Первый вопрос: «Вы, действительно, крутите гайки?» Как белоруска работает авиатехником

29.04.2019 - 10:08

Первым делом – самолёты. Ольга Венская с крылатой техникой на «ты». Уже четыре года хрупкая девушка «приводит в чувство» тридцатитонные авиалайнеры. Сейчас Ольга даже может мастерски заменить двигатель самолёта. А несколько лет назад совсем не думала, что свяжет жизнь с авиацией. Помог случай.

Ольга Венская, авиатехник:
Меня пригласила подруга прыгать с парашютом и после этого мне очень понравились самолёты, небо и я решила пойти в авиацию. Хотела быть лётчиком, но не получилось по здоровью, не прошла и решила, что нет никого ближе к самолётам, как авиатехник.

Витая в облаках надежд, Ольга поступила в авиационный колледж. Неудивительно, что она была единственной девушкой в группе. Впрочем, мужской коллектив с удивлением встретил хрупкую барышню, и когда та впервые переступила порог ангара. Зато теперь Ольгу здесь уважают и воспринимают на равных.

Вадим Буслович, авиатехник:
Можно доверить, в принципе, любую работу, с интересом выполняет. На мой взгляд, это не совсем женская работа, но если девушке нравится, то, конечно, это её выбор.

Как признаётся обаятельная авиатехник, работа хоть и сложная, зато интересная. Девушка занимается периодическим техническим обслуживанием самолётов. К примеру, отлетал, Boeing 250 часов – отправляется в ангар, где с ним проводят различные манипуляции. Это и осмотр на наличие повреждений, замена агрегатов.

Приходится работать и внутри самого самолёта. В салоне авиатехник занимается мелким ремонтом, к примеру, устраняет неполадки со спинками кресел, механизмами полок. Один раз Ольге даже довелось менять стёкла: самолет попал в шторм и в него ударила молния.

Ольга Венская:
В кабине мы включаем необходимые нам системы: гидравлические, топливные, также выполняем некоторые тесты.

Работа ответственная и почти ювелирная. Технология здесь – самое важное. К железной дисциплине девушка уже привыкла. Да и к специфике профессии тоже. С маникюром чинить самолёты неудобно, а макияж можно позволить себе только по праздникам. Но это не мешает Ольге всегда оставаться в центре внимания.

Ольга Венская:
В первую очередь, появляется шок, они удивляются. Первый вопрос: «Вы, действительно, крутите гайки?», я говорю: «Да, я кручу гайки».

Чтобы «оживлять» «железных птиц», в самолёты надо влюбиться. Ольге Венской повезло, её любовь взаимна.

Люди в материале: Ольга Венская, Вадим Буслович
Loading...


Глава профсоюза завода «Антонов» в Украине: приходят люди, которые просто хотят раздербанить завод на кусочки



Разрушительная сила цветных революций. Уникальное авиационное предприятие «Антонов», выпускавшее знаменитые самолёты марки «Ан», вот уже более пяти лет находится в затяжном кризисе. Фактически оно находится в стадии ликвидации, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Ситуацию анализируют наши зарубежные коллеги.

Авиационный завод «Антонов» имел стратегическое значение для экономики и безопасности Украины.

Здесь были построены легендарные самолеты «Руслан» и самый большой в мире авиалайнер «Мрия». Но больше завод не работает.

Владимир Папиж, глава профсоюза завода «Антонов»:
Это было одно из престижных предприятий страны, у которого были свои традиции и наработки. Одно слово «Руслан» или «Мрия» говорило о масштабах и достижениях предприятия. Можно было гордиться, что работаешь на этом заводе.

Кризис начался в 2016 году. «Антонов» не мог купить российские детали для машин. С тех пор предприятие не выпустило ни одного самолета.

Владимир Папиж:
Нас очень сильно потрепал Укроборонпром. Потрепал – не то слово. Насаживаются свои люди для контроля предприятия и проворачивают свои схемы. Приходят люди, которые просто хотят раздербанить завод на кусочки, а вкладывать в предприятие никто не хочет.

Из-за финансовых проблем люди уходят с завода. Но Владимир верит, что «Антонов» можно возродить.

Владимир Папиж:
Мы не можем молчать, потому что речь о нашей стране, потому что мы не можем реализовать себя и чувствуем себя невостребованными. Нам нужны рынки и мы можем развивать и улучшать свой, чтобы доказать, что мы знаем, что мы можем.