Художник Альшевский: «Если ты хочешь чего-то достичь в жизни, попытайся это сделать. Зависть – это разрушение»

18.07.2020 - 22:30

Художник откровенно рассказал о себе в программе «В людях».

Вадим Щеглов, СТВ:
Ваши работы есть в Национальном художественном и даже в Третьяковской галерее. Это ведь, наверняка, успех. Но в то же время у любого творческого человека, особенно в Вашем цеху, я знаю это точно, есть понятие зависти. Вот Вы с этим сталкивались? С завистниками? И как Вы к этому относитесь?

Виктор Альшевский, художник, заслуженный деятель искусств Республики Беларусь:
Я не буду вспоминать исторические моменты, допустим, в музыкальном мире или в искусстве изобразительном. Дело в том, что для каждого человека понятие зависти – она сжигает, прежде всего, тебя собственного. То есть если ты хочешь чего-то достичь в жизни, ты попытайся это сделать. Потому что зависть – это разрушение.

Если она разрушительна и ты ничего не добиваешься, потому что в мире живёт уже сегодня миллиарды людей. И кому завидовать? И для чего завидовать? Если ты хочешь взять себе какую-то особенность в человеке, то ты попытайся раскрыть это в себе.

Вадим Щеглов:
Но всегда будет же Моцарт и Сальери?

Виктор Альшевский:
Наверное, да. Почему? Потому что два рядом идущих человека, всегда существует такое, так называемое – друзья ли , среда ли ограниченная наша, она всегда, как бы, противопоставляет какие-то особенности. Кто-то суперталантливо спивается, кто-то суперталантливо закрывается в себе и не раскрывается. Мы знаем много примеров, когда дают человеку все возможности. Как у Андре Моруа, допустим, есть рассказ, когда ему дали возможность: «Ну, напиши. Ты так красиво говоришь! Напиши». Человек не смог два слова связать. То есть человек, если он чего-то хочет, он должен пройти в жизни все этапы, испытать себя. И тогда он получит, обретёт то, что он хотел. Он смог понять себя.

Смотрите 19 июля в 21.15 на РТР-Беларусь.

Люди в материале: Виктор Альшевский
Loading...


«Осталось только ухо от лошади». Альшевский написал первые работы на обоях – для девочки и мамы



Художник откровенно рассказал о себе в программе «В людях».

Вадим Щеглов, СТВ:
А как поняли, что Вы художник?

Виктор Альшевский, художник, заслуженный деятель искусств Республики Беларусь:
Я понял, наверное, тогда, когда я ползал. Вначале на полу, видимо, пытался что-то рисовать, не помню чем. Потом я постепенно поднимался к стене, на стенку поднимался. И в детстве было очень такое абсолютно ярко выраженное желание рисовать. То есть меня никто не мог остановить. Даже тогда, когда дядя-военный сказал: «Ты должен быть суворовцем». «Хорошо», сказал я, – «Буду суворовцем». Я попытался. Но я в школе уже учился для…

Художник Альшевский: «Если ты хочешь чего-то достичь в жизни, попытайся это сделать. Зависть – это разрушение»

Вадим Щеглов:
А первую работу вы во сколько нарисовали?

Виктор Альшевский:
Я помню, первая работа такая серьёзная моя во втором классе. Когда её нарисовал на обоях, принёс в школу (у нас 4 класса) и её выставили на стене.

Это была моя первая картина, которую я на обоях нарисовал и выставил в школе. Поскольку тогда в старшем классе была девчонка, в 4-ом классе она была, и я хотел ей понравится. И, собственно говоря, нарисовал эту картину, выставил и показал, какой я вот есть.

Это была моя первая работа. Должен быть какой-то посыл. Посыл, который даёт возможность, как бы создать лучшее произведение.

Вадим Щеглов:
На обойной бумаге было первое?

Виктор Альшевский:
Да, на обойной бумаге. Потом я уже нарисовал большую картину, это мама попросила, уже дома на всю стенку, огромную такую.

Вадим Щеглов:
Что Вы там изобразили?

Виктор Альшевский:
Там я изобразил рыцаря в доспехах на лошади. И, собственно говоря, противостояние. Я вспомнил параллельно, опять же, такой момент.

Когда я был совсем маленький, была свадьба во дворе у соседей. И там такая брама большая была, там пьянка вовсю была. И раскрылись вот эти вот ворота большие, и я на пути лошади. И эта лошадь, выезжая из брамы, стала на дыбы. И какая-то женщина взяла, быстро подбежала, убрала меня. Лошадь опустилась, умчалась по деревне.

То есть, в принципе, вот эта вот особенность осознания человека, оно определяет первичный этап его рождения. Останавливает тебя судьба или останавливает, как говорится, над тобой занесённый меч. То есть дана ли тебе жизнь или не дана эта жизнь. И вот это вот первая картина, которая, может быть, подсознательно… Она была создана в деревне, когда я учился в Республиканской школе-интернате по музыке и изобразительному искусству уже в Минске 60-ых годов, я тогда уже, когда научился рисовать, я сделал эту первую картину, когда лошадь на дыбы встала, вооружённые люди, на втором плане замок. И очень долго родители переклеивали обои, лет 10, наверное. И, в конце концов, осталось только ухо от лошади и ещё я не помню, что. Мама говорит: «Надо рисовать другую картину». Я говорю: «Я уже не смогу, потому что время ушло рисовать дома на обоях. Видимо, такова судьба». То есть я тогда нарисовал и ушёл из дома. То есть ушёл в школу-интернат по музыке и изобразительному искусству.