Илья Бегун: «Беларусь в любой момент может вернуть прежний уровень защиты литовской границы»

04.08.2021 - 22:39

Новости Беларуси. Как будет развиваться миграционный кризис в Литве и ситуация на белорусско-литовской границе? Вопиющее убийство иракца и отношение властей Литвы к мигрантам.

Актуальную тему в программе Новости «24 часа» на СТВ мы обсудили с нашем гостем – аналитиком Ильей Бегуном.

Ольга Шерснева, СТВ:
Сегодня появилась первая жертва среди мигрантов, которых литовцы выгнали со своей территории. Что дальше? В местах размещения мигрантов стрелять начнут? Это уже какие-то фашистские действия.

О мигрантах на границе Литвы: их не просто их отправили с угрозами, в них стреляли

Илья Бегун, аналитик:
Текущее количество людей, которое не может вместить этот центр, по сути, вынудило в прямом смысле Литву делать просто палаточные лагеря, которые вообще никак не соответствуют нормальным условиям содержания людей. Особенно сейчас, уже конец лета, скоро начало дождей, а потом снега – что они с ними делать будут? Точно так же оставят, прямо на улице, как собак? Похоже на то, судя по всему.

Информация, что уже сегодня поступала, о том, что 180 человек обратно отправили из Литвы, и мы уже видели, даже сейчас, видеозаписи того, что не просто их отправили с угрозами, в них стреляли. Касательные, сквозные – сейчас уже эта вся информация есть в интернете. Но из 180 человек Беларусь приняла 40. Так как у нас граница в основном работает сейчас в первую очередь на предотвращение попадания на территорию Республики Беларусь, то можно утверждать, что из этих 180 140 обратно в Литву опять попали. То есть как они ни пытаются создать видимость, что все у них под контролем якобы, что у них якобы отличные пограничные службы – нет, у них не хватает людей даже банально для того, чтобы защититься от того, чтобы люди не проникли вновь, банально обойдя, образно говоря, куст соседний.

На Западе права человека и свобода слова – это очень удобная сказка для бедных

Ольга Шерснева:
Евросоюз так борется за права человека. Ваше мнение, как он отреагирует по этому факту?

Илья Бегун:
На Западе права человека и свобода слова – это, скажем так, очень удобная сказка для бедных, как говорится. Это можно очень хорошо продавать, особо вот этим ярким, кричащим личностям, которые могут продвинуть какую-то идею. Но на самом деле кулуарно это все абсолютно по-другому выглядит.

То, что происходит сейчас в Литве… Можно даже в некотором роде сказать, что они наблюдают, они прощупывают ситуацию, как на провокации реагирует наша сторона, что мы будем делать в качестве мер эскалации. Почему выбрана Литва? Скажем так, в первую очередь это исторически. Это была одна из самых протестных республик во всем Советском Союзе, которая с превеличайшей радостью отделилась от СССР в 1991 году. На текущий момент они возобновляют старую политику.

Мы еще вспоминаем, кто у них там был изначально в руководстве – Ландсбергис, только дедушка текущего главы МИД Габриэлюса. Ландсбергис, ввиду своей малодушности, пелены перед глазами из-за того воспитания, что дал ему его дед, ведется на эти провокации Брюсселя. Он позволяет манипулировать целой страной. Но ответные действия… Они ведь рассчитывают, что Брюссель, Вашингтон их поддержат – этого может не случиться. Мы уже увидели, что границу они попросили помочь защитить, сначала попросили 41 миллион евро. Что им сказали? Дулю.

«Они готовы к эскалации»

Ольга Шерснева:
Как дальше будет развиваться миграционный кризис в Литве?

Илья Бегун:
Это уже открытая конфронтация с заведомо известным сценарием того, что они готовы к эскалации. Фактически данная ситуация может вынудить нас в свою очередь подтянуть дополнительный штат сотрудников погранкомитета к границе. В свою очередь они – как ответная мера – заявят сразу же такие, лапки кверху: «Ой, так нам же тоже надо. Беларусь тут стаскивает, Беларусь здесь формирует вооруженные формирования под нашей границей». Хотя по факту просто люди будут нести службу, наши пограничники.

И нужен кто-то сейчас сторонний, кто сможет независимо обсудить этот вопрос. Если ранее вопрос по Донбассу нашли стороны в виде России, Германии, то по Беларуси и Литве, на мой взгляд, точно так же нам необходимо подключать как минимум, с одной стороны, Россию. И, с другой стороны, должен быть кто-то, кто сможет более-менее объективно и уравновешенно этот вопрос деэскалировать. Это уже не смешно.

Ольга Шерснева:
Вы некоторое время успели прожить в Литве.

Илья Бегун:
Да.

Литва сама по себе не является самостоятельной страной. Сказывается явная помощь Запада

Ольга Шерснева:
На чем строится их внешняя и внутренняя политика? И понимают ли литовские политики, что они делают в отношении Беларуси?

Илья Бегун:
Если смотреть по внешней политике, то она претерпела сильные изменения. Здесь сказывается явная помощь Запада. Как минимум обещания этой помощи, на этом стоит сделать акцент. Литва сама по себе не является самостоятельной страной. Особенно последние действия, которые они допустили после интеграции с Евросоюзом. А именно экономическую зависимость сделал для них переход на евро. Отказ от использования атомной электростанции в Игналине – это отдельная целая история.

Закрытие части своих производственных предприятий в угоду квотам Евросоюза сделало их очень зависимыми от общей интеграции с экономической системой Евросоюза. Но при этом о развитии социальной отрасли, с одной стороны, можно где-то сказать и хорошие вещи. К примеру, что у них выросла зарплата средняя. Но вместе с ростом зарплаты абсолютно несоразмерно ей выросла стоимость коммунальных услуг.

Ольга Шерснева:
Существует такое мнение, что Беларусь может обеспечить охрану границы, в том числе от нелегальной миграции. Но за это европейцы должны заплатить или предоставить какие-то другие преференции. Ваше мнение на этот счет?

Илья Бегун:
Здесь вопрос абсолютно не в деньгах на самом деле. Даже если они сейчас начнут давать деньги, это не снимет других проблем. Насколько я помню, Президент оценил объем финансовых вливаний конкретно в вопрос защиты европейской границы, на протяженности границы с Литвой, в около 40 миллионов долларов в год.

Хорошо, дадут они нам эти 40 миллионов долларов в год, только их действия, в первую очередь которые были инициированы литовской стороной и теми, кто этих экстремистов и террористов прикрывает, оценили в несколько процентов от ВВП Беларуси. Это несоизмеримые суммы. Здесь вопрос не в деньгах. Иногда деньги можно даже не брать в том случае, если тебе не хочется работать каким-то котрагентом и ты ожидаешь от него удар в спину. В данном случае Литва наглядным образом показала, что Договор о добрососедстве, который автоматически был продлен весной этого года… Ведь у нас действительно есть Договор о добрососедстве, который уже почти три десятка лет существует, и если сейчас прочитать этот договор, основополагающие пункты, которые в нем лежат, – о невоздействии на внутреннюю политику государства, уважительные отношения, то пройдя по этим всем пунктам и почитав банально сводку новостей за один день, возникнет вопрос – а этот договор точно работает? Возможно, все-таки стоит этот договор уже разорвать? И прекратить делать вид, что это добрососедские отношения. Ведь когда они на бумаге не работают, это еще хуже, чем когда их нет.

Илья Бегун:
Беларусь в любой момент может вернуть прежний уровень защиты литовской границы, именно белорусской части границы с Литвой. Вопрос лишь в том, что мы бы хотели танцевать не в одиночку этот вальс. А вдвоем как минимум, чтобы Литва выступала в качестве партнера Беларуси. А не так, что мы будем тратить на это ресурсы, а они в свою очередь будут бросаться в нас грязью, устраивать диверсии и, простите, ввязывать Беларусь в откровенно международный скандал с мигрантами. Нам это надо? Нам проще абстрагироваться от этой ситуации, и пусть оно будет. Мы будем защищать дальше свою границу и заниматься своей страной.

В Литве довольно слабая структура власти. Им сейчас интересно поиметь политические очки

Ольга Шерснева:
Почему белорусская оппозиция в качестве опорного пункта выбирает Литву?

Илья Бегун:
Когда недавно начали всплывать вопросы с поддержкой за счет госсредств протестов прошлого года, сейчас начинаются вопросы юридического характера: а насколько наша власть легитимна? В Литве же таких вопросов нет. В Литве довольно-таки слабая сама по себе структура власти, и тот же Гитанас Науседа, его партия, которая на текущий момент в литовском Сейме занимает мажоритарное количество мест, они не заинтересованы в вопросе объективного решения этой ситуации. Им скорее сейчас интересно поиметь политические очки. Это жалкая попытка удержаться, попытка создать иллюзию того, что они мощь, они сила. И вот эта сложившаяся совокупность плюс боязнь потерять рейтинги, боязнь потерять места в Сейме как раз таки и вылилась в то, что – о! у нас есть здесь Светлана Тихановская, давайте мы начнем ею крутить-вертеть и делать из нее какого-то президента. Якобы мы такие, поддерживаем демократию.

Илья Бегун:
Если даже вы посмотрите фотографии башни Гедимина в центре Вильнюса, возле Ратуши – у них даже частично антисоветские музеи устроены там. Вплоть до того, что один из этажей посвящен этим цепочкам солидарности. Ну о чем здесь можно говорить? Этот культ антисоветский взращивался. А что может быть более антисоветского, чем маргинальная белорусская оппозиция, которая убежала? Тут две половинки сошлись просто.

Loading...


Польские депутаты поддержали законопроект об изгнании мигрантов. В ООН уже раскритиковали документ



Новости Польши. Если антимигрантские законодательные новшества пройдут полное согласование всех инстанций, то проявлять бесчеловечность к беженцам Варшава сможет совершенно легально. Речь о законопроекте об изгнании мигрантов, накануне поддержанном польскими депутатами, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Документ уже раскритиковали в ООН. В организации считают, что он противоречит международному праву и законодательству ЕС и лишь усугубит страдания людей, вынужденных бежать. Согласно нововведениям, власти смогут не рассматривать обращение об убежище, если человек пересек границу незаконно. Кроме того, задержанные на месте мигранты должны будут покинуть территорию Польши. Также им может быть запрещен въезд на срок от шести месяцев до трех лет.

Премьер-министр Польши заявил, что меры принимаются для защиты страны, не упустив возможность в очередной раз обвинить в происходящем Беларусь и Россию, на что в Москве предложили вспомнить истинные причины миграционного кризиса в Европе. Из-за большого количества беженцев Варшава разместила на границе тысячи солдат и наделила их полномочиями применять силу в отношении мигрантов.