Евгений Пустовой: за Карпатские горы зашло солнце медийной демократии

06.02.2021 - 20:45

Блицкриг на украинском медиаполе: в Киеве после указа Зеленского молниеносно закрыты три телеканала – «112 Украина», NewsOne и ZIK, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Юлия Алексеюк, СТВ:
Зрители остались без контента, журналисты – без работы. Слишком громкая свобода слова! Так осталась ли медийная демократия в соседнем государстве?

В своей авторской рубрике рассуждает Евгений Пустовой.  Подробнее в видеоматериале.

Евгений Пустовой, корреспондент:
У меня траур. Жаль, нет черной рубашки, надел бы. За Карпатские горы зашло солнце медийной демократии. Похоронена вера в незалежну пресу самостійноі Украины. 

Здравствуйте, это «Политика без галстуков и купюр». Это Евгений Пустовой. Это СТВ. Это самый народный канал на одном из самых демократичных медийных пространств. Ну, а чего же нет? У нас одним росчерком пера апошняга дыктатара Эўропы телевизионные каналы не закрываются. А в Украине все просто: нажали на рубильник и опа…

Loading...


Евгений Пустовой: народу разбрасывали поношенную гуманитарку, а взамен на Запад вывозили наших детей



Новости Беларуси. Конституционная реформа – вызов времени или планомерное развитие белорусской модели государственности? Кому первому принадлежит авторство законодательных инициатив и что обязательно надо напечатать в Основном законе?

Авторское мнение Евгения Пустового. Рубрика «Политика без галстуков и купюр» в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Евгений Пустовой, политический обозреватель:
Готовьте камни. Некоторым будет больно. Поймут те, кого это касается. Сегодня будет политика без галстуков и точно без купюр.

Магазины без товаров, кошельки без денег, молодежь без перспективы, страна без будущего, даже заводы без окон, сквозняк в головах политиков. Зато «Чарнобыльскі шлях», который вел страну на погост, постоянные политические оргии националистов и реальные забастовки обманутых белорусов.

А еще страх от свиста бандитских пуль в центре Минска, уголовные столицы в стране и хулиганы в подворотне. Преступления повсюду – в высших эшелонах власти и сельской глубинке. Над людьми настолько надменно измывались, что даже на передовицах центральных газет не стеснялись смаковать подробности самых страшных преступлений.

Евгений Пустовой:
Народу разбрасывали, как военнопленным концлагерей, поношенную гуманитарку, а взамен на Запад вывозили наших детей. Взрослые сами убегали, прельщенные красивой рекламной оберткой. Народ кормили развратом и заграничным фастфудом, а еще порциями впихивали демократию. На людей в форме выливали помои – это демократия. Ветеранов войны, воинов-интернационалистов, людей труда пригвоздили к стене позора – это демократия, зато на небосводе махрового национализма расцвели имена новых героев – забытых коллаборантов – это тоже демократия. Проворные богатеи бесчинствовали, на рынках звучал блатной шансон, да и вся страна напоминала базар.

Западные спонсоры скупали независимость и нашу историю, колхозы и заводы присваивали, вернее, акционировали номенклатурщики. И все, кто хотел, торговал своей совестью и украденным имуществом. Страна катилась в бездну демократии, уготованной для унтерменш. Просто никто об этом открыто не говорил. Это демократия. Дальше только панихида. И ее бы справили иностранные пастыри из Вашингтона. Сколько тогда их развелось.

Наталья Карпович о нормах семейного института: если гражданин сменил свой пол, это может быть предметом дискуссий. Подробнее здесь.

Евгений Пустовой:
Но народ тогда еще не читал Telegram-каналов. Голодный и разутый приватизацией не дал обуть себя в лапти. Определились – кто разумом, кто сердцем. Выбрали пускай и неотесанного новыми веяниями времени сына своей земли, который, возмужав, стал Батькой. Свой дом он не дал в обиду. И Сороса дипломатично попросил из дома, и тех, кто, развалившись, закинули свои ноги в красный угол белорусской хаты, за шиворот выбросил. И только когда народ поддержал Конституцию «последнего диктатора Европы», страна начала дышать полными легкими.

Опытный политик знает, что политический дресс-код можно освоить. Но любящее сердце или есть, или нет. Поэтому и сам Лукашенко понимает: такую президентскую Конституцию оставлять нельзя. Он уйдет, а вместе с ним эпоха. Первого Президента, порой ошибающегося, но переживающего за свой народ, порой жесткого, но смелого. Не неравнодушного менеджера, а эпоха непредающего лидера, эпоха Батьки.

Евгений Пустовой:
Сколько поколений белорусов ждали такого Лукашенко. И смотрите: совпало и время возможностей, и харизматический лидер, который смог его использовать. Даже невероятные признают: после Витовта не было достойного правителя. Была аннексия Варшавой, насилие и геноцид. Александр Лукашенко уже в истории, но и сам он историк. Поэтому понимает, что ошибки прошлого нельзя повторять.

Под новые реалии – новый Основной закон. 2020 год показал: тот, кто считал себя самым невероятно думающим, как аборигены на бусы чужаков поддались политтехнологиям. Поэтому нужна система сдержек и противовесов. Когда исконно славянское вече будет облечено в законодательные формы классической демократии.

Читайте также:

Лукашенко: «Никаких конкретных личностей в Конституции быть не должно»

Лукашенко: они уже готовятся сломать Конституцию и снова вывести на улицу народ. История ничему не учит

Лукашенко: все будет зависеть от того, какой Президент придет на смену. Поэтому мы и подстраховываемся ВНС

Подробнее смотрите в видеоматериале.