Гринько рассказала, как выходила в эфир после давки на Немиге: «Насчёт плакать – это не совсем точно. Но как-то у меня голос дрогнул»

08.03.2020 - 22:04

Телеведущая откровенно рассказала о себе и своей работе в программе «В людях».

Вадим Щеглов, ведущий СТВ:
1999 год, трагедия на Немиге. Вы выходите в эфир и начинаете плакать во время эфира. А как же золотое правило, что журналист не должен проявлять эмоции в кадре, а нейтрально доносить  информацию о случившемся.

Гринько о том, что дикторов называют «говорящими головами»: «Согласна. И не вижу в этом ничего предосудительного»

Лариса Гринько, телеведущая:   
Вы знаете, насчёт плакать – это не совсем точно. Но как-то у меня голос дрогнул, и когда я сказала, я даже помню эту фразу, что: «Беларуси всегда приходится платить по полной». Многие это не поняли.

Потому что, понимаете, как можно, чтобы в мирное время погибли 53 человека? Меня это очень тронуло. Ещё дочка такого же возраста была. И, конечно же, это не могло пройти мимо меня чисто эмоционально.

Что касается простительно-непростительно, знаете, не я одна в эфире плакала. Мы знаем таких сильных людей, которые не смогли сдержать свои эмоции. Поэтому, я считаю, что в этом нет ничего предосудительного. Это человек. «Ecce homo» – у нас даже была такая программа на СТВ – «Это человек». И он может быть подвержен эмоциям. Хотя, бытует мнение, что сентиментальные люди – это всегда диктаторы.

Люди в материале: Лариса Гринько
Loading...


«2000-летие христианства, в Иерусалиме Президенту вручали вручали Орден Гроба Господнего». Гринько рассказала о самых запомнившихся эфирах



Телеведущая откровенно рассказала о себе и своей работе в программе «В людях».

Вадим Щеглов, ведущий СТВ:
Были ли в Вашей практике такие случаи, когда Вы о каких-то очень радостных, ярких, исторических событиях сообщали людям первой?

«Грянули перемены на БТ, пришли честолюбивые дублёры». Почему Лариса Гринько ушла на СТВ

Лариса Гринько, телеведущая:
Тут таких событий было очень много, но являются ли они историческими, хотя, в принципе, понимаете, я помню 3 июля 1997 года.

Это был первый День Независимости, так сказать, в новой редакции, когда после референдума 1996 года была принята именно эта дата празднования Дня Независимости. И вот мне выпала честь выйти в прямой эфир перед началом трансляции вот этого парада, шествия, перед выступлением Президента объявить, что сегодня у нас День Независимости. Я это очень хорошо помню. Это такой был подъём эмоций.

Далее у меня был ещё исторический визит, когда было 2000-летие христианства, в Иерусалиме Президенту вручали – Президенту и нашему, и всем славянским, те, кто исповедует православие – вручали Орден Гроба Господнего. У меня тоже очень это врезалось в память, потому что разве можно это забыть?!