Историк: «Мы до сего дня не знаем поименно участников обороны Могилёва»

21.04.2020 - 19:19

В ночь на 26 июля остатки 172-й стрелковой дивизии пытались прорваться из котла, их отход прикрывал полк Кутепова, который остался на правом берегу Днепра. Уже к утру полк располагал лишь небольшим клочком земли, который был окружен немцами со всех сторон.

Несколько десятков утомленных боями и обессиленных советских бойцов стояли до последнего. Патроны были на исходе. «Каждый патрон в сердце врага!», – приказывал командир.

Очередная атака гитлеровцев, доведенных до неистовства невиданным сопротивлением считанных красноармейцев, унесла жизнь того самого легендарного полковника Кутепова.

Читайте также:

«Мужчина в руках нёс половину женщины». Первая воздушная тревога в Могилёве глазами ребёнка

Двойной таран авиатора Николая Терёхина. Рассказываем, как это было

14 часов сложного боя и психическая атака немцев. Битва на Буйничском поле

Какова судьба остальных защитников? Как было принято считать тогда: кто пал в бою – герой, остальные – в фокусе недоверия. Кто-то из выживших попал в плен, кому-то все-таки удалось пробиться к своим.

Сколько их, тогда в 41-м полегших в здешние траншеи, воронки, на полях, площадях и опушках? До сих пор точную цифру озвучить не возьмётся никто. Тысячи без вести пропавших, ушедших в свой бессмертный закат, ради рассвета.

Николай Борисенко, руководитель Могилёвского областного историко-патриотического поискового клуба «Виккру»:
Мы до сего дня не знаем поименно участников обороны Могилева. У нас нет захоронений защитников, из этих 55-60 тысяч мы знаем места захоронения лишь около тысячи человек всего по 41-му году.   

Loading...


В 14 он ушёл в партизаны: «Я собрал за лето 12 винтовок, 4 нагана и переправил в лес. И где я хранил оружие? В ёлочках!»



Для Дзержинского района Антон Игнатьевич Азаркевич личность легендарная. Он живёт в деревушке Негорелое. Родился он в этих местах в 1928 году. Здесь же и встретил начало войны. Будучи 14-летним подростком, ушёл в партизаны. В программе «Центральный регион» о войне – слова свидетеля.

Антон Азаркевич, ветеран Великой Отечественной войны:
Это было утро. Тихо-тихо. Я пошел на речку с удочкой – с детства люблю рыбачить. Побыл часов до 7-8 часов с четырех, наверное. Возвращался домой, и как раз в это время немецкие мотоциклисты въехали. В магазине прикладом выбили окна, дверь – что надо было, брали, что хотели, что было. Из старших никого не было – никто не выходил. Потом немцы на гармошке играют, песни поют, вино стоя пьют – кто на машине, кто на улице. В общем, чувствовали себя вольготно. Они не чувствовали, что они на войне. Люди ходят и куры ходят. Ходят с винтовками между людей и в курей стреляют.

Мама яиц, масла, шпик им дала. Дальше колхозы были – коровы, свиньи. Зарежут тушу – поели, а остальное выбрасывали. У нас два кабана большие были. В эту же ночь, когда пришли, одного кабана убили в сарае и забрали. И тут на мосту смолили и разделывали. Это я все хорошо помню.

Я собрал за лето 12 винтовок, 4 нагана и переправил через Бориса в лес. А Борис уже переправил к партизанам. И это было до 43-го года. Потом где-то в августе-сентябре они брали молодежь, и меня тоже хотели забрать. Я не поехал, удрал. Ушел в тете. Дядьку немцы повесили за связь с партизанами. Он был председателем колхоза. И где я хранил оружие? В ёлочках! Они были густо пострижены – что хочешь, прячь. Смазывал смазкой для сбруи это оружие.

В 1945 году я служил в Полоцке. Боровуха 1 – большой воинский городок, озеро большое рядом было. Через дорогу – опять озеро. Прекраснейшие, живописные места! Как был День Победы? Объявил дневальный. Это было рано утром. Все – ура, ура! Это было счастьем для каждого человека. Это после таких мучений, страданий – холод, голод, нищета. Армию народ ждал как Бога! Даже больше. Знали, что придет и освободит. Вот так я встретил Победу.