Григорий Азарёнок: наш народ избрал лидера, для которого слово «память» – не пустой звук

12.12.2020 - 19:13

Новости Беларуси. Ложь об истории Великой Отечественной войны, ревизионизм и реабилитация нацизма. Все это тенденции современного мира, которые не могут не настораживать.

Беларусь, которая в той войне потеряла каждого третьего, сейчас на государственном уровне делает все, чтобы сохранить память о героях и жертвах той эпохи. Но находятся и те, у кого поднимается язык сказать, что, например, партизаны виноваты в том, что сжигали деревни. А недавно и вовсе был осквернен мемориал жертвам Минского гетто «Яма». О том, что протестующие используют символику коллаборантов и немецких прислужников, говорилось уже не раз.

Тема реабилитации нацизма стала основной в очередном выпуске программы Григория Азаренка «Тайные пружины политики – 2020».

Григорий Азаренок, корреспондент: 
Ложь не есть правда, а истина всегда одна. Меня зовут Григорий Азаренок. Это «Тайные пружины политики – 2020».

75 лет назад мы победили в самой страшной войне в истории человечества. Мы победили не просто мощнейшую армию мира, которая катком прокатилась по всей Европе. Мы уничтожили великую тьму, которая готова была поглотить все человечество. Мы уничтожили идеологию расового превосходства одних людей над другими. Думали, что уничтожили до конца. Мы ошиблись. Коричневая заря вновь поднимается над миром.

На нюрнбергском суде народов было однозначно заявлено: нацизм навсегда объявляется вне закона. Также предавались общечеловеческой анафеме и все их приспешники – Бандера, Шухевич, Власов, Островский, белорусские полицаи. Казалось бы, наши танки навсегда укатали в асфальт, сожгли в имперской канцелярии это зло. Но так только казалось.

Григорий Азаренок:
Нацистские ученые, идеологи, военные уцелели. Они были инкорпорированы в спецслужбы и некоммерческие организации США. Бежавшие из Беларуси и Украины предатели и приспешники Гитлера осели в Канаде, Латинской Америке, Западной Европе. Они насытили «радио свободы», «голос Америки» и прочие рупоры ЦРУ и Госдепа и стали авангардом «холодной войны» против Советского Союза.

И вот пришло их время и власть тьмы. Советский Союз рухнул. Знамя полицаев вновь поднялось над городом-героем Минском. Озверелый нацист Позняк орал, что русские матери будут плакать, получая трупы сыновей из Чечни, и призывал белорусов ехать на ту войну, убивать своих братьев.

Григорий Азаренок:
Наш народ – единственный тогда – не пожелал это терпеть. Он избрал лидера, для которого слово «память» – не пустой звук. Он отверг символ предателей и полицаев и вернул знамя победителей. Днем Независимости стала не дата позора и развала, а дата освобождения. Мы первые начали проводить военные парады в честь предков победителей.

Мы отреставрировали тысячи памятников и создали новые. Мы построили грандиозный музей Великой Отечественной войны, над которым развевается красное знамя Победы.

Григорий Азаренок:
В это время в Европе чванливые и обнаглевшие потомки проигравших сказали: «Да что там та Победа? Это была война двух диктатур. И, вообще, пора забыть и перевернуть эту страницу».

Почему так? Потому что им стыдно? Нет. Потому что они – наследники проигравших. Они вспоминают триумф Гитлера, Геббельса, Геринга в 1930-е годы и ностальгируют. Им обидно, что глупая, лапотная, дикая, по их мнению, нация победила такую совершенную военную машину. Поэтому они бесконечно рассказывают про изнасилованных немок и про диктатора Сталина. Они не хотят помнить, как кормили Гитлера сырьем, оружием, как дали ему сожрать Чехословакию, как взрастили этого монстра с одной целью – двинуть его на Восток.

А мы все помним. Мы помним тысячи сожженных деревень. Мы помним лагеря смерти. Мы помним повешенных подпольщиков и партизан, мы помним газовые камеры, мы помним автомобили-душегубки, мы помним СС и зондеркоманды, план «Ост» и гауляйтера Кубе. И не надейтесь, что забудем.

Григорий Азаренок:
Сильнее всего коричневый вирус расцвел в Украине. Там Бандера и Шухевич объявлены национальными героями, там созданы нацистские бандформирования, которые признаны на официальном уровне, там отменили празднование 9 Мая, там возможны вот такие речи.

Я тоже предпочитаю балтийскую идею про паспорт негражданина. Я как-то высказал эту идею, но на меня налетели, потому что это якобы недемократично. Паспорт негражданина выдается тем людям, которые не отвечают определенным критериям украинского гражданства. Все страны мира имеют определенные критерии гражданства. Хочешь стать гражданином – экзамен на знание языка, истории, знание основных исторических знаковых событий, не тонкостей. Не надо зазубривать, а надо понимать, что это за земля исторически, и чем она дышит. Чьи тут кости, по чьим черепам ты ходишь. Если ты этого не знаешь, ты тут живешь, работаешь, зарабатываешь деньги и занимаешься бизнесом, но ты имеешь паспорт негражданина.

В нашей стране количественно больше неликвидного, балластного, скажем прямо, недалекого советского или постсоветского человека как идентичности. Поэтому тут вопрос не в титульной нации, а в количественном преимуществе качественных людей.

Григорий Азаренок:
И некоторые хотят повторить это у нас.

Недавно в мемориальном комплексе «Яма» произошло кощунственное надругательство. В 1942 году здесь было расстреляно 5000 евреев из Минского гетто. И спустя 78 лет туда спустились наследники коллаборантов и спели гимн «Магутны Божа». Напомню, что слова написала Наталья Арсеньева, нацистка, жена Франца Кушеля.

Он в первые дни гитлеровской оккупации добровольно предложил свои услуги немецким властям и был принят в ряды минской вспомогательной полиции. Его супруга также добровольно участвовала в коллаборационизме, печаталась в минской газете белорусских национал-социалистов, поддерживала связи с деятелями созданного в Берлине «Белорусского комитета самопомощи».

Позже Кушель возглавил Белорусскую краевую оборону. Военное формирование, цель которого была – противодействие партизанам.

Григорий Азаренок:
Вы хоть понимаете, что вы сделали? Как вы плюнули в души убитым. В души тем, кто сражался и погибал за то, чтобы вы сейчас жили. Этим самым вы примерили на себя форму СС.

А те интеллигенты, которые сейчас поддерживают нацистский мятеж в Беларуси. Все эти Тихановские, Алексиевичи, Федуты, Бабарики, Шрайбманы. Вы что, не понимаете этого? Вы рассчитываете на роль осадников в округе Белорутения? Но если бы не, как вы любите выражаться, «совковая вата», от вас бы осталась горстка пепла в концлагере. Гауляйтер попробовал бы от нее прикурить, но не получилось бы, потому что и тогда вы бы остались сырыми.

Григорий Азаренок:
И потом они наперебой кидаются оправдывать террориста. Николая Автуховича делают узником совести, борцом за светлые идеалы. Человека, который взрывал машины и сжигал дома. В свое время Гитлер сказал, что освобождает бойцов Вермахта от химеры совести. То же самое сейчас делают идеологи белорусского мятежа.

В своих чатах они обещают в январе начать резню тех, кто им не нравится. Они готовят белорусскую «хрустальную ночь». Зондеркоманда поклонников телеграммного «югенда» жаждет крови. Только тогда возможна так ожидаемая ими коричневая заря.

Григорий Азаренок:
Но только они забыли судьбу своих предшественников. Ну так мы напомним. Судьба нацистов – позорное и трусливое самоубийство в подвалах рейхсканцелярии. А сверху – веселый танец советских солдат освободителей. Мы все так же хорошо танцуем. Можем повторить. Помните.

Люди в материале: Григорий Азарёнок
Loading...


«Дворовых активистов вообще не воспринимают как силу». Что сейчас происходит в закрытых чатах, показал Григорий Азарёнок



Новости Беларуси. Как устроен механизм протеста и кто за ним стоит? Ложь не есть правда, а истина всегда одна. Меня зовут Григорий Азаренок. Это «Тайные пружины политики».

Григорий Азаренок, корреспондент:
Нет того тайного, что не стало бы явным. Древняя евангельская мудрость призывает нас работать над тем, чтобы показать белорусскому обществу, как закулисные силы пытаются его обмануть. Мы проливаем свет на то, как устроен механизм протеста, что это не спонтанная инициатива якобы чем-то недовольных людей, а спецоперация по разрушению нашего государства.

Главная шутка дьявола – внушить, что его нет. Но он боится света. И мы прольем его.

Григорий Азаренок:
Вы помните недавний громкий крах антибелорусского протеста? Когда из всех щелей «голубой блохер» из Варшавы призывал своих ручных хомячков в центр Минска? Писались громкие заголовки, рисовались плакаты. Они задействовали весь мобилизационный ресурс. И министра кухонной обороны, и театрала-неудачника Палыча... А на митинг вышли только я и Людмила Гладкая.

Но мы попали не только на абсолютно спокойную Немигу. Мы еще попали на планерку, где происходил разбор полетов. И спешим поделиться с вами.

Григорий Азаренок:
Общаются Палыч и дворовые активисты. Это сейчас на их языке так называются стукачи и подстрекатели. Слушаем.

По поводу сегодняшнего выхода. Потому что вышло крайне мало людей. Я бы хотел объяснить, именно как мы видим это со своим активом, который сформировался. Скажем честно, и Мотолько, например, провел опрос перед тем, как был объявлен выход ВНС. Там действительно были свидетельства о том, что готовы выйти 15-30 % – варьируется в зависимости от времени. Это было 15-20 тысяч человек, именно из коллектива Мотолько. Это были довольно печальные цифры, которые свидетельствовали о том, что не то число, которое можно вести в центр. Это было число для районных маршей. Однако каналы захотели действовать не с тем, что есть, а с тем, что им хотелось бы.

Григорий Азаренок:
Ну а как вы думали? Думали, что там, в Польше, кому-то интересны? Ваши предстоящие сутки, штрафы, увольнения, отчисления? Когда до вас дойдет, что они там на зарплате и отрабатывают заказ? Ну, реально смешно ведь уже.

Но идем дальше. Послушайте, это настоящий крик души обиженного и кинутого человека.

В общем, не вышло, потому что мы писали. Мы пытались это объяснять. И когда у нас была общая коммуникация, что он не выстраивает общую коммуникацию со дворами и не слышит актив. Даже когда они провели опрос, они не увидели цифры, что 15 тысяч человек готовы выйти в центр. Это не то число, где можно звать на Немигу. Это число для районного марша, когда актив готов, потому что выходили, готовы были выходить именно дворовые инициативы, а не единоличники. Именно мы бы шли в авангарде.

И когда мы узнали о том, что нас зовут в центр, мы, большинство, коллективно признались, что мы не идем туда, и мы будем создавать только районные движения. Поэтому с нашим мнением, именно канала, не считаются, и вот это очень опасно. 

Павел Латушко:
Мы тоже считали, что в центр звать нельзя в этой ситуации.

Григорий Азаренок:
Да ладно. Пал Палыч, рано еще страдать такой формой деменции. 10 февраля ты соловьем заливался о том, что нужно выходить, выходить именно в центр. Но вот дальше ты неожиданно говоришь правду. Повторяешь то, что я, Игорь Тур и другие коллеги говорим давно. Вы там в Польше из-за денег переругались хуже, чем в советской коммуналке из-за очереди в уборную. Но слушаем очередную порцию претензий кинутых дворовых чатов верхушке.

Когда я написал МКБ, я писал БГМ, то есть вот эти крупные Telegram-каналы, которые связаны с координацией, они писали, что «мы же сказали, что вы можете свою акцию провести». Таким образом они подставляют людей.

Павел Латушко:
Понимаете, с учетом затяжного нашего протеста в определенной степени, тут уже пошли взаимные претензии: почему вы призываете к этому, почему вы не советуетесь, почему кто берет на себя ответственность, тот рискует попасть под критику? И тут начинается сковывание. Действительно, разные посылы идут, и вот это очень плохо.

Вот то, что вначале вопрос был поставлен – координация штабов, координация Telegram-каналов по взаимодействию с дворовыми активистами. Вот это является условием. Тогда можно выходить с единой позицией. Ну или по крайней мере принимать решения более обдуманно.

Григорий Азаренок:
Подождите. Но ведь слова – единая координация протеста, управление через Telegram-каналы – это все госпропаганда. Пал Палыч, после таких заявлений у невероятных на всю голову возникнет подозрение, что вы завербованный агент. Но смею заверить, что это не так. Он просто очень недалекий человек.

Но наблюдать, как тают последние иллюзии у змагаров, можно вечно. А тают они по простой причине – от жестокого несоответствия иллюзий с реальностью. А она такова – эмигранты плевать хотели на управляемое ими стадо.

Досталось от активистов и небезызвестному Антону Гадимовичу по прозвищу Сандаль. И самого румяного идола Степана уже давно не жалуют.

Я приходила в штаб и общалась с Антоном Мотолько, и он тоже сказал, что люди выйдут. Я говорю: «Мы проводили опросы, у нас действительно, как сказал 49 и дальше номер этот, 30 % максимум собиралось выходить. И это действительно мало». И мы разговаривали, и он вообще меня не слышал. Это проблема такая...

Это общая проблема.

Дворовых активистов вообще не воспринимают как силу на самом деле. Это такая глобальная более вещь. То есть они не думают, что от нас что-то зависит.

Извините девчонки, что я вас перебиваю. Возникает уже более крупная проблема: к Степану Путило именно дворовые активы начинают относиться очень с негативной точки зрения, и организационную репутацию каналы теряют. Следовательно, и призвать к каким-то инициативам им будет уже сложнее, потому что дворовые уже их просто не будут воспринимать. Мы ответственны за актив, который действительно закалился и которому требуется конкретика и чтобы их слушали. Мы уже не выйдем на сумбурности.

Григорий Азаренок:
Что ж. Остается только подытожить. Змагары, пытаюсь еще раз до вас достучаться: анонимности не существует. Каждый ваш шаг, каждое действие, каждое слово известно. Не помогут вам закрытые чаты. У силовиков уже очень много материала. Его все больше и больше с каждым днем. И даже если вы прикинетесь «собачниками» – а кто надо, тот меня сейчас понял – это вам не поможет.

И к вам обращаюсь, польско-литовская верхушка. Приготовьтесь, Прокопьев, Карач, варшавские мальчики и девочки. Вы ни с теми связались. Обернитесь вокруг. Посмотрите на тех, кто рядом. Дружеский совет.

Григорий Азаренок:
А наших героев – ГУБОПиК и ОМОН, внутренние войска и криминальную милицию, участковых и идеологов, наркоконтроль и борцов с финансовыми преступлениями, Управление «К» и пресс-службы, сотрудников исправительных учреждений, генералов, лейтенантов и курсантов, молодых и убеленных сединами, министра внутренних дел – мы поздравляем с завтрашним праздником. Лично я был очень горд находиться с вами в одних рядах. Вы сохранили нашу страну. Да сохранит вас Бог.