«Сотовый телефон лежал за бетонной стеной и был обнаружен». Чему и как в армии обучают сапёров

03.03.2020 - 16:18

В посёлке «Сосны» под Минском часто слышны взрывы. Но местные жители привыкли. Корреспонденты программы «Центральный регион» посетили 2-ю ордена Красной Звезды инженерную бригаду. Здесь обучаются мастера подрывного дела – сапёры и инженеры.

Виктор Воробьёв, начальник штаба – первый заместитель 2-й ордена Красной Звезды инженерной бригады:
В мирное время бригады выполняют задачу по проведению гуманитарного разминирования части Минской области и одного района Гродненской области. Также выполняет задачу по подготовке специалистов для участия в соревнованиях, международных Армейских играх, а также по принятию участия в учениях, которые проводятся в масштабе Вооружённых сил. Также выполняет задачу по непосредственной подготовке военнослужащих для выполнения задачи инженерного обеспечения, поддержания в боеготовом состоянии воинского формирования.

Что такое гуманитарное разминирование? Вся Беларусь после войны была буквально напичкана бомбами, минами и снарядами. Их в огромном количестве находят до сих пор. И сразу же приезжают инженеры из «двойки». На счету капитана Артёма Шауро более двадцати двух тысяч уничтоженных взрывоопасных предметов. Имеет медаль за отвагу.

Артём Шауро, заместитель начальника оперативного отделения противоминного центра Вооружённых сил:
Участвовал в выполнении срочных заявок, также в сплошной очистке территории в Докшицком районе Витебской области. Там было много уничтожено взрывоопасных предметов времен Великой Отечественной войны различного калибра, начиная от взрывателей к артиллерийским снарядам и заканчивая артиллерийскими снарядами 280, 203 калибра.

Служит капитан Шауро в недавно созданном противоминном центре Вооружённых сил. Здесь обучаются сапёры высочайшего класса.

Сергей Демчишин, начальник противоминного центра Вооружённых сил:
Первая основная задача – это подготовка военнослужащих. У нас подготавливаются военнослужащие на трех циклах: по взрывным работам, так как инженеры выполняют задачи при чрезвычайных ситуациях – подрыв зданий, подрыв льда, освобождение мостов ото льда. Второй цикл – это гуманитарное разминирование. Это обезвреживание и уничтожение боеприпасов пережитков Великой Отечественной войны. Третий цикл – это противодействие самодельным взрывным устройствам.

Центр предполагает обучение бойцов в условиях, максимально приближенных к боевым. Учебные классы созданы по принципу жилого помещения, детского садика и других мест, где может быть установлено взрывное устройство.

По последнему слову оснащены и бойцы.

Сергей Демчишин:
Это противоосколочный костюм. Разработан у нас в Беларуси. Модернизирован именно под наши условия.  Производитель изготовил этот костюм именно по нашему заказу. Преимущества этого костюма – то, что отстегиваются рукава в летний период, чтобы удобнее было работать. «Коршун» – для обнаружения различного вида взрывателей. Находит везде. Сотовый телефон лежал за бетонной стеной и был обнаружен.

В основном в противоминном центре служат офицеры. Оно и понятно, здесь нужна очень высокая квалификация. Но в самой бригаде задачи выполняют и солдаты-срочники.

Дмитрий Карман, военнослужащий 2-й Ордена Красной Звезды инженерной бригады:
Призвался в конце ноября. Уже третий месяц служу. Впечатления положительные. Когда шел в армию, никаких страхов, опасений не было. Потому что шел сам – хотелось как-то себя воспитать.

Артём Пунько, военнослужащий 2-й Ордена Красной Звезды инженерной бригады:
Я знал, что здесь уже совсем иные условия. Что все хорошо. И когда я сюда пришел, мне нравится. Хорошо кормят, все условия для жилья достойные, хороший коллектив, занятия спортом постоянные.

Сергей Абрамчук, военнослужащий 2-й Ордена Красной Звезды инженерной бригады:
Призвался я сначала на военную срочную службу. Но так обстоятельства сложились, что попал на резерв. Служится хорошо. Выполняем все задачи, поставленные командованием.

Антон Дедюшко, военнослужащий 2-й Ордена Красной Звезды инженерной бригады:
Пришел в армию 2,5 месяца назад. Пока меня все устраивает. Никаких проблем. Ребята дружные, кормят тут тоже хорошо. Никаких претензий пока вообще не возникало. Как офицерский состав, как сержантский состав – абсолютно никаких проблем не возникало. Дружим. Дружно время проводим.

Сергей Абрамчук:
Ходили на стрельбы, автомат собирали на скорость. Соревновались с лейтенантами, со старшими лейтенантами. Составляли им большую конкуренцию в этом, так как имею опыт еще с младших классов. Ходили взрывать шашки, мины. Учились минировать противотанковые мины, а также разминировать.

Антон Дедюшко:
Первые дни – да, конечно, было сложно привыкать. Но со временем – с ребятами сплоченный коллектив, уже относишься к этому по-другому. Мужской коллектив, привыкаешь, начинаешь с ребятами больше ладить. И привыкаешь, что уже не дома, в армии, и уже ответственности у тебя побольше. И ты набираешься сил, новых возможностей для себя открываешь.

Сергей Абрамчук:
Командование дает очень большое вложение в резервистов. Информации очень много, а времени мало дается. Поэтому приходится усваивать это очень быстро. Стараться не выпускать ничего из виду и все, как губка, впитывать. В армии нет ничего страшного, чего могут бояться многие молодые ребята. Пришел, отслужил, получил опыт, мужество и вернулся домой со спокойной душой, отдав долг Родине.

Артём Пунько:
Был какой-то страх, но спустя время, проведенное здесь, он уходит. Замкнутость проявляется, потом постепенно знакомишься, понимаешь, какой распорядок дня, как правильно себя вести, как правильно с кем общаться, и становишься увереннее. И спустя 3 три месяца, ты уже как дом.

Антон Дедюшко:
Дома элементарно даже носки стираешь в стиральной машине, а здесь все ты стираешь вручную. Ты учишься какой-то бытовой системе. Пытаешься сам для себя что-то сделать, а не так чтобы делал для тебя кто-то другой.

Артём Жебит, военнослужащий 2-й Ордена Красной Звезды инженерной бригады:
Меня призвали на срочную военную службу, потом узнал, что можно перевестись на контракт. Долго думал об этом. На срочной службе я пробыл 11 месяцев, потом решился, все-таки, и перевелся на контракт.

Антон Дедюшко:
Третий, второй, первый период – все общаемся одинаково дружно. Никто не ругается ни с кем. Даже если есть какой-то конфликт, он очень быстро утекает. Папа мне сказал: «Служи, сын. Я тоже служил». Просто у меня все в семье служили из мужчин. И папа сказал: «Отслужишь – молодец!» А мама, да, переживала. Сказала, что «Ой, в армию! Как, полтора года?» Но потом как-то она смирилась с этим. Не жалею, потому что я считаю, в армии должен служить каждый парень.

Loading...


Нити для погон с настоящим золотом и пиксельный камуфляж. Как делают военную форму



Белорусская армия сохранила всё лучшее, что досталось от советской военной традиции. Как создаётся современная военная форма, рассказываем в программе «Специальный репортаж»

«Моготекс» – крупнейшее швейное предприятие, которое обеспечивало военной формой весь Советский Союз. Сейчас это признанный лидер не только в Беларуси, но и в России, и в странах ближнего зарубежья.

Виктор Матиевич, генеральный директор швейного предприятия:
Для нас значение имеет, конечно, обеспечение обмундированием практически всех силовых ведомств Республики Беларусь. Это министерство обороны, МЧС, министерство внутренних дел, погранвойска, погранкомитет, который необходим. И именно в этом направлении мы сегодня и работаем. То есть, создавая удобные ткани, которые сегодня применяются. Функциональные, которые защищают человека от дождя, от огня и делают комфортными в жарких условиях погоды. Обсуждался вопрос, что современный солдат имеет вооружение на более 10 тысяч долларов. То есть это и пулемет, оружие, которое он с собой носит. И если он не будет защищен в специальной одежде – он может заболеть, что-то не выдержать, и он не сможет выполнять свои функции. Для нас разработка ткани и, в конечном итоге, изделия – это одна из главных задач. То есть мы рассматриваем о том, чтобы это была функциональная защита человека в любых возможных условиях – во время дождя, холода, снега, огня.

И именно над этим работают наши специалисты, технологическая группа, которая создает ткани. Мы видим, какое необходимо применять сырье. То есть составы сырья – это, естественно, где-то натуральные волокна. Хлопок, вискоза, полиамид. То есть определённые виды ткани, чтобы обеспечить высокие прочностные нагрузки. Это огромный штат для создания только суровой ткани. Затем мы понимаем, что она должна защищать его, в том числе, допустим, приборы ночного видения, тепловизоры, которые сегодня активно применяются. И конечно, уже разработка технологий печати камуфляжных рисунков, подбирая ее по расположению, где это: то ли это лес, то ли – поле. Это огромная работа, которая должна обеспечивать где-то невидимость солдата.

Покажем производство с нуля. Качество будущего костюма закладывается здесь. Перемотка и обработка нитей. Закладывается устойчивость. Дальше шлифовальный цех. Там изделие покрывается специальным составом.

Сергей Шубодёров, исполняющий обязанности начальника технического отдела швейного предприятия:
Идет ткачество, после – суровое полотно, суровая ткань переходит в отделочную фабрику.  Там, в зависимости от состава, ткани она проходит газоопаливающую машину, линию отварки-отбелки и одно из красильных оборудований. Либо периодического, либо непрерывного действия. После она идет на сушильно-ширильные машины, где идет заключительная отделка в виде водо- или масло-отталкивания. И производится сушка и стабилизация готового полотна. И после этого уже – швейная фабрика.

Печатный цех. Здесь ткань приобретает свой привычный цвет. Мастера способны создать абсолютно любую колористическую гамму. Рисунок на военной форме сейчас, в основном, пиксельный. Так он лучше сливается с местностью. При этом в перспективе возможно освоение и 3D-технологий. Создаёт цвета автоматизированная станция.

Сергей Шубодёров:
Раньше все это происходило вручную. Человек взвешивал один тип красителя – второй, добавлял воду, перемешивал, подводил это все к мешалке. Фактор человеческий сильно в этом участвовал. Сегодня человеческий фактор практически полностью исключен. Происходит этот процесс совершенно по-другому. То есть человек даже на химстанции не задействован. Оператор оборудования вводит необходимый рисунок и его метраж. Автоматически рассчитывается необходимое количество красителя, он автоматически изготавливается. И единственное, что нужно сделать оператору – это забрать бочку с красителем и завести его до наливного цеха. Краситель в автоматическом режиме на оборудование будет подан.

Объём производства – от двух до трёх миллионов метров ткани в год. При этом в случае необходимости, не увеличивая количество рабочих рук, можно многократно масштабы нарастить. Каждый элемент производства спецодежды максимально автоматизирован. Даже сушка происходит на специальной линии. Всё это – залог той прочности, которая потом выручает солдат в полевых условиях.

Главные мощности «Моготекса» – в Могилёве. Здесь же находится и предприятие «Лента». На постсоветском пространстве – это крупнейшее производство текстильной галантереи военного назначения. Главные элементы формы, такие как аксельбанты, погоны, ремни, шевроны, требуют ювелирной работы. Наиболее сложны в производстве – генеральские погоны.

Татьяна Сафроненко, начальник отдела рекламы швейного предприятия:
Мы производим эту ленту. Также отшиваем погоны себя на производстве. Этот погон может быть как на сукне, так и без сукна. Погон состоит сам из хлястика, шлевки. Все эти элементы мы производим на своем производстве. Только фурнитуру закупаем. Погоны делаем под ключ. Они формоустойчивые, они не ломаются, не гнутся. Это наше ноу-хау. У каждого рода войск своя расцветка.

Этот погон был представлен в Российскую Федерацию. Обратите внимание: звезды мы вышиваем на предприятии самостоятельно. Это золотая канитель – 5% золота содержит. Сама лента – она тоже содержит 5% золота.
Обратите внимание на эти погоны: здесь нашита лента-галун. Лента-галун также производится у нас на предприятии. Сам по себе этот рулон небольшой, но он очень тяжелый. Сложное, уникальное производство.

Недавно вышел указ Президента «О военной форме одежды». Он содержит в себе полное перечисление всех элементов обмундирования. Его необходимость назрела давно, последний правовой акт, регулирующий эту сферу, был издан в 1999 году. Многое с тех пор изменилось.

Вячеслав Шитик, начальник вещевого управления Министерства обороны Республики Беларусь:
Меняется производство, меняются технологии, меняются задачи. Под всю эту тему вещевое управление совместно с предприятиями РБ ведет работу, чтобы создать максимально комфортные условия для наших военнослужащих.