Митрополит Вениамин: «Полная свобода человека неминуемо сочетается с грехом, и от этого рождается новый грех»

01.08.2021 - 19:31

Новости Беларуси. Мы на неделе пообщались с главой Белорусской православной церкви. Митрополит Минский и Заславский, Патриарший экзарх всея Беларуси Вениамин рассказал Евгению Пустовому о накатах на православие со стороны Запада, о священниках в политике, о том, что церковь предлагает для обновленной белорусской Конституции, а еще о том, какие сны снятся Владыке, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

Евгений Пустовой, политический обозреватель:
Мы интервью записываем в День Крещения Руси. Равноапостольный Владимир сделал цивилизационный сакральный выбор. И этот выбор нам постоянно приходится подтверждать. Насколько это отразилось на нашей истории, что мы стали с Византией в одну сторону?

Вениамин, Митрополит Минский и Заславский, Патриарший экзарх всея Беларуси:
Даже на примере князя Владимира видно, чем был его выбор для Руси. Вот князь Владимир – язычник, соответствующие его дела. И, как говорит Апостол Павел, о некоторых даже не подобает христианам и говорить. С другой стороны, вот князь-христианин, принявший крещение. И принявший его не формально, а искренне, всей душой. Уже именуется князем Красным Солнышком. Он стал делать новые дела, которые раньше были немыслимы для его окружения. Это дела милосердия, сострадания людям, умения прощать. Все это говорит о той перемене, которая произошла в князе Владимире. Причем внутренняя перемена. И она сказалась на укладе всего княжества.

Евгений Пустовой:
Церковь с точки зрения мирской суеты – это оплот нравственности и традиций. А в Европе глобалистские элиты поэтому, может быть, и охотятся на разные религии, разные конфессии, чтобы выбить почву у своего секулярного общества. Белорусская православная церковь, Московского патриархата, Русская церковь. Мы тоже под прицелом?

Вениамин:
Современное общество, европейское общество порой ориентируется на практические моменты жизни. И вера, религия являются как бы препятствием на пути к этому прогрессу. Полная свобода человека неминуемо сочетается с грехом, и от этого рождается новый грех.

Евгений Пустовой:
Может быть, необходимо конституционно закрепить наше мировоззрение, взгляды? Как Церковь принимала участие в конституционной реформе?

Вениамин:
С нашей стороны были высказаны предложения по семейной тематике, они нашли отклик, но не все. И это тоже предмет нашего огорчения. Также мы со своей стороны старались обозначить необходимость, чтобы на уровне законодательства звучала мысль о том, что каждый человек, семья и общество заботятся о духовно-нравственном развитии человека. Нам крайне необходимо, чтобы забота о духовно-нравственном развитии человека была заложена в Основном законе нашей страны. На это положение будет опираться и система образования, и Министерство культуры, и Министерство информации, и другие. Это будет ставиться если не во главу угла, то на одной из передовых позиций. Исходя из этого и будет развиваться наше общество и воспитываться подрастающее поколение.

Евгений Пустовой:
Николай Сербский говорил, что раньше люди мало знали, но все понимали. А сейчас люди много знают, но ничего не понимают. Может быть, я слишком буду резок, но неужели духовенство не понимает, откуда растут рога у белорусского протеста? Это не мешало некоторым священникам делать какие-то политические заявления.

Вениамин:
То, что происходило, сложно было однозначно оценить, осмыслить. И сейчас ведь не все так легко и спокойно можно разложить по полочкам. Есть очень сложные моменты, поэтому невозможно было избежать ошибок никому. Даже в самом добром деле человеческом всегда примешивается какая-то злая составляющая. И важно, чтобы мы концентрировали свое внимание не на плохом и это усиливали, а на том добром, что есть у каждого из нас. И давали возможность этому развиваться. А злое пусть, как хорошее растение заглушают сорняки, пусть оно заглушает то плохое, что присутствует в нашей жизни.

Евгений Пустовой:
Церковь пытаются и сейчас втянуть в политику. Некоторые мигранты, допустим, торгуются за Томос для Беларуси. Многие религиоведы утверждают, что Фанар сейчас стал филиалом Госдепа. И Томос раздают как ярлык какой-то. Актуальна ли эта проблема для Беларуси и как на эти новости реагировать обычным прихожанам в православные храмы?

Вениамин:
Этот вопрос неактуален, и вообще это что-то такое наносное, придуманное, искусственное. Думается, что так и надо относиться и ничего особо не предпринимать, кроме как молитвы о том, чтобы Господь хранил нашу Беларусь, и заботы о том, чтобы все-таки единение вокруг Христа помогло нам преодолеть разделение испытаниями, которые возникли в нашем обществе. А вместе с тем не допустить разделения по линии церковной.

Евгений Пустовой:
Сейчас появился новый тренд, что священники помимо службы в храме еще занимаются любимым делом и пополняют семейный бюджет. Потому что православные батюшки в основном многодетные, а детей надо кормить. Остро проблема стоит в сельской местности. Может быть, как-то на законодательном уровне сделать так, чтобы священники могли преподавать, учить детей в школах? Это и дефицит учительских кадров на селе будет решаться. Плюс это дополнительный заработок и воспитание подрастающего покорения. Потому что, я думаю, православные священники плохому школьников не научат.

Вениамин:
Сейчас мы совместно с Министерством образования рассматриваем возможность и перспективы получения нашими священнослужителями или выпускниками духовных школ дополнительного образования педагогического или же прохождения курсов соответствующих, что дало бы такую возможность. И, в принципе, это действительно один из возможных вариантов. Но ведь не каждый может быть педагогом. И должно быть призвание, так как и к богослужению. Поэтому к этому вопросу надо подходить очень вдумчиво, взвешенно. Но это вполне возможно.

Евгений Пустовой:
Вас знают все, как аскета, а теперь вы явили себя как Митрополит. Расскажите о себе. Ваши увлечения, может, любимое блюдо какое-то есть, чем-то еще интересуетесь и где вы сейчас живете?

Вениамин:
Я живу в Минском епархиальном управлении. На том же этаже, где Владыка Митрополит Филарет жил в других комнатах, кельях. В принципе, здесь удобно, и рабочий кабинет на первом этаже, и все, что необходимо для работы.

Евгений Пустовой:
То есть резиденцию вам специальную не построили?

Вениамин:
Не построили, и сейчас нет такой необходимости. Хотя важно, конечно, и процесс начат еще при Владыке Митрополите Павле – строительство нового духовно-просветительского центра Минской экзархии, органа управления Белорусской православной церкви. И наших синодальных отделов, которые руководят и работой с молодежью, и социальной сферой, миссионерской. Система взаимодействия, система образования, и по многим другим позициям у нас около 20 различных направлений таких. И каждое из этих направлений, конечно, нуждается в заботе, внимании со стороны руководства Церкви. Достойные должны быть и помещения. Строительство этого центра в планах, хотя, конечно, сейчас это непросто. А Митрополиту вполне достаточно того, что есть.

Евгений Пустовой:
Есть любимое блюдо, любимая книга, может быть? Чем-то увлекаетесь?

Вениамин:
Люблю фрукты, ягоды люблю. Что касается книг – книги больше духовного содержания читаю, творения святых отцов, жития. Причем жития порой в новом, современном таком изложении.

Евгений Пустовой:
Я знаю, что православная церковь относится слишком настороженно к снам, к сновидениям. А вам малая родина ваша, Полесье, не снится?

Вениамин:
Нет, не снится. Вообще, считается хорошим признаком, когда человек спит и никаких снов не видит.

Евгений Пустовой:
Вы не видите?

Вениамин:
Иногда вижу, но не увлекаюсь этим.

Loading...


«Церковь стоит на территории нашей бригады с 2000 года». Что говорит командир в/ч 3214 о вере и солдатах?



Новости Беларуси. 2020 год показал, что стоит активнее делать работу над ошибками и ликвидировать пробелы в патриотическом воспитании детей. На ток-шоу «По существу» собралась ударная группа экспертов с готовыми решениями того, как реформировать образовательное направление. Что нужно знать и как не проспать поколение TikTok?

Вера Широкая, депутат Палаты представителей Национального собрания Беларуси:
Вот я просто пример приведу. Мы встречаемся, ходим в коллективы, встречаемся с молодежью. Буквально в Бобруйске в химтехникуме у нас прошла встреча. Сидит парнишка, задает вопрос мне: «Скажите, пожалуйста, почему у нас нет курсов в школе, в сфере колледжей, профтехобразования, чтобы нам преподавали православие?» Я долго начала рассказывать, потому что мы многоконфессиональная республика, у нас есть и католицизм и много-много. Тем более в Бобруйске про евреев отдельно рассказала. А потом я задумалась. Я-то это все рассказываю, а он встает и приводит ислам, страны, и говорит: а там не спрашивают, там или так, или не так. Все. И меня это немножко зацепило изнутри. Человек молодой, рядом находится храм. Кстати, недавно наш экзарх всея Беларуси был у нас именно в этом храме. И, наверное, вы знаете, я уходила – у меня было неизгладимое впечатление, что молодой парень хорошие вещи говорит. Мы действительно должны, наверное… Это хорошо, сейчас ввели – в школе у нас теперь будет классика жанра. Наконец-то мы противогазы начнем надевать.

Кирилл Казаков, генеральный директор СТВ:
Не все знают размер своего противогаза, кстати.

Вера Широкая:
В хорошем смысле это нужно. Но мы говорим сейчас про то, что хорошо. Спорт – это формирование духа. Так вот, наверное, это нравственность, которую мы должны воспитывать. Мы должны еще дополнительно искать, через что.

Андрей Дудкин, командир войсковой части 3214 МВД Беларуси:
Церковь стоит на территории нашей бригады с 2000 года. Отец Александр наш настоятель, с того времени мы взаимодействовали. И начали не потому что «ах, мы сейчас будем Богу молиться, у нас здесь все будет хорошо». Нет, конечно. Потому что это был душевный порыв, это было изнутри, это были офицеры, не только солдаты. Ведь первоначально там очень малый был круг общения. Потом больше и больше, но мы никогда не заставляли солдат, за исключением больших праздников, которые в бригаде, ходить туда строем. Принцип был какой? Разъясняли, рассказывали, личным примером. Я командир бригады был, я верующий человек, по крайней мере, считаю верующим. Я лежу туда головой, в ту сторону, стараюсь делать. Но это видели солдаты. И когда человек авторитетный крестится, когда авторитетный человек бежит в 45-47 лет по первой группе здоровья со своими подчиненными, когда молодые люди, дети приходят, видят солдата, который с ними общается нормально – и он больше авторитет в возрасте 19-29, чем я. А ведь солдаты общаются непосредственно с детишками. И они видят, что есть, оказывается, парни классные, которые старшеклассники, образно говоря, но в военной форме, с которыми можно нормально говорить, они тебя нормальному научат. Детям надо общение.

Алена Сырова, СТВ:
Ключевое слово – авторитет.

Читайте также:

«Есть World of Tanks – будет «Грюнвальдская битва». Как депутат Марзалюк предложил прививать патриотизм детям?

«Это служение, это долг по защите своей земли». Почему патриотическое воспитание должно быть военным?

Национальная идея будет прописана в Кодексе об образовании? Рассказывает Игорь Марзалюк