«И ругают, и хвалят, к этому нужно относиться спокойно». Поэтесса Юлия Алейченко о современной литературной деятельности

13.09.2018 - 11:08

День письменности, который состоялся в начале сентября в Иваново, подарил не только массу восторга, но и новые литературные имена. В рамках праздника состоялось чествование победителей республиканского конкурса «Национальная литературная премия» за произведения, написанные в 2017 году.

Гость программы «Утро. Студия хорошего настроения» на СТВ победитель в номинации «Лучший дебют» Национальной литературной премии Юлия Алейченко.

О чем книга Юлии Алейченко «Пад чароўным шкельцам»? Какие темы востребованы у современных писателей? На кого Юлия ориентируется в своём творчестве? Как молодому автору найти своего читателя?

Подробности в видеоматериале.

Люди в материале: Юлия Алейченко
Loading...


Племянница Владимира Короткевича: «Многія людзі лічылі яго фантазёрам, лічылі, што ён рамантызаваў гісторыю Беларусі»



Сделать фильм про Владимира Короткевича. Что может быть проще – вот он, весь на виду. Вся его жизнь, его творчество, его женщины. Именно так казалось авторам одной из серий документального цикла «Тайны Беларуси» на старте проекта, но уже буквально в первые дни, погрузившись в материал, стало понятно: за простотой и образом «своего парня» – а именно так вспоминают про Короткевича многие, кто его знал, скрывается неимоверная глубина – глубина мыслей, слов, поступков.

Уже многое сказано – и про страсть привозить из поездок самые разные сувениры от ракушек до чертиков, и про вредные привычки, и про личную жизнь. Да, все это часть его жизни, и отними это, перечеркни, возможно, и многих произведений Короткевич никогда бы и не написал.

Денис Мартинович, писатель:
Караткевіч быў рамантыкам. Без канкрэтных жанчын, без натхнення ен бы не напісаў большасць сваіх твораў, таму што шмат твораў, дзе можна знайсці рысы той ці іншай жанчыны, якая сустракалася ў яго жыцці, якая ўплывала бы на яго жыцце.

Но помимо женщин была у Владимира Короткевича ещё одна страсть. Страсть, которой он, как писатель, обязан своей популярностью. Страсть, ради которой он с юных лет был готов пожертвовать всем. Имя её – Беларусь! Любовь всей его жизни – это любовь к своей родной земле. И спорить с этим уж точно никто не возьмется. Искреннее, трепетное и восторженное отношение к корням своим впиталось в его сердце с самого детства, и после проявлялось во всем, что бы ни делал Короткевич. В каждом из своих произведений он восторгался своей страной, своей землей под белыми крыльями.

Петр Жолнерович, кандидат филологических наук, доцент факультета журналистики БГУ:
Слово «зямля» ў адным са значэнняў тлумачальнага слоўніка – гэта і есць краіна, дзяржава. Ен шмат вось пра гэта гаварыў, ен паказаў упершыню, што беларус – гэта не толькі пан сахі і касы. Ен прымусіў беларуса ганарыцца сваей гісторыяй.

В стихах и прозе, в сценариях к фильмам, в многочисленных очерках – все проникнуто уважением к народу. И именно Короткевич для многих белорусов заново открыл книгу истории, где нашлось место величию белорусов и богатству традиций.

Елена Синкевич, племянница Владимира Короткевича:
Я лічу, што яго роля ў беларускай літаратуры і ў беларускай культуры бяспечна вялікая і магчыма яшчэ да канца не асэнсаваная. Ен стварыў мастацкую гісторыю ў Беларусі. Многія людзі лічылі яго фантазерам, лічылі, што ен рамантызаваў гісторыю Беларусі. Няхай будзе так, калі яго чытачы зацікавяцца гісторыяй сваей краіны, захочуць яе ведаць, захочуць ганарыцца ею.

Племянница классика белоруской литературы Елена Синкевич с болью рассказывает о некоторых записях в одном из дневников дяди. В то время многие его произведения были подвергнуты цензуре. Конечно, это выбивало писателя из творческой колеи, но Короткевич не сдавался.

Елена Синкевич:
Канешне, ен хацеў, каб кнігі, якія ен напісаў, вышлі, каб чытач іх бачыў, таму, напэўна, ен бясконца і пераробліваў, і скарачаў, і не заўседы гэта выходзіла тое, што ен хацеў.

История жизни Владимира Короткевича – это еще и история белорусского кино. И тем ценнее воспоминания о его роли в кинематографе от тех, кто работал с Короткевичем-сценаристом. О спорах и ссорах с режиссерами, о причинах, по которым киноленты были отправлены на полку.

Михаил Басалыга, художник:
«Быў, есць, буду», калі так на слых успрымаеш гэтыя словы, чаму ен так сказаў, можна растлумачыць, як бы яго там не тапталі, як бы яго не заціралі, а ен усе-такі быў і есць. За плячамі было многа-многа чаго зроблена і будзе.

Можно ли сегодня назвать Владимира Короткевича гением? Наверняка, у поклонников его таланта есть ответ на этот вопрос. Но а для тех, кто пока ещё не открыл для себя богатый и захватывающий мир писателя Короткевича, совет один – срочно в книжный магазин.