Генеральный директор Национального художественного музея Республики Беларусь Владимир Прокопцов рассказал о возрождении белорусского искусства и его значимости

23.01.2015 - 11:54

Национальный художественный музей Беларуси 24 января отмечает свой День рождения . А каким был юбилейный год?

Владимир Прокопцов, генеральный директор Национального художественного музея Республики Беларусь:
Прошлый год был юбилейным. Мы к этому готовились заранее. Было очень много интересных проектов и выставок, и, конечно, это был очень ответственный для нас год. В рамках Второго музейного форума в Гомеле мы завоевали несколько главных номинаций - пять гран-при, в том числе как «самый лучший музей нашей страны». И, конечно, мы готовились и провели 40 разных мероприятий, которые прошли в рамках юбилея.

76 лет назад была создана белорусская картинная галерея. На что делается акцент сейчас?

Владимир Прокопцов, генеральный директор Национального художественного музея Республики Беларусь:
Сейчас у нас нет нужды получать произведения русских художников. Коллекция русских творений очень значимая. Проблема стоит в том, что сейчас большинство произведений именно белорусских художников.  Сейчас ведется большая работа над тем, чтобы получить Слуцкие пояса. Ведется большая работа над созданием музейного квартала - это музейный комплекс. Мы делаем выставки с фондов нашего музея с наших коллекций. Выставки с других музеев. Тем самым мы показываем свои фонды, делаем некоторые реставрации и т.д. Также мы должны закреплять произведения наших сегодняшних художников, которые уже стали известными.

       (перевод с белорусского языка) 

 

Люди в материале: Владимир Прокопцов
Loading...


Возвели всего за пять лет. Как появился Национальный художественный музей



Как появился Национальный художественный музей в Беларуси, рассказали в документальном проекте «Тайны Беларуси».

Почетную миссию возводить музей среди руин и пепла доверили молодому архитектору Михаилу Бакланову. Принято беспрецедентное решение – строить храм искусства поближе к проспекту. Это было первое здание в Советском Союзе, спроектированное специально под музей. Массивные колонны и тяжелый фасад должны были на контрасте играть с легким вестибюлем. Здесь же впервые был опробован новый способ отделки – церазитная штукатурка. Правда, многие идеи архитектора так и остались на бумаге.

Надежда Усова, ведущий научный сотрудник Национального художественного музея Беларуси:
Первый проект был – галерея, храм искусства. Он сам нашел для нее место – где стоит сейчас новое здание Министерства иностранных дел. Проект должен был быть очень удачным для картинной галереи. Само здание находилось на возвышенности и террасами спускалось к реке. Там предполагались фонтаны, лестницы. Но главный архитектор города не утвердил этот проект.

Строительство шло стахановскими темпами – махину возвели всего за пять лет. Новоселье музейщики справляли под сводом строительных лесов. Хранилища и экспозиционные залы стали заполнять шедеврами, не дожидаясь ввода здания в эксплуатацию.

Ирина Назимова, искусствовед, сотрудник Национального художественного музея Беларуси (1957-1990 г.):
Когда надо было переносить золоченые рамы, мы просто их надевали на шею и в этих рамах мы шли как в крестном ходе Репина.

Государственный художественный музей должен был распахнуть свои двери 5 ноября 57-ого. Дата рифмовалась с 40-летием Октябрьской революции. Чтобы не завалить сроки, стройку пришлось ускорять – порой и в ущерб итоговому проекту. Бакланов с боем отвоевывал каждую деталь.

Надежда Усова:
Вот он запланировал в наших знаменитых нишах многофигурные композиции со знаменами. Но вдруг он увидел, что созданы совершенно другие скульптуры – тайно от него. Он пришел в ярость. Времени уже не было и пришлось эти скульптуры установить. Михаил Иванович попал в больницу, открывали здание уже без него.