«И мы хотим к этому прийти?» Вот что говорит белорусский шахтёр на пенсии о политических партиях

11.04.2021 - 21:01

Новости Беларуси. Политические партии могут стать еще одним социальными лифтом, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

Евгений Пустовой, корреспондент:
Но впустят ли в него, например, агрария из Климовичей и/или многодетного отца из Каменной Горки? Да, они могут утолить амбиции тех, кто хотел рулить не только дорогими паркетниками, но еще и какой-то частью общества. Да, у городских элит запрос на это есть. А вот, например, давайте послушаем мнение обычного белоруса, шахтера на пенсии.

Станислав Стариков, общественный активист:
Неужели вы думаете, что, если у нас соберется несколько партий, – а они еще захотят в депутаты по партийному списку – вы представляете, кто туда придет, какие люди? Мою партию не избрали? Ну, естественно, я закричу: «Фальсификация!» Как это меня не… Люди, на улицы! Вперед! Майдан! Что, не будет этого? Будет. Вон, Киргизия, как два года, так и пошло. Сегодня на Украине, там куча партий и там мордобой – никакой власти, ничего, страна вон как живет. Что в Молдавии делается? В Грузии что творится? И мы хотим к этому прийти? И вот эти люди, разве вы не видите, что за вашей спиной? Сегодня взорвалась самая демократичная страна мира: две партии, и те не поделились, молотятся между собой.

Читайте также:

Александр Лукашенко: кто-то, возможно, упрекнёт, что многие годы государство не стимулировало развитие партий

Пётр Симоненко: Украина кровью расплачивается за всё, что связано с изменением понимания ответственности политических сил за судьбу народа

Евгений Криштапович – лидерам политических партий: «А что вы, ребята, делали 25 лет? Вы покажите степень своей эффективности»

Loading...


Евгений Пустовой: «Партии должны стать механизмом роста, а не раздора»



Новости Беларуси. Корреспондент Евгений Пустовой в программе «Неделя» на СТВ рассуждает о партийном строительстве в Беларуси.

Евгений Пустовой, корреспондент:
Джонатан Свифт говорил, что партия – это безумие многих ради выгоды единиц. Так что будем разбираться.



Евгений Пустовой:
Например, на плазме картинка из интернета всплыла на запрос «политические партии». В идеале партии – это продукт гражданского общества. Когда ты чувствуешь, что управляешь процессом. Ну хотя бы думаешь, что это так. Но в реальной жизни зачастую партии просто лоббируют чьи-то интересы. Большинство нынешних партий монетизированы. Идеи дополняют бизнесы, некоторые даже авиакомпаниями владеют. Из-за некой политической турбулентности прошлого года, сначала на диалоговых площадках, а затем на Всебелорусском собрании решили разнообразить партийную систему страны. Процесс пошел.

Александр Лукашенко: кто-то, возможно, упрекнёт, что многие годы государство не стимулировало развитие партий

Евгений Пустовой:
Интересы всего народа представлены в парламенте.

Из 110 депутатов партийный только каждый пятый. Больше всего коммунистов – 11 человек, у шести депутатов мандаты Республиканской партии труда и справедливости, два человека представляют Белорусскую патриотическую партию и по одному – Либерально-демократическую партию и Белорусскую аграрную партию. Люди же выбирают конкретного депутата, а не размытое партийное название.

Александр Лукашенко: мы должны всё изначально обставить, выработать серьёзнейший закон о партиях, чтобы потом не кувыркаться

Евгений Пустовой:
Партии есть, а доверие к ним? В Беларуси 15 партий. Только половина – конструктивные. Их потенциал держится либо на ностальгии, либо на харизме лидера.

Читайте также:

«Не соответствуют нашему времени». Знают ли студенты Академии управления политические партии Беларуси?

Пётр Симоненко: Украина кровью расплачивается за всё, что связано с изменением понимания ответственности политических сил за судьбу народа

«И мы хотим к этому прийти?» Вот что говорит белорусский шахтёр на пенсии о политических партиях

Евгений Пустовой:
На графике все понятно. Это цифры недавнего социологического опроса. Вот так сейчас белорусы доверяют нашим политикам. На первом месте Президент Лукашенко. На втором – строчка «никому не доверяю», затем идут уже представители власти и просто политики. Напомню, опрос проводили украинские специалисты. Ну, чтобы власть не обвиняли в фальсификации результатов.

Евгений Пустовой:
Как здесь не совершить ошибок, чтобы политические объединения не стали карманными клубами по интересам или партиями в чужих политических играх? А сами партии должны стать механизмом роста, а не раздора.

Евгений Криштапович – лидерам политических партий: «А что вы, ребята, делали 25 лет? Вы покажите степень своей эффективности»

Евгений Пустовой:
Правила игры для партий будут известны заранее. И численный порог, и количество учредителей, а может даже введут и определенный базовый географический охват. А уже потом перерегистрация. Чтобы у всех были равные условия – демократия.

Глава Минюста рассказал, какие изменения могут произойти в законодательстве о политических партиях

Олег Слижевский, министр юстиции Беларуси:
Проектом закона предусмотрено, что учредителями политической партии могут быть только граждане, постоянно проживающие на территории Республики Беларусь. Возможно, такая же норма будет и применительно не только к учредителям партий, но и к членам политической партии. Абсолютно нормально, правильно – и это общемировой подход, когда политическая партия не может получать ни финансирование из-за рубежа, ни иным образом быть подвержена влиянию из-за рубежа.

Евгений Пустовой:
Закон будет широко обсуждаться и дорабатываться. Чтобы не навредить. А тем, кто видит себя на вершине политической партийной пирамиды, пускай очки зарабатывает уже сейчас, реальными делами.

Есть такое общественное объединение «Город без наркотиков». Его участники 11 лет занимаются патриотическим воспитанием молодежи, отстаивают традиционные ценности. За это попали под оппозиционную критику, мол, они приверженцы русского мира. И они тоже хотят создать партию. Зачем и в чьих интересах?

Петр Шапко, руководитель общественного объединения:
Я вообще не верю в эффективность многопартийных систем как таковую, и наше решение было принято, можно сказать, из-за состояния безысходности. То есть когда было объявлено, что такая система создастся – мы, в принципе, неоднократно сталкивались с представителями различных политических сил в стране, поэтому просто для того, чтобы создать какой-то противовес, мы решили, что необходимо входить в политику.

Евгений Пустовой:
Ну что же, партийный ландшафт эволюционно будет меняться. Но с учетом не только желаний истеблишмента, а прежде всего интересов всего общества. Никто не зарывает в землю политическую инициативу. Но главное, чтобы потом эта плюралистическая почва давала пшеницу, а не тернии. Есть хороший по этому поводу афоризм: партия, которая объявляет своей заслугой дождь, не должна удивляться, когда ее обвиняют в засухе.