«ИГИЛ – пародия, международный сброд, собранный для того, чтобы опозорить религию». Большое интервью муфтия Шабановича | Столичное телевидение - СТВ
новости СТВ в твиттере

«ИГИЛ – пародия, международный сброд, собранный для того, чтобы опозорить религию». Большое интервью муфтия Шабановича

18.01.2018 - 22:25

Лауреат ежегодной премии «За духовное возрождение», муфтий Мусульманского религиозного объединения в Республике Беларусь Абу-Бекир Шабанович в программе «Простые вопросы» с Егором Хрусталёвым.

Егор Хрусталёв, ведущий:
Уважаемый муфтий, большое спасибо за возможность с Вами встретиться. И, в первую очередь, позвольте присоединиться ко всем поздравлениям с уникальной наградой для Беларуси – премией «За духовное возрождение». Надо сказать, что, конечно, наверное, совокупность событий для мусульман Беларуси последних двух лет – это и 620-летие поселения татар в Беларуси, и открытие, восстановление, вернее, мечети, привели к такой награде. Но для Вас лично какие события Вы бы назвали своими собственными достижениями последних лет?

Абу-Бекир Шабанович, муфтий Мусульманского религиозного объединения в Республике Беларусь:
Конечно, для меня это событие я бы назвал «На склоне лет». Мне, слава Богу, уже 79-ый год. Это – самая высшая награда, потому что это – признание руководством страны моей деятельности. Это – признание деятельности нашего актива, национального мусульманского актива, который в гражданском обществе нашей страны занимает такую связующую, добрую роль в укреплении взаимопонимания, укреплении сообщества нашего. Чем и славится наша родная Беларусь.

Егор Хрусталев:
Но, возвращаясь к моему вопросу, что бы Вы считали своей личной, человеческой заслугой или достижением?

Абу-Бекир Шабанович:
Вы знаете, это явилось, видимо, обобщением всей моей предыдущей жизни. И она прошла, вся жизнь, буквально, я вот подчёркиваю, в просвещении. Я всю жизнь работал учителем, воспитателем, директором школ, гимназий, работником народного образования, как организатор отдела образования районного. Я занимался и издательством – подготовкой издательства учебной литературы в начале 90-ых годов, когда потребовалась, буквально, учебная литература – национальная, наша. И считаю своим тоже достижением в этой области. Я работал и в системе государственной инспекции учебных заведений нашей страны. То, что проходило, смешивается в уровень образования, работу кадров, признание и влияние, положительное влияние на улучшение системы образования. А выйдя на пенсию, меня общественники избрали муфтием, и на мою долю как раз выпала такая возможность, данная Всевышним, организовать процесс возрождения ислама на Беларуси, которому, Вы очень правильно сказали, исполнилось 620 лет. И чтобы активно осуществлять нашу национальную религиозную политику с нашими гражданами и приезжающими к нам на временное проживание, и гостей в Республику Беларусь – это создание базы. База – конечно же, мечети. Мечетей в Беларуси, вообще-то, было более 40 до Великой Отечественной войны даже. Но, к сожалению, после войны осталась только одна на моей родине – в Ивье. То, что не восполняло потребность верующих.

Егор Хрусталёв:
Информационное пространство в мире сегодня таково, что у очень многих людей, которые следят за новостями, мусульмане и ислам вызывают настороженность. Это связано с террористическими актами. И, знаете, даже два словосочетания, которые употребляются со знаком «минус» – «Исламское государство», запрещённое, и «исламские фундаменталисты» – в общем-то, в контексте новостей всегда звучат настораживающе. Вы общаетесь с мусульманами Беларуси. Чувствуют ли они эту настороженность в Беларуси? Ведутся ли об этом разговоры? Увеличивается ли, скажем, накал осторожных взглядов?

Абу-Бекир Шабанович:
Я это особо чувствую в силу своего положения. Я являюсь членом многих советов мусульманских организаций. Являюсь, допустим, ассоциированным членом Совета муфтиев в России, я являюсь членом Евразийского исламского совета, который базируется в Стамбуле. Меня ввели в состав всемирного такого форума, на котором избрана комиссия по разработке объяснений, разъяснений, то есть, фетв с центром в Египте на базе аль-Азхара – это самый знаменитый у нас ВУЗ богословский, исламский. И поэтому, в силу обстоятельств, я встречаюсь с многими представителями исламских государств и организаций различных, и так далее. Я владею этой обстановкой, и естественно не только тем, что преподносится средствами массовой информации, но и, что называется, вживую. Например, будучи за рубежом, меня всегда спрашивают, когда узнают о Беларуси нашей из моих уст, и узнают с хорошим преподнесением, вообще, о живущих в Беларуси, в нашем государстве, всех удивляет: как это – в мире неспокойно, в мире происходит, в том числе, со стороны мусульман, различные выпады неприятные, то, о чём Вы только что перечислили, а в Беларуси – тишина, спокойствие, содружество. Это что? Случайно? Или там нет мусульман, вообще?! На что я всегда отвечаю: «Приезжайте к нам в Беларусь и изучите опыт проживания нашего сообщества. Вы убедитесь как христиане, как христианская религия, иудейская и исламская религия – одной ветви Авраамовой, они имеют одну и ту же основу – иикаких ссор, никаких споров, между ними никаких трений не было на протяжении более 6 веков! И поэтому, на сегодняшний день, Вы убедитесь: уважительное отношение людей к тем, кто заслуживает это уважительное отношение». Мы своим трудолюбием, своим, не только мусульманским, а и человеческим трудолюбием, взаимопониманием, взаимоподдержкой и, я бы сказал, толерантностью, терпением друг к другу, если что-то тебе и не нравится в соседе, но ты уважай ближнего, уважай соседа и чти, как своего родственника, а, может, даже и выше. И это происходило веками. На испытании были все ценности. То, что называется цивилизованные ценности – это от религии и от гражданского сообщества, совместное проживание и борьба против врагов, совместный труд, все ломки исторических эпох – мы все вместе с населением проживали в одинаковой мере. Поэтому равное отношение, невзирая на национальность, равное отношение, невзирая на религию. Вот это – главная база отношений между людьми. И поэтому у нас здесь таких эксцессов быть не может. А то, что творится, особенно, на сегодняшний день, в арабском мире – недопонимание, войны кровопролитные, то, что возникает в центре арабского мира, возникает такое, так называемое государство как ИГИЛ! Извините, это – пародия, это – международный сброд, собранный для того, чтобы опозорить религию. Ты принимаешь её – живи по её законам! Живи по этим предписаниям! И тогда не будет вот этих вот недоразумений больших, и люди не будут настороженно смотреть, что ты – мусульманин.

Егор Хрусталёв:
Уважаемый муфтий, то, что настораживает больше всего, скажем, светское общество – то, что люди, совершающие террористические акты, не задумываясь, приносят свою жизнь в жертву. При этом, оправдывая это, опять-таки, исламом, мусульманской религией. Это – неверная трактовка того, их собственных поступков. Но, насколько верно то, что удаётся убедить молодых людей поступать именно таким образом именно из-за того, что они видят неравноправие, социальное неравенство, насколько верно, что именно этими рычагами, этими убеждениями удаётся действовать на новое поколение?

Абу-Бекир Шабанович:
Это, опять-таки, всё за рубежом происходит. Вы очень правильно подчеркнули, что это – не от религии. Это – использование только фрагментарно какого-то положения религиозного в извращенном виде. И я кратко скажу: все эти так называемые мусульмане, которые творят такие выходки – они в аду! Это однозначно. И то, что они делают – то, что и себя подрывают, самоуничтожают, они не имеют права! Не имеет человек права совершать суицид. Это – грех большой! Он сразу уходит, по любой причине, он сразу уходит в ад, попадает.

Егор Хрусталёв:
Но почему, они же верят в то, что они попадают к Аллаху?

Абу-Бекир Шабанович:
Значит, есть такие, которые воспитывают их вот в таком вот духе или покупают, или попадают в зависимость.

Егор Хрусталёв:
Я задавал этот вопрос Вашим коллегам, главам церквей и православных, и католических в Беларуси, и получал разные ответы. К религии, к вере человек чаще всего приходит и больше задумывается уже во второй части жизни, когда думает о том, что же с ним будет дальше. Вот Вы боитесь смерти?

Абу-Бекир Шабанович:
По-моему, каждый живой боится бед и боится смерти, и боится ухода из жизни. И в этом страх, наверное, его увеличивается, так как у нас, ну, мы ведём такой образ жизни, к сожалению, что умираем по какой-то причине. И не просто по старости, ветхости организм отжил, а, как правило, присоединяются болезни. Болезни разные бывают.

Егор Хрусталёв:
То есть, не значит, что истинно верующий человек, правоверный мусульманин не думает, что его ждёт после смерти?

Абу-Бекир Шабанович:
Думает. Правоверный, любой правоверный думает и знает, что будет в его жизни вечной. При переходе из мирской жизни в вечную он пройдет судный день, и там испытания – он перед Всевышним будет отвечать. Каким ты был, какие знания ты приобретал, как знаниями этими делился и полезность этих знаний, как ты помогал людям, как ты относился к ним, как ты защищал, как ты милосердствовал, была ли любовь в отношениях с людьми, каковы намерения у тебя были? Намерения просто показушные или чистые? Чтобы истинно быть вот таким верующим и помогать, помогать ближнему. Вот на эти многочисленные вопросы он будет отвечать Всевышнему. Поэтому, если правоверный признаёт единого и единственного Всевышнего Господа, и в своей жизни благодеяния творит по законам, переданным Всевышним через писания людям неоднократно, то у него надежда есть, что будет спасение.

Егор Хрусталёв:
Уважаемый муфтий, позвольте Вас ещё раз поздравить, а я думаю, что в Вашем лице и мусульман Беларуси поздравить с этой премией «За духовное возрождение», и лично Вам пожелать здоровья и всяческих успехов в Вашем деле.

Абу-Бекир Шабанович:
Спасибо большое. Я искренне рад и благодарен руководству страны, руководству православия и лично многочтимому Павлу об этой награде. Это, действительно, признание. Признание культуры того народа, который достигает плюс-минус где-то десятые, около одного процента от общего населения. Вот этот процент прожил более 6 веков. Сохранился! Это – заслуга ж не только его, но и заслуга этой, общо говоря, среды, этих людей, с их культурой, с их верой. И мы ощущаем себя, действительно, составляющей этого нашего белорусского мира. И я не лукавлю, когда за рубежом отвечаю на вопрос: «А сколько вас там таких вот мусульман в Беларуси?» Я всегда говорил и говорю: за 6 веков сохранившихся нас там около 10 миллионов – вместе с белорусами. Это – единение, это – понимание, это – философия нашей жизни. И я прошу Всевышнего, чтобы в дальнейшем этим руководствовались и мои соплеменники, и мои соотечественники, и после нас эта жизнь продолжалась бы в таком же направлении.

Загрузка...