«Господи, хоть бы мне туда не посмотреть». Священник о том, надо ли завешивать зеркала, когда кто-то умирает

26.08.2021 - 18:23

Новости Беларуси. Женский взгляд на острые и насущные темы. Экспертные мнения и интригующие истории в ток-шоу «Точки над i». Исключительно женский проект с мужским характером затронет самые важные вопросы жизни страны.

Наталья Надольская, ведущая ток-шоу:
Был такой ритуал раньше, вернее, считалось, что, если разбилось зеркало, то это к беде. Почему так считали? Потому что думали, что зеркало отражает не только предметы, но и содержит часть человеческой души. И когда умирал родственник какой-то, то в доме завешивали тканью зеркала. Сегодня что Церковь может ответить на этот ритуал завешивания зеркал?

Игорь Васько, председатель синодального информационного отдела Белорусской православной церкви:
Опять же, если говорить о каком-то смысле этого действия изначально – надо обратиться, конечно, к специалистам. Что касается церковной позиции – это не является чем-то обязательным.

Игорь Иванов, заведующий научно-экспозиционным отделом Белорусского государственного музея народной архитектуры и быта:
Люстэркі ў глыбіні XIX стагоддзя можа не ў кожнай хаце былі. У вясковым асяродку. У канцы XIX – напачатку XX стагоддзя, я так разумею, што люстэркі – пэўныя вокна. Гэта пэўная мяжа паміж светам жывых... не жывых і мёртвых, а нашых і чужых. Таму, увогуле, калі хтосьці паміраў у хаце...

Наталья Надольская:
А то, что оно разбивается к беде? Рабочая это примета?

Игорь Васько:
Что касается каких-то зеркал… Естественно, я сказал, что Церковь относится к этому спокойно.

Наталья Надольская:
Хотите завесить зеркала – завешивайте.

Игорь Васько:
Да. Я никогда не ругал никого. Почти всегда, кроме церковных людей, завешано. Но, опять же, у церковных людей многих никто ничего не завешивает. Какой-то разницы потом в жизни я не заметил. Что там процент смертности где-то увечился или еще что-то. Тут уже с социологом надо заниматься, я этого не замечал. Зеркала все-таки – это и поп-культура, то есть это и Голливуд нам часто показывал в фильмах ужасов, там зеркала часто.

Екатерина Забенько, ведущая ток-шоу:
То есть это даже не из нашей культуры, это навязано извне больше, да?

Игорь Васько:
Начиная, наверное, со Средневековья. Я в это не верю. Но вот однажды как-то я какое-то время снимал домик маленький в Борисове, и как-то что-то мы говорили, сидели на сплаве. Ночь, а ночью всегда такие вот истории тянет рассказывать. Мы сидим, рассказывает знакомый мой, что мой друг буквально недавно чуть ли не брата своего увидел. Вот он идет ночью, смотрит в зеркало – а там брат его. Там дальше не помню, что там было. Буквально следующая ночь – я уже ночевал в этом домике. И вот я ночью просыпаюсь. Иду. Прохожу. Мне надо было из комнаты зайти в комнату. Я на кухню пошел, потом возвращаюсь, а там зеркало. Я тут вспоминаю вот этот разговор. Я в это зеркало не смотрю, иду в комнату – господи, хоть бы мне туда не посмотреть. Что-нибудь увижу, а я тут один. Все равно посмотрел, интересно же. Фух, ничего нет. Пошел. Все равно внутри что-то сидит, потому что это на подсознании.

Читайте также:

Красная нить на запястье – не православная вера? Объясняют историк и священник

«А замки церковные ты пробовал целовать?» С какими суевериями прихожан сталкиваются священники

Сколько в Беларуси существует народных примет? Рассказал эксперт

Loading...


Фитогобелены из растений и пояса, тканные на кроснах. Как белорусские мастерицы возрождают старинные ремёсла



Новости Беларуси. В Крупицком центре культуры готовятся к новому творческому учебному году. Здесь работают 15 кружков по таким направлениям, как музыка, танцы, декоративно-прикладное искусство, сообщили в программе «Минщина» на СТВ. Здесь мастера возрождают старинные народные ремесла. Например, очень популярно ткачество на кроснах, а также изготовление фитогобеленов.

Корреспондент Анна Куртасова познакомилась с профессиональными мастерами и узнала секреты народного ремесла.

Это Крупицкий центр культуры. Здесь мастера возрождают старинные народные ремесла. Например, очень популярно ткачество на кроснах. Необычные шедевры создают в специальной хатке. Все в стиле прошлых столетий.

Ирина Дернаковская ткачеством занимается 8 лет. Хобби переросло в профессию. Признается, больше всего нравится плести белорусские пояса.

Ирина Дернаковская, руководитель кружка Крупицкого центра культуры имени В.Н. Грома:
Гэта мяне настолькi ўразiла. Я пачала ткаць, у мяне атрымалася ткаць, i гэтыя паясы ўжо колькi гадоў вядуць мяне па жыццi.

Для мастера плести – будто песню петь. Ирина Дернаковская представляла нашу страну на международных фестивалях ткачей в Индии, Словакии, Германии, Эстонии. За плечами колоссальный опыт и множество рукотворных произведений.

Анна Куртасова, корреспондент:
В коллекции у Ирины Зигмундовны более 100 поясов. Каждый – шедевр. Все разной длины – от 3 до 5 метров. Цвет – на любой вкус. Но особое место узорам – это главный элемент традиционного пояса.

В работе главное – соблюдать технологию и, конечно, традиции. Чтобы ткать правильно, надо не только понимать, как формируется узор, но и вовремя переставлять элементы. Ирина Зигмундовна использует только натуральные материалы – лен и шерсть. Каждый пояс со своим орнаментом и значением. Все зависит от события, к которому его плели.

В Крупице популярно не только ткачество. Здесь мастера также создают фитогобелены. Эту традицию народного творчества возрождает Анастасия Шпак. Каждый гобелен будто дизайнерский декор. Эти произведения создают по принципам циновки. В любой композиции используют натуральные растения.

Подробнее смотрите в видеоматериале.