесь есть на что посмотреть и чему удивиться.

Loading...


«Они у меня иногда под шансон хорошо доятся». Фермер из Гомельской области завёл уникальных коров



В Микашевичах Федоровича знают, как «продавца воздуха». Но газовые баллоны поднаскучили бизнесмену и он решил разбавить их бидонами молока. Перебрался на малую родину родителей – агрогородок Ленин и завел 28 голов.

Сергей Павлович, фермер:
Чуб из 70-х. Папа у всех джерсей Яша, все они Яковлевичи здесь три пацана. Все детство, практически сколько себя помню, мы проводили с отцом. Он меня брал на ветеринарные семинары и проводили с ним все время на фермах.

Теперь про уникальных буренок счастливый хозяин рассказывает без остановки. Джерсейские красотки дают молока немного, зато жирностью в 9%. Раньше моряки брали этих коров в длительные плавания, чтобы всегда было свежее молоко.

Сергей Павлович:
Это чисто порода айрширская. Молоко считается приближенно к козьему, гипоаллергенное. За рубежом, в основном, делается детское питание.

Для своих любимых фермер заготовил сено, сделал добротный ковер из опилок, чтобы было сухо, тепло и чисто. И даже установил камеры видеонаблюдения.

Сергей Павлович:
Они для того, чтобы мы видели, как бык пошалил, если отвязался ночью. Шутка! Мы наблюдаем за растелами. Они у меня иногда и под шансон хорошо доятся.

Подъем в семье Павловичей в 6 утра. Справиться с хозяйством помогает семья. Мама-ветеринар, старший сын-аграрий и жена-домохозяйка.

Излишки молочки Татьяна превращает в творожки, сыры и масло. Фирменное домашнее блюдо – адыгейский сыр. Рецепты подсказывает свекровь и берет из Интернета, а вот чудо-агрегат придумал муж. Эксперименты – его конек.

Сергей Павлович:
Вот сухая тряпочка чистит банки. Досушивается банка промышленным феном в течение минуты, прогревается под струей 600 градусов. Надо сушить банки, потому что молоко портится, если сырая вода попадает.

Татьяна Павлович, домохозяйка:
Неудачи сыр не получился, творог подкис, собаки съели, свинки счастливы, и хозяйка поправилась.

С позитивными хозяевами и коровы на высоте. За день удой может быть около 100 литров со средней жирностью в 6%. Местные довольны, особенно бабушки, которых Павловичи не оставляют без внимания и приезжают за 15 км.

Сергей Павлович:
День сурка. Приезжаем к дому, всегда сидит кот, он встречает и ведет нас в дом. Потом уже провожает бабушка, она может и не пьет это молоко, она ждет нас.

Среди довольных и соседка Галина Александровна. С каждым глотком вспоминает детство. В банке готовые сливки, а из молока вкусная сметана на блинчики внукам. К слову, они часто заглядывают на ферму, как в зоопарк.

Галина Гулюта, местный житель:
Там у них есть коник Орлик. Мы все время заезжаем, то яблоко, то хлеб какой-то, то булочку детки дадут ему и общаются с этим коником. 

В мечтах открыть эко-усадьбу и завезти павлинов. А пока в фермерское хозяйство нужно вкладывать и работать-работать-работать, чтобы установить доильный зал и все модернизировать. Сергей Федорович нашел свою отдушину и мечтает, чтобы на деревне появилось больше единомышленников.

Сергей Павлович:
Неважно, где ты живешь, важно, как ты живешь. Можно в городе жить и не видеть ни цирка, ни каких-нибудь других городских прелестей. Было бы еще пару человек таких, загрузили бы все и на молокозавод.

Кто не рискует, тот и не собирает сливки.