Художник Жанна Капустникова – о пути в искусство, любви к живописи и серии картин «Дожинки»

12.12.2016 - 09:26

Жанна Капустникова принадлежит к тем немногим художникам, для которых тема национальной культурной идентичности не утратила свою актуальность. А раскрыть все грани таланта художницы помогли удачно сложившиеся обстоятельства, люди, случай и родители, сообщили в программе «Большой завтрак» на СТВ.

Жанна Капустникова, художник:
Кода-то заметила воспитательница в детском саду, потом учительница в школе, которая меня и направила в художественную школу, и родители этому всячески способствовали. И только после этого я поняла, что хочу стать художником.

Потом – художественное училище, институт. А после уже работа художником по костюмам, художником-постановщиком в театре, кино и на телевидении. Но все же живопись – главный способ творческого самовыражения Капустниковой.

Жанна Капустникова, художник:
Если говорить о том, что же я люблю больше, то все-таки живопись, потому что иначе бы из кино и телевидения не ушла бы. Мало было мне свободы и там, и там, не все зависело от меня, и поэтому я и не то, чтобы сделала свой выбор, я вернулась к тому, с чего и начинала.

Еще в 90-х ей довелось много работать с национальным сценическим костюмом. Видимо, тут и было посеяно первое зерно, которое через пару десятков лет выросло в урожай картин под названием «Дажынки».

Жанна Капустникова, художник:
В 2014 году была задумана вторая серия «Дажынок» и показаны были в 2015 году. Сейчас я нахожусь в работе и готовлюсь к выставке, уже к третьей серии «Дажынок». Третья серия моих «Дажынок» будет называться «Марсианский пятачок».

Все персонажи и сюжеты рождались из рассказов сына художницы, которому довелось окунуться в сельскую жизнь.

Жанна Капустникова, художник:
Мой сын поехал добровольцем работать помощником комбайнера в один из колхозов на Лагойщине. И когда приехал, привез мне очень много фотографий и много всего мне рассказывал.
Эта работа называется серьезно – «Попытка левитации». Это у нас кабачки, пытающиеся взлететь.

Жанна Капустникова весело и абсолютно раскованно «варит» свое блюдо, бросая в него, казалось бы, несовместимые ингредиенты.

Жанна Капустникова, художник:
Я не люблю всяких умностей и серьезностей. Самая моя серьезная выставка была – это другие «Дажынки». И все равно это было при помощи цвета – «вырви глаз», то есть на серьезные темы несерьезно. Но мне казалось, что так должно быть больнее.

Возможно, в реальности все выглядит не так ярко, но кто сможет запретить художнику «видеть мир» таким и открывать этот мир нам.

Люди в материале: Жанна Капустникова
Loading...


«Фотографировал отдельно лицо, руки и туловище». Белорус рассказал, как создавал мурал, признанный лучшим в мире



Шагающую на торце одного из домов на Притыцкого девушку международные эксперты признали лучшим муралом в мире. На суд жюри участники представили множество работ, шедевров стрит-арта. Если наш выбрали из большого количества претендентов, то это весомая победа.

Гости программы «Новое утро» на РТР-Беларусь – координатор проекта Urban Myths – Олег Ларичев и художник – Евгений Сосюра (Mutus).

Что для вас значит эта победа?

Олег Ларичев, координатор проекта Urban Myths:
Приятно, что в мире кураторы заметили Беларусь. Раньше мелькали работы из Беларуси, но это были не белорусские художники, а сейчас уже есть художник международного уровня – Женя, все его кураторы уже идентифицируют.

Евгений, как Вы разрабатывали мурал?

Евгений Сосюра (Mutus), художник:
На разработку эскиза ушло довольно много времени, наверное, на протяжении месяца или двух.

Вы это делаете на бумаге?

Евгений Сосюра (Mutus):
На компьютере в Photoshop, в электронном виде эскиз. Там было 40 вариантов с мелкими отличиями или с не очень мелкими.

В чем была идея?

Евгений Сосюра (Mutus):
Конкретно именно этой девушки не было изначально. Сначала была концепция, а уже потом ближе к концу искалась модель и фотографировалась.

Концепция того, что это будет богиня Макошь, была с самого начала?

Евгений Сосюра (Mutus):
Да.

Когда Вы рисуете, у Вас на руке есть какой-то образец?

Евгений Сосюра (Mutus):
Эскиз.

Были ли такие моменты, что Вы, условно, отошли 300 метров и понимаете, что здесь немного криво?

Евгений Сосюра (Mutus):
Конечно. Это нормально. Это всегда так.

Это какое-то искусство или здесь есть какая-то формула?

Евгений Сосюра (Mutus):
Каждый художник делает по-своему, кто-то обозначает квадраты, кто-то другими способами делает разметки. У меня тоже немного свое, но все примерно схожи по технологии работы.

Ваши коллеги, которые рисуют муралы, это, как правило, художники? Этому где-то обучают?

Евгений Сосюра (Mutus):
В основном, все сами учатся.

Насколько известно, реальный персонаж мурала проживает где-то в Серебрянке?

Евгений Сосюра (Mutus):
Да, наверное.

Как Вы выбирали девушку?

Евгений Сосюра (Mutus):
Я просто искал среди знакомых художников в Instagram, перелистывал фотографии и искал лицо, которое, мне кажется, идеально подойдет.

Почему Вы выбрали именно эту девушку?

Евгений Сосюра (Mutus):
Я даже не знаю, просто красивая и необычное положение.

Вы решили написать ей, что хотите ее нарисовать?

Евгений Сосюра (Mutus):
Да.

Как было дальше? Согласилась без проблем?

Евгений Сосюра (Mutus):
Да.

Ей нужно было Вам попозировать для того, чтобы Вы с нее срисовали какой-то эскиз или фотографии было достаточно?

Евгений Сосюра (Mutus):
Фотографировал отдельно лицо, руки, туловище, а потом в Photoshop это все склеивал, даже положение руки и пальцев – это различные варианты. Они все пробуются и потом самые идеальные варианты выбираются.

Вы учитывали при создании мурала здания вокруг?

Евгений Сосюра (Mutus):
Конечно, учитывал. Изначально осматривается фасад с разных ракурсов, делаются фотографии, складывается в Photoshop, как это будет выглядеть, чтобы ничего не заслоняло. Например, на моем рисунке снизу нарисованы деревья, они идеально повторяют контур деревьев, которые стоят. Чтобы с разных ракурсов максимально выигрышно смотрелось.

Предупреждаются ли жители дома, что теперь будут с такой красотой?

Олег Ларичев:
Студенты-социологи БГУ проводили опрос: как жители относятся к таким проектам, как они относятся к предыдущему проекту на улице Лещинского и, уже получив результаты, что более 80% положительно относятся, тогда уже с администрацией вопросы снялись.

Какие ближайшие планы? Появится ли что-то новое в Минске?

Олег Ларичев:
Такой страшный секрет, который уже, наверное, не секрет – будет работа с белорусским галерейным художником, очень известным, он учился на монументалиста. Мы с ним предварительно разговаривали и он готов сделать большой фасад. Это будет самый высокий мурал в Беларуси, если все получится.