«Фламенко очень разгружает психику»: зачем ещё учить старинный испанский танец

02.11.2017 - 13:10

Один из способов борьбы с недостатком солнечного света – музыка, песня,  танец… Например, фламенко. Откуда к нам пришла эта традиция и, главное, в чем ее нота «соль»?
Татьяна Рощектаева-Подгайская, руководитель студии фламенко:
Фламенко – есть несколько переводов этого слова, несколько этимологий названия.

Самое распространённое – это от слова «фламо», испанского «пламя», «огонь».

Некоторые переводят, как фламандский нож. Некоторые переводят от фламинго, потому что некоторые позы похожи на птицу. Но это – теории. Одна из версий перевода – это перевод с арабского «беглый крестьянин». Почему именно такое название? Сама суть – история фламенко, как оно образовалось, Во времена арабского халифата на территории современной Испании, Андалусии, жили народы разные: арабы, евреи, ну, не испанцы, христиане и цыгане. Всё было хорошо у них. И началась Реконкиста, когда освобождали земли Испании. И арабов, евреев и цыган ссылали в так называемые гетто.

И вот именно они, изгои, делясь своей культурой друг с другом, дали рождение новому стилю – фламенко.

Татьяна Рощектаева-Подгайская, руководитель студии фламенко:
Первоначально были песни фламенко, которые называются «канте хондо» – это глубокое пение. Эти песни, первоначально, очень грустные. Весёлые приходят позже. По смыслу они – бытовые. Очень много о смысле жизни, том, что происходило в то время на той территории.

Так как они все были изгнаны, весёлого в этих песнях было мало.

Чуть позже к песне примкнул ритм. Именно он определяет характер фламенко.
Татьяна Рощектаева-Подгайская, руководитель студии фламенко: Сначала это были песни под ритм. Есть даже такие стили, в которых и сейчас нет музыкального сопровождения: звучит песня и ритм отбивают на кузне, вот как кузнец бьёт, он отбивает ритм и в нём поёт кантаор – певец. 

Со временем к песне и ритму присоединяется гитара, а затем и сам танец.

В XVIII-XIX веках цыгане вынесли в народ горячую культурную смесь беглых крестьян. А в начале XX века фламенко ждет новая волна возрождения – искусство «из низов» выходит на международную сцену.
Татьяна Рощектаева-Подгайская, руководитель студии фламенко:
В настоящее время у нас уже новый этап фламенко, современное фламенко, когда есть авангардные спектакли, можно сказать, что это язык современного искусства, который можно использовать, но в то же время оно очень чётко сохранило свои корни, свою структуру.

Удивительно, но свою страсть к фламенко Татьяна открыла в себе задолго до того, как познакомилась с этим танцем.

Татьяна Рощектаева-Подгайская, руководитель студии фламенко:
Я когда-то посмотрела фильм «Кармен», когда была ещё маленькая, Карлоса Сауры, культового режиссёра. И меня до такой степени впечатлил этот фильм, что кадры и музыка из этого фильма остались со мной на долгое время.

Я всегда тяготела к испанской культуре.


Я учила язык. И потом я пошла танцевать фламенко, это были стилизованные танцы, очень красивые танцы, у нас в коллективе был потрясающий хореограф.

Но я понимала, что это не то, что мне нужно что-то настоящее.

И тогда нам с моим мужем предложили поехать в Испанию и поучиться там искусству фламенко.

Как себя ощущает танцор во фламенко, Татьяна наблюдает изнутри за собой и за своими учениками.
Татьяна Рощектаева-Подгайская, руководитель студии фламенко:
Во-первых, это – уверенность в себе. Во-вторых, фламенко очень разгружает психику, я бы сказала, это своеобразная психотерапия. Очень многие во фламенко открываются.

Фламенко – это не мимолетное увлечение. 

Это искусство, которое остаётся с тобой на всю жизнь.

Татьяна Рощектаева-Подгайская, руководитель студии фламенко:
Для того, чтобы танцевать, играть, петь фламенко – нужно пронести через себя. Иначе будет фальшиво. И мы продолжаем учиться до сих пор.

Loading...


«Когда я хотела посмотреть мультик, у меня в семье все включали балет. И я его ненавидела». Хореографы рассказали о своей работе



«Прогибаем спинку, тянем стопу, делаем волну, подтянули животики!» Для юных танцовщиц такие команды уже привычны. Аккуратно собранные в пучок волосы, ровная осанка, грациозная походка – девочки с детства учатся быть стройными, гибкими и подтянутыми. В «Минск и минчане» о том, как под руководством любимого тренера дети выражают себя творчески.

Евгения Шуляк, хореограф-педагог:
Это младший концертный состав нашей школы. Дети занимаются первый-второй год. Им 6-7 лет, но они уже успели несколько раз выступить на конкурсах и на концертах. То есть дети достаточно способные.

Сейчас ребята готовят номер на военную тематику, который войдет в состав большого танцевального спектакля, посвященного 75-летию Победы в Великой Отечественной войне.

Евгения Шуляк:
Он рассказывает о надежде, так как военная тематика – очень больная тема. Не хотелось бы деткам что-то трагическое танцевать. Хотелось долю позитива внести.

Этот отрывок хореограф ставит под музыку белорусской группы «Детидетей». Удивительно, но каждый танцевальный спектакль Евгении, показанный на сцене, каждая рассказанная в танце история срывают бурю оваций! Они тонкие, пронзительные и очень гармоничные.

Евгения Шуляк:
Идеи приходят, в основном, когда я музыку нахожу. Бывает, наоборот. Какой-то жизненный опыт, книжку прочитала – у меня какие-то свои чувства, и захотелось перенести это в танцевальную постановку. Может просто ехать троллейбус: увидеть, как колеса крутятся, и захотелось сделать что-то такое.

Старший концертный состав – команда «Драйверы», вместе со своим педагогом объехала полмира и даже стала победителем престижного конкурса Dance of Europe. А первые выпускники талантливого хореографа уже сами работают тренерами!

Евгения Шуляк:
Направление называется «современный эстрадный танец». Но я больше занимаюсь с детьми контемпом и современной хореографией. Я считаю, что это направление больше растанцовывает и подготавливает. Особенно, когда выбирают профессию – хореографию. Это направление достаточно хорошо подготавливает и дает базу.

Поразительно, но в детстве наша героиня даже не думала связывать свою жизнь со сценой. Но генетика взяла свое.

Евгения Шуляк:
Я хореограф в третьем поколении. Бабушка Вагановское училище закончила, маме 69 лет – она до сих пор преподает в колледже искусств в Гродно. И я в детстве никогда танцами не занималась, не любила. Потому что всегда, когда я хотела посмотреть мультик, у меня в семье все включали балет. И я его просто ненавидела. Но я росла в 90-ые года. И будучи в 7-ом классе, будучи подростком, я пошла на танцы, и мне очень понравилось, до мурашек.

Поступив в колледж, Евгения сразу же пошла преподавать. Ее первыми подопечными стали ребята из детского дома. Долгое время будущий педагог занималась и сольной танцевальной карьерой, и работала артисткой балета в Гродненской филармонии. Окончательное решение помогла принять семья.

Евгения Шуляк:
Закончив университет, я вышла замуж, родила ребенка и поняла, дети – это мое все. И я очень захотела работать с детьми. Для меня быть педагогом – это, в первую очередь, знать очень хорошо то, что я им преподаю. Постоянно самой развиваться и постоянно искать новые идеи. Потому что просто учить одинаково все время не получается. С каждым годом хореография усложняется, появляется куча новых коллективов и новых конкурсов, соревнований, проектов. Постоянно приходится идти в ногу со временем, постоянно приходится самой развиваться, стараться иногда быть таким же ребенком, как мои дети, чтобы они меня понимали.

Такого же мнения придерживается и Алексей Решетник. Для своих воспитанников он не просто друг – старший брат.

Алексей Решетник, педагог-хореограф (хип-хоп):
Я не люблю, когда ко мне обращаются на Вы. Я люблю, когда дети со мной на одном уровне. Но при этом понятно, что они слушаются, всегда ценят, что делаю, что говорю. В любом случае должна быть какая-то ось, когда ты можешь с человеком обсудить что-то личное, например.

Есть у «хопера» Алексея еще один педагогический секрет.

Алексей Решетник:
Я вывел для себя такую формулу – в первую очередь, нужно самому выступать с детьми. Если есть человек лидирующий, то, как правило, все под него подстраиваются. Если дети танцуют сами по себе, они иногда теряются. И годы практики – постоянно танцевать. Чтобы они выползали из зала мокрые. Если вышел из зала сухой, значит, он не тренировался.

В это трудно поверить, но у одного из ведущих педагогов столицы, к которому стремятся попасть десятки мальчишек и девчонок, первым танцем стал вальс на школьном выпускном!

Алексей Решетник:
Я никогда этого не делал, ничем творческим в детстве не занимался. И вот в первый раз попробовал – там был прекрасный педагог. Он нас научил танцевать буквально за неделю. И настолько нравилось, что на тебя смотрят, тебе хлопают. Даже больше ощущение внутри себя, что смотрится красиво то, что я раньше никогда не делал. Где-то на курсе втором-третьем я решил, все-таки, пойти в танцы. Я пробовал и театр, и пение, вокал, игру на гитаре. Но в конечном счете пришел к тому, что танцы мне нравятся больше всего. И вот я попал в школу, занимались танцами, и в этой же школе решили собрать танцевальный концертный состав. Пробыл в нем полгода – мне сказали: может ты хочешь попробовать себя в качестве педагога, потому что получается у тебя хорошо? Вот с тех пор в течение 10 лет я – педагог в этой студии.

Всей своей жизнью наш герой ломает стереотипы о возрасте и способностях.

Алексей Решетник:
У меня есть группа взрослых людей, старше 20. Они говорят: я старый, я никогда не занимался. Я говорю, что танцам это не помеха. Все зависит только от души. Если человек хочет, он достигнет успеха даже в 40 лет. Понятно, что это тяжелее, чем молодым людям. Тем не менее, научиться, просто для себя научиться каким-то вещам, прочувствовать эту атмосферу можно всегда. Независимо от возраста.

А еще опытный тренер считает: талантлив каждый. Просто раскрыться можно в определенный момент.

Алексей Решетник:
У каждого ребенка есть свой рубеж. Дети сами замечают: когда у них что-то перевернулось, поломалось, и затанцевали. Я пока сам не понял, в чем секрет.

Воспитанники Алексея признаются, что для них не столь важен результат, сколько ощущение локтя, дружеская поддержка и внимание.

Мария Малинова:
Когда у меня переживания, случаются не самые лучшие моменты, то только танец меня и спасает. Потому что я могу прийти в зал, окунуться в эту атмосферу, оказаться рядышком с моими друзьями, с моей командой.

Сегодня хип-хопом с удовольствием занимаются девчонки, и это уже никого не удивляет!

Дарья Прусс:
В нашей группе больше девочек, чем мальчиков. Все девочки ответственные, позитивные. Мы всегда с отличнейшим настроением приходим, танцуем, отжигаем на тренировках!

Ксения Кунцевич:
Я могу просто идти по школе и начать что-то делать спонтанно какие-то движения руками. Но все понимают, потому что танцор. Если тебе нравится – танцуй и радуйся.

Эвелина Гутарович:
Когда мы выходим на сцену, такой взрыв эмоций. Ты просто чувствуешь, что тебе это нравится. Просто танцуешь, все это идет из души.

Никита Апанович:
Танцы для меня – это мое все. Я занимаюсь уже больше 8 лет. И танцы для меня – это не просто хобби. Для меня лично это уже стало, скажем так, полноценной работой.

И все же, спросят многие, почему рэп, электронный бит и сэмплы?

Алексей Решетник:
Хип-хоп мне ближе, потому что он не настолько требователен к правилам. Например, если классика, ты должен, не выходя за рамки, быть стройной, ровной, красивой, идеальной – все в напряжении. А хип-хоп чуть посвободнее. Там можно расслабиться, выразить душу, почувствовать удовольствие. И он очень энергичен.  После каждого номера я выхожу, и меня можно выжимать. И это очень круто, потому что выпускаешь все негативные эмоции, энергию просто наружу, и ты, как чистый лист, каждый раз.

Остался один вопрос – какие еще танцевальные Олимпы хотелось бы покорить нашим героям?

Алексей Решетник:
Всегда хочется приходить на танцевальную площадку со своими командами и занимать только первые места. Но понятно, что это невозможно. Это только с годами. Но, пожалуй, мечта – это попасть в Америку со своей командой и выступить на самом престижном чемпионате World of Dance.

Евгения Шуляк:
Пока у нас главная цель – попасть на «Славянский базар» или поучаствовать в проекте со «звездой» белорусской эстрады или на детское «Евровидение».

Пускай мечты сбываются, а любовь к танцу не заканчивается!