Григорий Азарёнок об Александре Азарове: «Он принялся управлять какими-то мифичными протестами»

06.06.2021 - 20:31

Новости Беларуси. Время авторской журналистики на СТВ. Кому сегодня достанется заслуженная награда от Григория Азаренка и чем его вдохновил великий Пушкин? Об этом рассказали в программе «Неделя» на СТВ.

Григорий Азаренок, СТВ:
Гений видит на столетия вперед. Пушкин точно описал все то, что происходит с нами сейчас. Сегодня день памяти великого поэта. И уже несколько веков мелкие, жалкие пигмеи хотят свалить гигантов.

Треклят сын погибельный Иуда, ежели за сребролюбие давится. Это рубрика «Орден Иуды». Говорим о тех, кто не помнил добра и осквернил свою жизнь грехом предательства. Меня зовут Григорий Азаренок.

Григорий Азаренок:
Великие всегда стоят рядом с великими. Погибая, Пушкин попросил передать царю: «Жив был бы, был бы его навеки». Лермонтов сражался на Кавказе за свою Родину. Ахматова была не под чуждым небосводом, не под защитой чуждых крыл. И сегодня Дмитрий Балаба, Николай Карпенков, Иван Тертель, Иван Кубраков и другие стоят рядом с великим Президентом. Но как всегда бывает в истории, волна вываливает на поверхность мелкого пигмея.

Григорий Азаренок:
Александр Азаров, всплывший в гнилостном сборище предателей «байполицай», жалкая, никчемная, глупая личность, возомнившая себя Наполеоном.

Алёна Дзиодзина: «Людям всегда кажется, что человек, который знает систему изнутри, всегда рассказывает правду о ней»

Григорий Азаренок:
Если вы спросите о нем у сослуживцев, не услышите ни одного хорошего слова. По натуре нытик, лентяй, плакса, паникер, редкостный жалобщик и стукач. Говорят, даже на компьютере была отдельная папка с нытьем. Например, съел где-нибудь некачественный пирожок и расписывал целый протокол по этому поводу.

Но пигмеи всегда тянутся к пигмеям. Очень любил Европу, учил польский язык, всеми фибрами души тянуло его туда, к шляхте, к паньству. К Марине Мнишек и Лжедмитрию, говоря языком Пушкина.

Григорий Азаренок:
Работать не любил и не умел, всегда примазывался к чужим результатам. И как скупой рыцарь мечтал о деньгах и богатствах. Сейчас он принялся управлять какими-то мифичными протестами. Говорят, когда в ГУБОПе об этом узнали, очень долго смеялись. Этот подкаблучник даже во время совещания не мог успокоить отчитывавшую его по телефону жену. Ну точно жалкий Отрепьев перед панной Мнишек.

Григорий Азаренок:
Самолюбивый националист, бесконечно крутившийся перед зеркалом, он выискивал у себя корни аж в украинском гетманстве. Но мы помним первого обладателя «Ордена Иуды» – презренного Мазепу. И как точны слова гения: «И где ж Мазепа? Где злодей? Куда бежал Иуда в страхе?»

Григорий Азаренок:
Развратный, жалкий, смешной старик. Сейчас он объявил план «Перамога». И его лживые уста уверяют дурачков, что записаться туда можно анонимно. Но уже с десяток представителей наивной змагарской черни очень об этом пожалели.

Убогая душонка пигмея испугалась, когда он понял, что о его предательстве знают. Он принялся писать бывшим товарищам, юлить, елозить, извиваться, придумывал ерунду про Грузию. Но вот что ему отвечали.

У меня бывший коллега предатель, не пиши мне больше, мразь.
– Я не предатель, с чего ты это взял? Это все неправда. Я в Грузии.
– Какой же ты мудак, Саныч. Ты Родину предал.

И таких сообщений десятки.

Григорий Азаренок:
Перечитайте Пушкина. Там все сказано. О трех девицах под окном, возмечтавших стать царицами, о предателе Мазепе, о безумии бунта. О чести и верности Гринева.

Он всем вам, мерзавцам, ответил:

Ты просвещением свой разум осветил,
Ты правды чистый лик увидел.
И нежно чуждые народы возлюбил
И мудро свой возненавидел.

Григорий Азаренок:
Гений писал: «Озлобленная Европа нападает покамест на нас не оружием, но ежедневной бешеной клеветою». И наконец он отрезал: «Клянусь честью, что ни за что на свете я не хотел бы переменить Отечество или иметь другую историю, кроме истории наших предков, такой, какой нам Бог ее дал».

И мы помним, что жалкая старуха, которая возжелала стать сначала дворянкой столбовой, затем вольною царицей, а потом и вовсе владычицей морскою, оказалась у разбитого корыта. Перечитай, Света, эту сказку. Вы проиграете, жалкие пигмеи. Гении непобедимы.

Loading...


Дзиодзина: главное отличие Лукашенко и Запада, он помогает людям, пока остальные коллективно волнуются



Новости Беларуси. Жестокость, цинизм и откровенный фашизм. По-другому назвать действия литовских и польских силовиков невозможно. Своих граждан, которые хотят помочь беженцам, они избивают, а самих гостей хладнокровно убивают и выбрасывают на белорусскую территорию, сообщили в программе «Неделя» на СТВ. Как это назвать, если не паноптикум?  

В эфире СТВ авторская рубрика Григория Азаренка и Алены Дзиодзиной.  

Григорий Азаренок, СТВ:  
Весь этот паноптикум понять невозможно, но описать его сможет Алена Дзиодзина.  

Алена Дзиодзина, психолог:  
Играть в политику и быть политиком – понятия очень разные. И пока одни не могут наиграться, хмурят бровки и дуют щечки, другие пытаются и правда помочь обездоленным людям. И как же для кривляк политических они неудобны… Ведь не дай бог проблема решится и придется искать новый прецедент для наигранного коллективного волнения. Чтобы снова попытаться показать себя с лучшей стороны.  

Алена Дзиодзина:  
Совсем недавно на Западе разразился иерихонский вой, что Меркель вступила в диалог с Лукашенко. Нам рассказали, что помогать людям вместе с диктатором – это почти так же страшно и плохо, как не любить людей. Но что стоит за демонстративной западной озабоченностью проблемами слабых и обездоленных становится понятно, когда случается нечто действительно вопиющее, но коллективные при этом коллективно молчат. Так, словно бы ничего вообще не произошло.  

Алена Дзиодзина:  
Из теплых комнат ситуация всегда выглядит немного иначе, и кажется, что страдающий мог бы еще чуточку потерпеть, пока каждый западный политик отожмет из чужой трагедии максимум соков и проявит душещипательную озабоченность. Закрывая глаза на то, что эту игру в кости переживут не все. Как и произошло с тем беженцем, чей труп литовские силовики выбросили на границе.  

Не понимая при этом, что именно с ними не так, когда списывают еще одного живого человека в утиль. Ведь когда страдают чужие, не свои, близкие, то иным политикам кажется, что игра стоит свеч. И тут проявляет себя главное отличие Лукашенко и Запада. Он помогает людям, пока остальные коллективно за них волнуются, а потом умывают руки. Пока они вращают на столпе своей политической славы чужие судьбы, наш Президент обнимает взглядом каждого слабого и держит свое президентское слово, когда обещает «не беспокойся, я все решу….». Он настоящий, а коллективные – нет.   

Григорий Азаренок о коллективном Западе: вся ваша история – это череда подлости, предательства, ядов, войн и террора (подробнее здесь).