Ирина Хануник-Ромбальская: Изнанка жизни манекенщиц не каждому известна

06.02.2013 - 12:20

В гостях программы «Утро. Студия хорошего настроения» ведущая СТВ, модель, актриса, мастер по изготовлению кукол Ирина Хануник-Ромбальская.

С 5 февраля по 13 февраля во Дворце Республики в галерее «Университет культуры» открылась выставка авторских кукол Ирины Хануник-Ромбальской «MONEYкеншицы. Iznanka». Вход бесплатный.

Ира, это твой первый выход в свет в подобном амплуа?

Ирина Хануник-Ромбальская, ведущая СТВ, модель, актриса, мастер по изготовлению кукол:
Это, в первую очередь, их выход в свет, первый, первый выход моих манекенщиц и мой в таком амплуа тоже, я, надеюсь, не последний.

Ира, а ты давно занимаешься чем-то подобным? Вообще, как идея пришла в голову что-то подобное изобразить?

Ирина Хануник-Ромбальская:
На самом деле, не так давно. Наверное, всего лишь около годика занимаюсь, а до этого просто рисовала, пыталась еще как-то творчески себя проявлять, все в итоге воплотилось в таком виде, где сочетается и дизайн, и скульптура, и все, что только можно.  И проволоки гну, и знаю, как обращаться с дрелью отлично.

Прототипы, наверняка, тоже есть?

Ирина Хануник-Ромбальская:
Таких явных прототипов для них нет. Но у каждой куклы своя история, если это будет 14 кукол, то у каждой своя жизнь, своя легенда.

Ира, на самом деле тема серьезная, несмотря на то, что это куклы, это очень красиво, но вот эта изнанка жизни, красивой жизни манекенщиц она не каждому известна. Почему пришла в голову идея раскрыть вот эту тайну?

Ирина Хануник-Ромбальская:
Это, наверное, симбиоз внутренних и внешних проявлений. Хотелось что-то делать, как-то творчески себя проявлять, делать кукол, но куклы-балерины, средневековые красавицы никак меня не интересуют. Поэтому, наверное, надо говорить то, о чем ты много знаешь, в чем ты разбираешься и, наверное, все-таки 15 лет стажа модельного дают мне право хотя бы рассуждать об этом.

Я тут уловил, не так уж легка жизнь модели. А почему же Вы тогда все время выбираете подиум? Я имею в виду вообще, модели, почему они так привязаны к нему?

Ирина Хануник-Ромбальская:
Мне, на самом деле, сложно сказать, что они очень привязаны к нему. Но, мне кажется, что все красивое всегда манит, а красивые женщины манят в первую очередь. Для многих подиум – это красивая жизнь. На моей выставке, наверное, можно увидеть, что иногда это плачевно заканчивается. На самом деле не все так депрессивно, будет дальше история, будет продолжение, 14 – это не конец. Будут, наверное, и хорошие истории в жизни моделей.

Если продолжение будет, модели-мужчины планируются?

Ирина Хануник-Ромбальская:
Манекен – вот оно само просится. Кен, помните, у Барби был? Он просится, но мне как-то приятнее изгибчики делать эти женские, пока я как-то к мужским не приспособилась.

Что самое главное при создании куклы, это просто представлять ее образ? Либо вспоминать чью-то судьбу, для того, чтобы появились эти бусы, кисти, пальчики?

Ирина Хануник-Ромбальская:
На самом деле ты придумываешь одну куклу, а она потом делает все, как она хочет. Ты ей диктуешь правила, потом она диктует. Начинаешь с чего-то делать оно ломается, где-то что-то происходит не так. Вот у этой куклы были ноги, хороший человек подсказал, зачем же ноги? Вешалка – так вешалка! Ноги были уже вылеплены, сделаны, но вот никак не идет, хотя 3 дня работы потратила на эти ноги, но они безжалостно были выкинуты. Куклы такие диктаторы у меня.

Материалы, как ты выбираешь? Из чего это все сделано?

Ирина Хануник-Ромбальская:
Во-первых, фотоаппарат с блошиного рынка, 1935 года. Пояс из норковой шубы переделанный, есть еще фирменный знак – Камеи, я их собираю, тоже у нее Камея висит такая. Я открою секрет для тебя, и зрителей, которые, надеюсь, захотят прийти, что кукол без нижнего белья будет много.

Наверняка, тебя кто-то вдохновил. Может быть, был какой-то учитель?

Ирина Хануник-Ромбальская:
Я занималась у Ирины Рожко, знаменитой нашей белорусской кукольницы. Она меня всячески вела, учила. Большая ей благодарность! А потом уже приходят какие-то свои идеи.

А сколько времени занимает изготовление одной куклы?

Ирина Хануник-Ромбальская:
Непредсказуемо. Потому что бывает месяц, бывает 2 месяца, бывает за неделю абсолютно спокойно делаешь. У меня такое рабочее время с 11 вечера до 5 утра.

Как ты все это успеваешь? Это же нереально! Чем приходится жертвовать? У тебя же маленькая дочь…

Ирина Хануник-Ромбальская:
Только сном. Я, на самом деле, потом не могу уснуть. В 5 утра успокаиваюсь, читаю, потому что когда ты на таком адреналине, в поделках своих, сложно потом успокоиться.

Почему ты не можешь почивать на лаврах? Ты юрист дипломированный, журналист, что тобой движет?

Ирина Хануник-Ромбальская:
Во-первых, когда ты движешься, всегда хочется новых форм проявления. Наверное, если бы я сидела дома, то у меня не возникла мысль, что ходить с короной это так тяжело.

Ира, и куда ты двигаешься дальше? В какой ипостаси мы тебя скоро увидим?

Ирина Хануник-Ромбальская:
Мне почему-то хочется сделать скульптуру манекенщицы возле Национальной школы красоты. Мне кажется, что фонтан требует дополнения.

А как близкие воспринимают твое увлечение, дочка играет с ними?

Ирина Хануник-Ромбальская:
Дочка настолько аккуратно к ним относится, она никогда к ним не подойдет, чего-то не сделает. Она делает браслетики и каждая новая кукла для нее самая красивая. Она у меня тоже участвовала в фотосессии, которую мы сделали для выставки. Фотохудожник Михаил Маруга помог воплотить в жизнь срежиссированные мной образы.

Судьба кукол, какой она будет? Что дальше ты собираешься с ними делать? Может быть, музей будет?

Ирина Хануник-Ромбальская:
Сначала эта коллекция поездит, уже есть какие-то наметки. Должна она уехать в Голландию, я надеюсь, единственная проблема – как это перевезти я не представляю. Хотел куклу купить актер Константин Крюков, но я ему не отдала. Коммерческая сторона имеет место, я не хочу их ставить всех дома. Я считаю, что если кто-то у себя дома будет любоваться на мою куклу, я буду только рада.

Люди в материале: Ирина Хануник-Ромбальская
Loading...


Принц из сказки Короткевича и белорусская Золушка. Сотрудница Ботанического сада создаёт кукол по мотивам сказок



От ее улыбки становится светлей! Миссия у цветочной феи нелегкая – выходить 300 сортов хризантем. 

Светлана Цеханович, научный сотрудник Центрального ботанического сада НАН Беларуси, мастер по куклам:
Напрыклад, назва «Калабок». Калі яна на полі расцвітае, то яна нагадвае сабой сапраўды нейкі запечаны бачок пад сонцам, які саскочыў і як раз пабег ад бабулі, дзядулі.  

Я не пашкадавала ні аднаго дня, што трапіла ў батанічны сад. Гэта прырода, усе жывое, рухаецца. Кожны дзень не падобны адзін на адзін. Часам у мяне тут гучыць класічная музыка, якая прыемная мне. Я думаю, што ім таксама прыемна.  

А ведь не так давно Светлана изучала споры грибов под микроскопом, но затяжной декретный изменил все в корне. Многодетной маме захотелось сделать для дочурок кукол. На тильдах дело не остановилось. Случайно попала на выставку, и закружило в водовороте идей. Сходила на мастер-класс и вспомнила дедушкины сказки, когда на каникулах собирались в деревне и устраивали кукольные спектакли.  

Светлана Цеханович:  
Напрыклад, «Сіняя світа налева пашыта». Вось сядзіць цар, у яго вось гэта чароўная кніга, ен апрануты так як цар. Ен па гэтай кніжачцы шукае сінюю світу. Сіняя світа пераўтвараецца то ў кветкі палявыя, то ў такіх звяроў, каб схавацца ад гэтага цара. Прыйшлося закупіцца некаторымі кнігамі. Па старым фатаздымкам я гляджу, як людзі апраналіся.  

И в руках самоучки стали появляться жар-птицы и Пилипки. Все по мотивам белорусских сказок и фольклора. Каждый сюжет волшебница старается превратить в сценку – такой театр на ладошке. Здесь и тяжелая крестьянская доля, и паны-задзіры, и любимый юмор, и нечистая сила. 

Например, знали ли вы, что у нас есть своя Золушка?! Только звать ее Папялушка в сказке «Свіны кажушок». Помогает девушке-сироте не фея, а ее родная мама. Дарит красивое платье и зайца, на котором она мчит на религиозный праздник, где встречает красавца-князя и, конечно, теряет туфельку.   

Светлана Цеханович:    
Гэты чароўны дзядок з казкі «Янка-сірацінка». Ен як бы падкармлівае ўвесь час гэтага беднага Янку, які зусім бедна жыве, яго бацькі паўміралі. Потым сказаў: «Ты мяне так стаміў, вазьмі ты залатую табакерку, і яна будзе выконваць твае жаданні». Калі яны выстаўляліся ў літаратурным музеі, то многія потым ішлі і чыталі гэтыя казкі, і вельмі былі зацікаўлены такімі сюжэтамі.   

С «чемоданом сказок» Светлана путешествуют по музеям, а в закулисье – кропотливый труд. Лица, руки и ноги лепит из полимерной глины, окрашивает акрилом и покрывает лаком. Все – от пояса Витовта до волчка-серого бочка из дремучих лесов – делает сама. И лен превращается в шляхетское платье, а шерсть козы – в красивые локоны. Но самое главное – васильковые глаза, в них душа белоруски.   

Кто-то вспомнит свое детство с Дедом-Бородедом, узнает мудрый прищур бабушки или старых-добрых героев Короткевича. К 90-летию писателя мастерица открыла новую главу.  

Светлана Цеханович:  
Адна з казак – «Ноч». Там скача прынц у выглядзе ночы на чорным кані і нясе як бы спакой па той краіне, дзе ен ахоўвае сон і спакой.   

Галина Варенова, ведущий научный сотрудник Государственного литературного музея Янки Купалы:  
Я лічу, што ў Караткевіча заўседы была маладая і чуйная душа. Вось гэтае дзіця ў ім жыло заўсёды. Ен умеў убачыць цуд у кроплі вады і распавесці аб гэтым усім так, каб паверылі, каб самі гэты цуд убачылі.  

Со своих «зеленых метров» Светлана, как эльф, уносит вдохновение, и продолжение следует. В скором времени появятся куклы, которых можно не только созерцать, но и играть, окунаясь в родник белорусской культуры.  

Светлана Цеханович:  
Дарослым казкі яшчэ больш патрэбныя, таму што яны даюць падказку да нейкай жыццевай складанай сітуацыі, гэта мудрасць. У беларускіх казках паказана шмат цярпення, любові, павагі да іншых. Яны натхняюць на нейкую іншую лепшую думку.   

Как говорил Владимир Короткевич: «Делай неожиданное, делай, как не делает никто, – и тогда победишь!» Наша героиня – тому подтверждение.