«Хочется спокойной жизни для белорусов». Четыре мнения о предложениях по изменению Конституции

26.07.2021 - 20:19

Новости Беларуси. Какими могут быть изменения в Конституции и какие замечания высказываются экспертами на этом этапе? В августе Конституционная комиссия проведет совещание на уровне Президента страны. Все предложения комиссии были направлены главе государства. Студия ток-шоу «По существу» превратилась в дискуссионную площадку – тему обсудили гости и эксперты.

Помните токаря с МЗКТ, который высказался на встрече с Президентом в августе-2020? Вот его мнение о проекте Конституции

Что люди думают, изучив опубликованные предложения по изменению Конституции? Спросили в регионах.

Если этот Президент достоин десяти сроков, пускай он сидит десять сроков. Потому что… За рубежом, опять же, я почему касаюсь – там 4-5 лет президент, 4 в основном. Но я не поддерживаю, потому что один человек приходит – он еще не может разобраться, не может навести порядок такой. Когда человек все-таки долго у власти, он уже, как я, допустим на работе своей долго – я знаю уже автоматически, что, где и как. Когда пришел только на работу, пока вольешься в это все. Это очень сложно.

Очень бы хотелось не вопрос задать, а просто чтобы оставить то, что было в 1990 году. Вот эта Конституция была замечательная. Ничего менять не надо, нужно просто сохранять законы те, которые есть и были. А что-то новое придумать…

Для меня как для волонтера очень важно, чтобы наша страна не была агрессором и оставалась такой же мирной страной под мирным небом. Потому что даже когда с ветеранами встречались, они рассказывали про то, как это было – очень не хочется, чтобы такое повторялось когда-либо. Поэтому мне кажется, что очень важно, чтобы данная позиция была закреплена именно конституционно.

У нас же не парламентская республика, у нас Президент. Я считаю, что Президент должен подписывать все законодательные акты, все. Так считаю. Должно быть так. Хочется спокойной жизни для белорусов, мы этого заслужили.

Читайте также:

Изменить 59 статей, ввести 16 новых. Итоги финального заседания Конституционной комиссии

«Кто считает, что его право нарушено». Какие споры сможет решать уполномоченный по правам человека?

«Наделение полномочиями по признанию импичмента». Какие ещё функции могут появиться у ВНС?

Люди в материале: нет
Loading...


Как проходило первое ВНС и признает ли Запад конституционный референдум? Рассказывает Олег Горбунов



Новости Беларуси. В студии программы «Постскриптум» Сергей Сивец, член Совета Республики Национального собрания Беларуси, и Олег Горбунов, заместитель председателя Минской городской организации ОО «Белорусский союз офицеров».

Юлия Бешанова, СТВ:  
Несмотря на серьезное внешнее давление, Беларусь все-таки сконцентрирована на своих внутренних делах, внутренних проблемах. Сейчас общество готовится к обсуждению проекта новой Конституции. Хотелось бы поговорить именно об этом, потому что все мы уже в предвкушении проекта, который вот-вот нам должны представить. Давайте начнем наш разговор с того, что одно из новшеств, которое ожидаем увидеть, целую новую главу – это ВНС. ВНС придали новый конституционный статус. Что за этим стоит и для чего это было нужно?

Олег Аркадьевич, вы были делегатом первого Всебелорусского народного собрания. Расскажите, пожалуйста, для чего, как тогда прошло это собрание всенародное, и как вам кажется, для чего нужно сейчас придавать такой статус конституционный?

О первом ВНС: была возможность напрямую спросить у народа его мнение в таком большом представительном органе

Олег Горбунов, заместитель председателя Минской городской организации ОО «Белорусский союз офицеров»:
Да, в 1996 году была действительно очень сложная общественно-политическая ситуация в стране. Верховный Совет, ныне парламент, находился в очень нестабильной ситуации, потому что абсолютное большинство парламентских фракций (они тогда там были) выступили против идеи внесения изменений в проект Конституции, предложенный Президентом Республики Беларусь. Более того, тот проект парламентский, который оппозиционные фракции выдвинули, вообще не предусматривал поста Президента нашей страны.

Можете себе представить, после того как не прошло и двух лет, был избран всенародно Президент, здесь такое предложение. Разумеется, все те, кто был против, выступили активно с этой позицией. И парламент как высший законодательный и представительный орган на тот момент не выполнял функции, которые были ему предоставлены народом – представлять их интересы. Оказалось, что небольшая группа населения, но, к сожалению, на тот момент в парламенте она составила большинство, буквально диктовала свои условия.

Юлия Бешанова:
То есть ВНС – это был выход навести такой порядок и стабилизировать ситуацию?

Олег Горбунов:
На самом деле ВНС – это была возможность напрямую у народа спросить его мнение в таком большом представительном органе, который представляло собой первое Всебелорусское народное собрание. Потому что все депутаты Верховного Совета 13-го созыва, к которому относился я во фракции «Согласие» (в президентской фракции «Согласие»), разумеется, тоже были его делегатами, как и я. Здесь была представлена на широкое обсуждение не просто общественности, а всего белорусского народа, возможность осознать свое единство с этим народом и понимать, что это Всебелорусское народное собрание является фактически эталоном того, что должно быть принято на предстоящем референдуме, потому что были совершенно различные мнения, выступали тоже активно и белорусские, и зарубежные представители. Но когда на Всебелорусском собрании единогласно практически (не практически, а фактически) высказали это мнение, в том числе и зарубежные наши коллеги, депутаты Государственной думы приезжали, участвовали в этом собрании. И, как всегда, Россия была едина с нами в этом главном политическом событии, состоявшемся тогда, в 1996 году.

История нас учит обращаться к народу, когда есть конфликт либо кризис интересов

Олег Горбунов:
История нас учит тому, что в самые сложные моменты, когда существует либо конфликт интересов, либо кризис интересов, обращаться к народу в широком смысле этого слова. И Всебелорусское народное собрание стало действительно хорошим инструментом в достижении этих целей.

Юлия Бешанова:
Вернемся еще в 1996 год. Сейчас вы говорите о том, что все будет по закону, строго регламентировано, определены полномочия. Как тогда выглядело собрание, насколько это было организационно подготовлено, насколько было сложно? Кто был на этом собрании, как это выглядело все?

О том, как проходило первое ВНС: люди совещались два дня, у каждого было желание что-то сказать

Олег Горбунов:
Это собрание проходило во Дворце спорта. Тогда еще нынешний Дворец Республики не был построен. Тем не менее приехали из всех городов и весей люди, и был такой подъем, такое воодушевление у них и такая решительность, что всегда вспоминаешь это состояние. Люди, которые приезжали, действительно готовы были, каждый из них. Прежде всего каждый из них точно был личностью, потому что было желание у каждого что-то сказать. Разумеется, при таком большом количестве людей…

Юлия Бешанова:
Как долго совещались тогда? Сейчас все по регламенту – 7 минут, и следующий спикер. А как тогда?

Олег Горбунов:
На самом деле совещались два дня. Но получилось так, что были некоторые моменты, когда чуть больше времени выделенного было задействовано выступающим. В частности, выступал тогда Патриарх всея Беларуси, все-таки он духовный лидер, и ему была предоставлена возможность сказать столько, сколько надо. Тем не менее он настолько хорошо владел аудиторией, что все действительно слушали его с большим вниманием от начала и до конца.

В целом было, как и на последующих Всебелорусских народных собраниях, тогда много предложений вносилось. Потом все они нашли отражение в дальнейшем. Тогда было принято главное решение о том, что, да, президентской новой Конституции, скажем так, хотя это были изменения и дополнения в Конституцию, быть, и это слово было за народом, потому что там были представлены действительно из всех городов, всех-всех маленьких деревень люди, которым не безразлична судьба нашей страны.

Юлия Бешанова:
Если говорить в целом о Конституции, в третий раз будет проходить в Беларуси конституционный референдум. Вот вы общаетесь с людьми, с коллективами, какие настроения в обществе? Готовы ли люди к обсуждению такого главного закона? Мы же говорим о том, что этот документ принимается не на год, не на два, а в идеале на несколько десятилетий вперед. Понятно, что возможны какие-то потом корреляции. Но в то же время – как люди сейчас настроены?

Есть возможность не просто быть услышанным, но и внести конкретные изменения в проект Конституции

Олег Горбунов:
На самом деле те, кто активную жизненную позицию занимает, рады, что есть такая возможность. Есть возможность не просто быть услышанным, но и внести конкретные изменения в этот проект Конституции.

Юлия Бешанова:
То есть люди осознают ответственность?

Олег Горбунов:
Несомненно, люди осознают ответственность, и этот процент населения растет с приближением к самому событию. Противоположный процент, но до смешного доходит – 10 % – он всегда был, во все времена катаклизмов, конфликтов или каких-то кризисных ситуаций. И он практически неизменен, но чуть-чуть, буквально десятые доли. И он никогда реально не был решающим в этот момент. Да, но тем не менее какие-то определенные моменты были услышаны, и в этом новом проекте Конституции они были внесены. Было достаточно много изменений внесено, которые могли быть, если они действительно здравые и конструктивные, и мы будем рады, что такое существует.

Хотелось бы сравнить немного с дикой природой, хотя мы цивилизованное общество. Волк в хорошем смысле слова всегда содержит лес в хорошем подтянутом состоянии. Это не значит, что ему будет дозволенность есть все что угодно. Но общество (в данном случае возвращаемся уже к нему) будет готово, что всегда могут быть высказаны идеи не совсем, а может быть вообще вразрез сказанные тому, что сегодня существует. Могут быть и провокации. И к этому должен быть готов любой гражданин, потому что гражданское воспитание – одна из составных частей воспитания в целом. И в данном случае такая хорошая возможность есть – реально каждому осознать свое место в обществе.

Юлия Бешанова:
Олег Аркадьевич, вы же наверняка следите за той ситуацией, которая разворачивается сейчас на наших западных рубежах, такое внешнее давление. Как вам кажется, Запад референдум, который сейчас у нас пройдет, не признает сразу, с учетом тех событий, которые сейчас происходят? Или все-таки признает?

О том, признает ли Запад конституционный референдум

Олег Горбунов:
Запад нужно рассматривать в двух ипостасях: первое – это орган государственной власти, правительство, в таком ключе; и второе – народы. Будет, опять же, до смешного, что 10 % будут всегда против, как и их правительство, остальные в народе будут рассматривать Беларусь с точки зрения того, что это государство, это народ, и все-таки это дружественный народ. По большому счету вся наша планета представляет собой народы. Народы существовали и будут существовать уже очень многие столетия. Государство меняется, надстройки меняются, потому отношение среди людей всегда будет нормальное к любому народу. И вообще, нет в принципе национальностей в понимании остро радикальных людей, высказывающих такие мнения. Есть люди хорошие, воспитанные и добрые. И есть не очень. И те, которые не очень, как правило, и начинают эту мышиную возню. Причем у них очень много всегда различных течений. А у нормальных людей одно течение и одно направление – доброе, добрососедское, искреннее отношение к народам, которые живут на определенной территории многие годы и заслуживают того, чтобы жить так, как они считают нужным. Поэтому не надо бояться, что вот эти надстройки сразу не воспримут то, что произойдет у нас. Одно из фундаментальных событий – изменения в Конституцию, причем существенные и серьезные.

Мы, народ Беларуси, хотя я не вправе, наверное, выступать от него, но как часть этого народа считаю, что всегда заслуживают того, чтобы жить на своей земле люди сами и сами определять, как они считают нужным это. И здесь мнение народа определяющее.

Сергей Сивец, член Совета Республики Национального собрания Беларуси:
Я соглашусь. Мы же пишем Конституцию не для граждан Германии, США, Великобритании и так далее. Мы пишем Конституцию для себя, для граждан Беларуси, и жить в соответствии с этим Основным законом нам предстоит и выстраивать государственную конструкцию, делать все, чтобы на нашей стороне был мир, благополучие, чтобы мы сохраняли свою национальную самоидентичность и свой суверенитет, который нам так дорого достается.