«Гнали, як немцы, нас палить». Эти белоруски 36 лет назад приняли участие в съёмках фильма «Иди и смотри», и вот что рассказывают

28.03.2021 - 23:00

Новости Беларуси. Кадры фильма, который буквально разрывает душу. История белорусского подростка, который на глазах становится стариком. «Иди и смотри» – помните, Президент не раз в минувшее воскресенье, 21 марта, произносил в Хатыни, обращаясь ко всем, кто не помнит своей истории? «Иди и смотри» – знаменитая картина Элема Климова, которая просто не может никого оставить равнодушным, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

Возле кинотеатра дежурила скорая. Какой советский фильм настолько ужасал зрителей?

Эти съемки нелегко давались и режиссеру, и Алексею Кравченко, который в 14 лет, не будучи профессиональным актером, сыграл главную роль.

О том, что осталось за кадром, и как удалось добиться такой реалистичности в кадре – наш корреспондент Яна Шипко.

Яна Шипко, корреспондент:
Сегодня нам с вами тяжело вообразить весь тот ужас, который испытывал каждый из жителей этой сожженной деревни, зная, что вот-вот их должны жестоко казнить фашисты. На основе «Хатынской повести» Элем Климов задумал больше чем кино. Он отправился в обычную белорусскую деревню и актерами массовых сцен стали сами жители, пережившие оккупацию. На съемках они по-настоящему плакали, по-настоящему кричали от ужаса. Все потому, что не играли, а просто вспоминали все те ужасы, которые довелось пережить во время войны.

Татьяна Юркевич, жительница деревни Броды:
Муляж дома стоит, и жителей сгоняют в этот дом. Бегут жители. И главный герой, мальчишка Алексей, со знакомым из соседней деревни бегут в этот дом. И я слышу, как он говорит: «Я представлю тебя как своего родственника!»

Пойдем в мою хату. Скажешь, ты мной внук, зовут тебя Митрофан.

Татьяна Юркевич:
Нам разрешили туда зайти, в этот дом. Вламываются фашисты. Конечно, от такой картины просто мороз по коже. Жутко. И думаю: это вот фильм. Ты понимаешь, что ты присутствуешь на съемках фильма, но он настолько впечатляет, настолько жутко. И думаешь: а как же на самом деле? Что люди испытывали, да, когда… когда действительно шла война.

Из-за такого сильного эмоционального потрясения своих детей Татьяна Федоровна сниматься больше не пустила. Но в картине так или иначе поучаствовала вся семья. Отцу достался безмолвный, но леденящий душу эпизод.

«Это всё никто не разрешил бы теперь делать». Почему «Иди и смотри» было бы невозможно снять в наше время?

В ключевых сценах на болоте и в церкви участвовала мама Глафира Степановна. Кстати, в 1943-м она была ровесницей главного героя фильма. Когда нацисты истребляли деревни, потеряла почти всю родню, спаслась вместе с братом, убежав в лес.

Глафира Стариченок, жительница деревни Броды, актер массовых сцен х/ф «Иди и смотри»:
Много людей сгоняли и гнали, як немцы, нас палить. Была такая хата, стояла старая – купили, поставили. Нас сгоняли туда и запалили, но двери другие были, выскочили туда. Кричали, бегли. Як гнали нас палить – мы кричали, бегли…

Каб болей ня видзець такога, не давядзи бог.

Для жителей деревни Броды участие в съемках было испытанием. Режиссер заставлял заново переживать болезненные события. Но снимались почти все и необыкновенно сплотились. Ради одной цели – хотелось передать всю ту боль, чтобы такого больше не повторилось.

Яна Шипко:
Здесь проходит граница Витебской и Минской области. Тут уже начинается Березинский заповедник. Что интересно, этот мост через реку Березину, построенный заново вместо того, что взорвали на съемках, засветился сразу в трех картинах.

Видимо, всегда просто притягивали режиссеров эти фактурные места – болото, глухие партизанские леса – так что видеть это место мы можем в трех фильмах: «Люди на болоте», «Круглянский мост». А вот это – сваи, сохранившиеся от того моста, под которым прятались герои фильма «Иди и смотри».

Лидия Ивановна работала в магазине. Сниматься самой было некогда – столько покупателей в деревне никогда не было. Каково было массовке, ей тяжело представить. Съемочная группа добивалась такой достоверности, что происходящее в кадре заставляло ужасаться и переживать увиденные сцены как наяву даже сторонним наблюдателям.

Лидия Шабловская, жительница деревни Броды: 
Страшно было, страшно. Людей очень много было – ой-ей-ей. Военных было много, и эти… Они переодевались, наверное. Может, все были в этой немецкой форме. Страшно. И коров вели, и свиней тянули, и все. Как настоящая война была. И как запалили… Ой, господи, а я не знала, что там было открыто с другого бока – людей загнали, запалили, но их выпустили. Боже мой, сердце было готово порваться!

Татьяна Юркевич: 
Каждая сцена фильма настолько глубоко пронизана горем человека… Горем не только одного человека, не одной личности, а всего народа.

Яна Шипко:
Хатынь – это символ. Но она не одна. В Беларуси немцы уничтожили больше 400 деревень. 186 вот также сожгли дотла. Столько лет спустя даже просто смотреть этот фильм больно и страшно. Но, наверное, стоило именно так реалистично показать те трагические события, чтобы за сухой статистикой вывести на первый план и бесчеловечную жестокость, и невообразимые мучительные страдания каждой жертвы…

Читайте также:

Александр Ефремов о съёмках фильма «Иди и смотри»: когда привезли массовку немецких солдат, местные бабушки зарыдали, бросились бежать

«Рубашка, увы, не сохранилась». Посмотрите, как выглядел костюм главного героя «Иди и смотри»

Приём с оглушением после взрыва повторил Спилберг. Звукорежиссёр «Иди и смотри» о том, как снимались жуткие сцены

Loading...


Отражена судьба всего народа. Три белорусских фильма о войне, которые получили международное признание



Идут годы, ветераны уходят, война становится все дальше от нового поколения, но боль и память не стереть. В золотом фонде Музея истории белорусского кино отдельную главу занимает Великая Отечественная. Эти картины стали новым шагом к правде и перевернули сознание. После их просмотра вы уже не будете прежними. Каждая из историй режет без ножа.

13-летний Ванечка посреди бомбежек и пуль остается сиротой. Горе забрало все слезы и закалило характер. Он эвакуируется за Урал, устраивается на завод и подставляет свое плечо другим. Недетское мужество восхищает, за что подростка все величают Иваном Макаровичем. Героическая драма от Игоря Добролюбова взорвала Венецианский фестиваль в 70-м году и получила «Серебряную Минерву».

Игорь Авдеев, руководитель Музея истории белорусского кино:
Жюри отметило эту картину за удивительно правдивое воспроизведение атмосферы военного времени, настолько пронзительной была эта картина во всех деталях. Произошло это потому что авторы белорусского кино во главе с кинорежиссером Игорем Добролюбовым рассказывали не отвлеченную какую-то историю военного детства, а фактически свою собственную, они пережили все это сами в детском возрасте. Страх, ужас и другие эмоции, которые они тогда испытали.

Свинцовые 40-е продолжает драма «Через кладбище», в основу которой легла повесть Павла Нилина. Во время боев за Сталинград группа белорусских партизан подрывает вражеские эшелоны. За снарядами к механику Бугрееву отправляют молодого Михася с Сазон Ивановичем. Но как гром среди ясного неба на след героев нападают немцы.

В 1995 году по решению ЮНЕСКО эта картина вошла в сотню лучших фильмов о войне, и дело не только в сюжете.

Игорь Авдеев:
Авторы одними из первых рассказали о том, что происходило в душах людей, переживших шок, разочарование на начальном этапе войны, ведь предполагалось, что события будут развиваться совершенно иначе: война будет краткосрочной. Вот как люди преодолевали кладбище надежд в собственных душах и возрождались к активному сопротивлению. Впервые средствами кино эта проблема была изучена в нашей картине «Через кладбище», которая принесла в белорусское кино мощный творческий импульс.

Еще одна невероятно сильная лента – «Знак беды». Экранизация по одноименной повести Василя Быкова. В центре сюжета судьба крестьянской семьи. Степанида и Петрок живут на глухом хуторе Яхимовщина. Их сын служит в танковых войсках, дочь учится на доктора, но начинается война. Оккупанты перекрывают кислород деревне. Меж зверских издевательств всплывает прошлое героев, когда их раскулачили во время коллективизации. Но предают Родину отнюдь не «кулаки», односельчане-пролетарии превращаются в полицаев. Не выдержав оков змеиного логова, Петрок идет на открытый протест и погибает, а его жена запирается в хате и поджигает ее. Гран-при ВВС за лучший неанглоязычный фильм 1987 года.

Игорь Авдеев:
В этой судьбе отражена судьба всего белорусского народа это обобщенные образы, поэтому основная нагрузка лежала на исполнителях главных ролей это Геннадий Гарбук и Нина Русланова.

Здесь они явили все свое актерское мастерство, чтобы представить на экране яркие национальные характеры белорусов в переломный момент истории.