Григорий Рапота о Союзном государстве: «Брака без взаимного желания не бывает»

02.04.2019 - 22:52

Союзное государство Беларуси и России. Год рождения – 1999-ый. Но начинается всё гораздо раньше, отметили в фильме «Знак равенства».

Полностью фильм смотрите здесь

Не будем углубляться в предысторию, а попытаемся понять, как сегодня обстоят дела в нашей многомиллионной семье.

Григорий Рапота, Государственный секретарь Союзного государства:
Это же добровольный союз. Российская Федерация почему-то захотела этого. Республика Беларусь почему-то захотела этого. Вообще, брака без взаимного желания не бывает. Значит, каждый имеет свой интерес, видит свой интерес в таком союзе. Это нормально. Видит удовлетворение своего интереса в таком союзе. Дальше замысел какой – создать такую обстановку, чтобы граждане России не чувствовали себя иностранцами в Беларуси, а белорусы не чувствовали себя иностранцами в РФ. Вообще, я думаю, это – самая такая благородная цель любого интеграционного процесса.

Люди в материале: Григорий Рапота
Loading...


Интеграция Беларуси и России: что происходит? 5 честных ответов экспертов



Мнения эксперты высказали в программе «В обстановке мира».

Читайте ниже:

– «Глава государства не допустит никаких моментов, которые наносили бы ущерб государству»                        “

– «Договор о создании Союзного государства требует трансформации»

– «Занепакоенасць беларусаў звязана з тым, што мы гатовы сябраваць з усімі, але інкарпарыравацца ў іншую краіну мы не збіраемся»

 – «Отношения должны строиться на равноправии, на создании тех условий, которые, в первую очередь, позволят лучше жить как россиянам, так и белорусам»

– «Важнейшая формула – гэта прынцыпоўвая роўнасць: і мы – суб’ект міжнароднага права, і Расія – суб’ект міжнароднага права»

 

Игорь Марзалюк, ведущий СТВ:
У Пасланні Прэзідэнта Беларусі да парламента часцей за ўсё гучаць два словы: суверэнітэт і незалежнасць. Гэта важнейшы момант. І зараз давайце звернемся да той тэмы, якая найбольш абмяркоўваецца ў беларускім грамадстве: захаванне суверэнітэта і незалежнасці, і наші узаемадачыненні з Расіяй. Таму што аніякая іншая тэма, як гэта, пра якую кажуць, так інтэнсіўна не абмяркоўвалася і не выклікала такую хвалю: і занепакоенасці, і інтэрэса, і дыаметральна супрацьлеглых ацэнак. Што, насамрэч, адбываецца ў гэтай сферы? Меркаванне кожнага з прысутных тут, калі ласка.

Андрей Чернобай, аналитик Белорусского института стратегических исследований:
Я думаю, каждый человек внимательно смотрел за процессами, которые происходят – переговорами глав государств, премьер-министров. Но надо сказать, что суверенитет независимой страны для каждого белоруса – это основная ценность. В том числе, и для главы государства, в первую очередь. И поэтому несколько непонятен вот этот негативный фон, который сложился возле переговоров, возле интеграционных процессов. Глава государства, во-первых, не допустит никаких моментов, которые бы наносили ущерб государству.

А во-вторых, Союзное государство – это и какие-то плюсы, в том числе, и для нашей страны. В первую очередь, экономические плюсы. Может быть, мы о многом ещё не знаем. Но, я думаю, время покажет, потому что переговоры только, по сути дела, на начальном этапе идут.

Я думаю, больше надо позитива, больше светлых тонов, потому что как-то мы сразу очертили, вот общественное мнение сформировалось – такие тёмно-серые и чёрные тона. Люди вышли, начали заявлять о своём протесте. А что протестовать? Мы ещё не знаем, что будет. И мы уверены, что будет хорошо. По крайней мере, у меня такая уверенность есть. Я полностью уверен, что мы сохраним суверенитет, сохраним независимость, потому что это наша главная ценность.

Сергей Сивец, председатель Постоянной комиссии Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь по законодательству и государственному строительству:
Республика Беларусь является активным участником интеграционных межгосударственных объединений, возникших на постсоветском пространстве. Не только в рамках Союзного государства России и Беларуси. Это Содружество независимых государств, ЕАЭС. И там, и там участвует Российская Федерация.

Но именно применительно к Союзному государству в последнее время педалируется необходимость углубления интеграции, переход на единые правовые регуляторы, в форме создания единых нормативно-правовых актов – тот же налоговый кодекс, основы гражданского законодательства и прочее.

Мы с вами только что обсуждали, что нормативно-правовой акт не может быть статичным. То есть это регулятор общественных отношений. Развиваются общественные отношения – динамично должны меняться и регуляторы правовые.

Изменения в Конституции Беларуси: какие и зачем нужны? 2 мнения экспертов

Поэтому и договор о создании Союзного государства, который тоже юбилейный у нас в этом году… То есть понятно, что он тоже требует трансформации, он требует правовой формализации тех новых общественных отношений, которые складываются в рамках данного интеграционного объединения. Но применительно к ситуации с дорожными картами, может быть, неправильно расставляют наши коллеги и партнёры по Союзному государству акценты. Ведь, что такое право? Это оболочка, которая регулирует содержание, экономические отношения. Во главу угла в качестве приоритетов должна ставиться экономическая интеграция, сближение экономик, создание равных условий для осуществления экономической деятельности, которые в дальнейшем будут оформляться и объективироваться в виде единых правовых актов. Ведь у нас, на сегодняшний день, идёт процесс унификации и гармонизации, то есть сближения законодательства. Переход на единое уже предполагает, извините, даже не глубокую унификацию, а создание единых правовых императивов, которые будут обязательны для всех субъектов права и в юрисдикции территорий государств-участников. Это уже другая правовая реальность. Но пойти на это Республика Беларусь может только при одном условии: когда созданы экономические предпосылки.

Игорь Марзалюк:
Тады адкуль пайшлі размовы, асабліва ў Расіі, прычым надзвычай на высокім узроўні, што Беларусь можа і павінна стаць ледзь не часткай Расіі.

Иван Мамайко, депутат Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь: 
Суседзей, па-першае, не выбіраюць. Так наканавана лёсам, што мы знаходзімся ў гэтай часці свету, і канешне, сябраваць трэба з усімі, безумоўна. Але ж вось пытанне, чаму занепакоеннасць у грамадстве адбываецца. Я лічу, што, па-першае, у Расійскай Федэрацыі ёсць пэўны рэйтынг. У тым ліку, можа, і не зусім добрыя сродкі масавай інфармацыі, у тым ліку, інтэрнэт-сродкі, які пэўны колер прыдаюць тым ці іншым дзеянням нашаго ўсходняга суседа. Як бы людзі мяркуюць: а ці не перакладзецца гэта ўсё пытанне на нас.

І ў сувязі з гэтым тое, што Вы падкрэслілі, сапраўды, трэба сказаць, што у Расійскай Федэрацыі некалькі іншы погляд на ролю іх дзяржавы ў свеце. Яны, ёсць пэўная частка грамадства, у тым ліку і палітычная эліта, якая лічыць, што Расійская Фэдэрацыя іграе асаблівую ролю, і гэтая роля настолькі больш значная, што да яе трэба прыслухоўвацца ў большай меры.

Я лічу, што занепакоенасць беларусаў звязана з тым, што мы гатовы сябраваць з усімі, але інкарпарыравацца ў іншую краіну мы не збіраемся. Беларусь ёсць і павінна быць.

Сергей Рачков, председатель Постоянной комиссии Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь по международным делам и национальной безопасности:
Несмотря на то, что есть различные мнения по поводу и переговоров с Российской Федерацией, и встречи в Сочи, но, тем не менее, уже раздаются голоса, которые говорят о том, а не проиграет ли Беларусь, если не будет развивать интеграционные, в первую очередь, экономические отношения с Российской Федерацией. Поэтому здесь опять же необходим спокойный, взвешенный, экономически обоснованный подход.

Игорь Марзалюк:
В связи с этим, почему так сложно идут переговоры со стратегическим партнёром? 5 часов в Сочи говорили, ничего не подписали, к журналистам не вышли. Почему, если Россия – стратегический союзник, уж извините, я, может быть, с меньшей дипломатичностью скажу, почему она так себя ведёт по отношению к нам? Потому что всякое действие рано или поздно рождает противодействие.

Сергей Рачков:
Опять же, Президент сказал, что у нас порой бывают очень непростые отношения с Россией. Но, тем не менее, мы рассматриваем Россию, как тоже основного союзника. Почему сложно? Потому что, и мы затрагивали эту тематику, интересы порой отличаются.

Есть определённые амбиции, я не побоюсь даже сказать это слово, у отдельных государств. В том числе, есть амбиции и у Российской Федерации, которая хотела бы, видимо, так сказать, использовать свои возможности – и политические, и экономические, – для того чтобы получить больше выгоды.

Давайте говорить об этом откровенно, открыто. И здесь задача как дипломатической службы, так и парламентариев – активно включаться вот в этот процесс, объяснять и коллегам, и профессионалам, и политологам, и общественности, на каких основах может строиться наши отношения. А отношения, как говорит Президент, они должны строиться на равноправии, на создании тех условий, которые, в первую очередь, позволят лучше жить как россиянам, так и белорусам.

Игорь Марзалюк:
На какие компромиссы мы можем, вообще, идти? Какой уровень компромисса возможен, если для нас самое главное – суверенитет и независимость страны?

Сергей Рачков:
Вы знаете, если уже говорить о компромиссах, то это уже мы, наверное, с вами войдём в ткань переговорного процесса.

Игорь Марзалюк:
О котором мы ничего не знаем.

Сергей Рачков:
Да. Мы понимаем, о чём идёт разговор. Но это разговор. И это очень важно, что встречаются два президента, встречаются члены правительства. Они ведут этот разговор, они ищут больше точек для соприкосновения. И посмотрите: результаты и движение есть. Уже многие дорожные карты согласованы.

Иван Мамайко:
Здесь я бы хацеў дадаць: давайце заўважым тое, што адбываецца ў Еўразвязе. Там усё таксама не гэтак проста. Асабліва, дзе тычыцца пытанняў матэрыяльнага характару. Таму я лічу, што працэс ёсць, ён ідзе. Гэта вельмі важна.

Игорь Марзалюк:
Наколькі я разумею, важнейшая формула, якая была агучана кіраўніком дзяржавы – гэта роўнасць, прынцыпоўвая роўнасць: і мы – суб’ект міжнароднага права, і Расія – суб’ект міжнароднага права.

І трэба проста выбаўляцца постімперскіх сіндромаў, трэба перастаць трактаваць самыя блізкія народы, якія гатовы на шчыльную інтэграцыю, блізкія па культуре, па традыцыях, па гістарычнаму цывілізацыйнаму коду, трэба перастаць трактаваць, як нешта другаснае, правінцыйнае і не маючае такой жа роўнай суб’ектнасці, як Расійская Федэрацыя.

Вось гэта вельмі замінае, на самой справе.