Где в Минске жили подпольщики времен ВОВ, и как фашисты готовили разведчиков

12.07.2019 - 15:35

В первые дни войны бомба попала в 3-й дом Советов – теперь это дом по ул. М. Богдановича, 23 и были заблокированы входы в подвалы. В результате погибло более 100 человек. В основном – это женщины и дети.

Аналогичная история случилась и с былым управлением Либаво-Роменской ЖД.

Еще один «живой» свидетель спрятан за шумным проспектом. В доме на Независимости, 27а квартировала подпольщица Ольга Щербацевич. Медработник нашла путь в госпиталь, который оккупанты устроили для советских военнопленных на месте нынешнего главного корпуса БНТУ. Из лазарета была прямая дорога в лагеря.

Антон Рудак, историк, краевед:
Это были лагеря в пушкинских казармах городского отделения шталага 352, лагерь в Масюковщине. Эта группа занималась переправкой военнопленных из лазарета, спасали их из этого лазарета.

Ольга Щербацевич втянула в секретную операцию всю семью. Удалось спасти 18 офицеров и красноармейцев. Но во время очередного перевода из Минска в партизанскую зону несколько человек попали в руки нацистов.

Евреев расстреляли на месте, остальных завербовали. И все из-за шифровальщика Бориса Родзянко. После войны предатель понес наказание.

Антон Рудак:
В августе 41-го состоялся арест, и 26 октября 41 года произошло первое публичное наказание смертью участников этой группы. Было арестовано 12 человек, их тройками повесили по всему городу. Ольгу повесили недалеко от ее дома в сквере возле Купаловского театра. Ее сыну Володе было 16, он также помогал военнопленным.

Бывшая улица Островская, ныне Раковская. Мало кто знает, что здесь с сентября 1943 по июль 44-го действовала одна из пяти немецких разведывательных диверсионных школ.

Здесь готовили агентов для борьбы с партизанами и подпольщиками. В расписании была история радиодела, топография, стрельба, рукопашный бой, работа с ядами. Одним словом, все для успешной диверсии.

Более того! Вели профобучение по специальностям столяр, слесарь, чтобы легко проникнуть на предприятия. В случае провала рекомендация для шпионов была одна – самоубийство.

Святослав Кулинок, заместитель заведующего отделом публикаций ГУ «Национальный архив Республики Беларусь», кандидат исторических наук:
Советская партизанская контрразведка знала о существовании данной школы. Кто-то из обслуживающего персонала (может быть, уборщица или водитель) все-таки был внедренным агентом в эту разведшколу, и у партизан были оперативные и достаточно своевременные данные по немецкой агентуре.

На легендарном здании гостиного двора есть знак в честь легендарного Фрица Шменкеля. Его называли солдатом вермахта и Красной армии, партизаном и подпольщиком. В феврале 44-го на площади Свободы, в штаб-квартире службы безопасности и СД немцы зверски допрашивали Фрица, но он не сдал своих, за что понес самое суровое наказание.

Покоится его душа в Свислочи или в другом месте – до сих пор тайна. А многие моменты биографии и вовсе придуманы.

Андрей Данилов, военный историк, журналист:
В 41-м году, когда началась война с Советским Союзом, он изъявил желание служить в вермахте, отправлен был на Восточный фронт и осенью 41 года перешел на строну Красной армии. Это спорная страница из его биографии. Везде написано, что он служил в 186-й пехотной дивизии Вермахта. Такой не было вообще! Но, тем не менее, он попал в партизанский отряд «Смерть фашизму», совершил много подвигов.

Один из подвигов – он переоделся в немецкого генерала, и когда шел немецкий обоз, он его повернул в лес и отправил к партизанам. Но на то время ему было 26 лет. И сколько б он не надевал военную форму, но на генерала он не потянет.  

В 43-м, когда Калининскую и Смоленскую области освободили, отважный Фриц был награжден Орденом Красного знамени и зачислен в разведотдел Западного фронта. За свои подвиги уже после войны он получил звание Героя Советского Союза посмертно.

Loading...


Наверху на ветер можно практически облокачиваться. Как перекрашивали нашу телебашню



Новости Беларуси. Пожалуй, самая известная вышка Минска, расположенная во внутреннем дворике телецентра на Коммунистической, 6, стала еще ярче, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Буквально 12 сентября промышленные альпинисты завершили свою работу – впервые за 10 лет перекрасили нашу башню. Сколько краски, времени и людей потребовалось, чтобы освежить корпоративные цвета на 180-метровой «железной леди», знает Алена Сырова.

Алена Сырова, корреспондент:
Эта 180-метровая «железная леди» хорошо знакома и минчанам, и гостям города. Но, пожалуй, самые теплые чувства Минская телебашня вызывает у самих телевизионщиков. Так уж сложилось исторически, что выкрашен этот маяк в корпоративные цвета телеканала СТВ. Ко Дню города он стал сиять еще ярче.

Чтобы вернуть ей былой лоск, понадобилось порядка 40 дней, 2 тонны краски и девять промышленных альпинистов, которые вручную сначала счищали ржавчину, после грунтовали и наносили уже новую специальную краску.

Павел Соцкий, промышленный альпинист:
Если работать пистолетом на таких высотах, то ушло бы тонн 10 краски. Потому что при большом ветре это все раздувается, и расход был бы очень большой.

Владислав Грачев, промышленный альпинист:
Потому все вручную. Под нас специально на некоторой высоте отметка 140 (или 170), там работающие антенны. Их под нашу работу, когда мы там лазили, отключали, чтобы излучения не было.

Павел и Владислав из тех, кому приходилось ежедневно штурмовать телевершину. Говорят, даже скучать будут по марш-броскам. Чтобы забраться вверх, альпинисты каждый раз тратили порядка получаса.

Павел Соцкий:
Если здесь, внизу, маленький ветерок дует, то на самом верху на него можно практически облокачиваться, и будет тебя этот ветер держать.

Владислав Грачев:
Просто здесь мы в рубашках, а там работали в куртках.

Но усилия того стоили. Альпинисты уверяют: самый красивый вид на Минск был точно у них с высоты этого объекта. Телемаяк стал еще заметнее для тех, кто пролетает над Минском, гуляет по центру столицы или каждый день стремится покорить телевершину, работая в офисе под нашей башней.