Говорите, электорат – студенты, пенсионеры и интеллигенция? Мнение Евгения Пустового о радикализации протестов

26.10.2020 - 23:03

Новости Беларуси. Минувшие выходные снова выдались неспокойными. За нарушение закона о массовых мероприятиях накануне по стране задержаны 523 человека, более 100 – в Минске, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.  

352 человека находятся в местах содержания задержанных. Их дела об административном правонарушении рассмотрят в суде. При этом в МВД отмечают: в Минске, Гродно и Витебске пострадали несколько правоохранителей.  

Евгений Поболовец, СТВ:  
Который раз удивляешься тому, что в толпе хватает подростков и детей. Это при том, что сами акции протеста, благодаря отдельным молодчикам, становятся более радикальными. Их выходки уже не ограничиваются только лишь перекрытием дорог. В КГБ, к слову, 26 октября заявили: экстремистские действия протестующих можно квалифицировать как акт терроризма.

Факты – у Евгения Пустового.  

Подошло ваше время, мусора!

Евгений Пустовой, корреспондент:
Революционный Армагеддон не случился, утопить в пучине хаоса Беларусь не получилось. Силовики сработали. Это, например, саперы – без них уже не обходится.  

Евгений Пустовой:
БЧБ-полотнище эксперты окрестили знаком беды. Теперь это звучит даже не фигурально: в Гомеле символ протестов заминировали. С расчетом: самодельное взрывное устройство унесет жизнь того, кто его снимет. ОМОНовцы, прибывшие по вызову, оказались бдительными. Гомельским милиционерам понадобилась помощь столичных профессионалов.

В Гомеле под БЧБ-флагом обнаружили самодельное взрывное устройство

Евгений Пустовой:
Этот не пиротехника, это мина-ловушка. Это что, такими специфическими знаниями обладают невероятные? Говорите, электорат протестов – студенты, пенсионеры и интеллигенция? А, да, еще и дети. Комментарии излишни. Сколько раз говорится: любая провокация, и все. Вы знаете, кто рядом в толпе и что у него в голове?

Евгений Пустовой:
Кого в своих слезах обвинять будете – ОМОН? Лучше спасибо скажите людям в форме. Они действительно работают в сцепке.

Госпогранкомитет о тех, кого не пустили в Беларусь: большинство – крепкие молодые люди, которые не смогли пояснить цели прибытия

Евгений Пустовой:
Представляете, что было бы, если бы вчерашняя агрессивная толпа с обнаруженным арсеналом напала на здание Центрального РУВД Минска? Вместо камней полетели бы гранаты.

Читайте также:

ГУВД о протестах 25 октября: «Милиция не позволила взять под контроль центр Минска»

На ЖД-путях недалеко от Жодино нашли перемычки. Что это такое и чем опасно?

КГБ: экстремистские действия протестующих можно квалифицировать как акт терроризма

Евгений Пустовой:
Так что если с улиц уйдет условный ОМОН, «Алмаз», СОБР, ГУБОПиК, 3214, то придут вот такие. Неужели они вам ближе?

Сдали! Сдали, парни!

Евгений Пустовой:
Вы обвиняете силовиков в насилии. Но посмотрите, как агрессивные молодчики привлекают внимание к себе.

На дорогу! На дорогу!

Не только штрафы. Чем грозит умышленная блокировка дорог?

Евгений Пустовой:
К закону привлекут всех. И тех, кто неприличные жесты показывает. И тех, кто запугивает и угрожает. Пока этот материал готовился к эфиру, силовики задержали координатора вчерашних протестов.

Loading...


Андрей Стрижак о фондах поддержки: нужно понимать, что далеко не всем они могут помочь



Новости Беларуси. Помогать белорусским гуляющим для всяких благородных фондов стало в тягость. Кто же станет финансировать такой заметный протестный спад, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Татьяна Мартынова:
Мне сегодня звонили студенты, которые получили по 200 евро. Им сказали: ребята, гуляйте, больше мы вам ничего не должны. Сказали это именно в BYSOL.

Андрей Стрижак:
Каждый студент, который получил от нас помощь и который не получил от нас помощь, может обращаться в программу помощи студентам фонда BYSOL. Мы будем смотреть каждый случай индивидуально. У нас есть отдельный департамент по работе со студентами, который позволяет охватить всех нуждающихся помощью. Она будет носить нефинансовый характер, но она будет достаточно существенной, потому что для студента самое главное – продолжение обучения.

Татьяна Мартынова:
Я вам скажу честно: нефинансовый характер помощи уже неинтересен никому, потому что для всего остального есть Google – вы меня простите за резкость, да?

Не доплатили, оказывается, не только студентам. Так называемые стачкомы промышленных предприятий также (речь шла о 100 тысячах долларов) по факту выплатили только 7 000. И не стачкомам, а одному человеку.

Андрей Стрижак:
Я понимаю драматизм ситуации, сумки и нечего есть, но всегда есть возможность искать какие-то варианты для себя дальнейшие. Потому что когда я оказывался в свое время в своей жизни в такой ситуации, я не надеялся на помощь кого-то или чего-то, какой-то структуры. Потому что я отлично понимаю, что даже имея какие-то фонды, которые помогают, нужно понимать, что далеко не всем они могут помочь в силу того, что это очень большое количество людей.

Поэтому давайте мы не будем плодить иждивенческий подход в первую очередь, потому что люди сами достаточно хорошо справляются с этими проблемами, и не делать из белорусов каких-то людей, которые не в состоянии решить свои собственные проблемы. Фонды – это дополнительная поддержка. Человек каждый сам отвечает за свою жизнь, сам принимает решение, когда выходит на забастовку, когда выходит на протест, когда делает какую-то акцию. Нужно понимать о тех последствиях, которые это может повлечь, и нести ответственность за свою жизнь.