Из-за чего возник продовольственный конфликт между Беларусью и Россией и как стороны намерены его решать

30.11.2014 - 22:12

Новости Беларуси. Документы по урегулированию ситуации Беларусь и Россия планируют подписать 2 декабря. Об этом заявил вице-премьер Беларуси Михаил Русый. По его словам, над решением проблемы сейчас работают эксперты двух стран. И как одно из предложений на перспективу – создание единой независимой лаборатории по контролю за качеством продовольствия, которая будет работать на территории всего Евразийского экономического союза.

Продовольственные санкции России были введены в ответ на санкции Евросоюза: в конечном итоге ответ держит союз Таможенный.

Партнеры Федерации по интеграционному объединению уже привыкли плодотворно работать с внешним миром. И это не фактически, но морально противоречит российским санкциям.

Возможно, именно поэтому в белорусской колбасе «вдруг», по мнению отдельных российских экспертов, нашлись такие компоненты как сальмонелла, листерий и прочие. А раньше их не было, между прочим.

Вадим Иосуб, финансовый аналитик компании «Альпари» в Минске:
На уровне отдельных ведомств мы видим, что даже, наверное, в противоречии договоренностей глав государств такие проблемы возникают. Может быть, существует какое-то лобби, которое не заинтересовано в том, чтобы снизились цены на продовольствие на российском рынке, ведь поставки белорусской продукции на этот рынок могут снизить темпы инфляции по крайней мере в секторе продовольствия.

Буквально за несколько месяцев накопился целый комплекс проблем на уровне таможенной тройки.

На Россию приходится 98% от всех белорусских поставок мяса за рубеж. Для экспортно-ориентированных предприятий возникла серьезная угроза.

Толкание локтями на внутреннем рынке Беларуси – дело невыгодное и неблагодарное, когда налажено такое масштабное производство.

Эксперты успели посчитать: в месяц потери предприятий, которые попали под запрет, составят 55 миллионов долларов.

Николай Радоман, председатель правления агрокомбината:
То, что сегодня случилось, я считаю, никакому уму не подлежит, мы по существу создали экономическое совместное пространство. Можно сказать, что сегодня Беларусь и Россия – это единая страна. Но сегодня какие-то введены жесточайшие ограничения, чуть ли не Россия наложила эмбарго против сельхозпроизводителей и против переработчиков Республики Беларусь. Поэтому сразу здесь у нас, на внутреннем рынке, возникло какое-то замешательство. Естественно, переполняется внутренний рынок, продукцию, которую перерабатываем, некуда девать. Ее надо класть на склады.

Юрий Мороз, член постоянной комиссии Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь по региональной политике и местному самоуправлению:
Конечно, не может случиться так, что на 18 мясокомбинатах вдруг некачественная продукция. Безусловно, это ставит под экономическую угрозу многие наши перерабатывающие предприятия и сельское хозяйство в целом.

В белорусском парламенте в эту пятницу обсуждали убытки белорусских экспортеров.

Николай Иванченко, заместитель председателя Постоянной комиссии по вопросам экологии, природопользования и чернобыльской катастрофы Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь:
Складывается впечатление, что мы все время стараемся поставить себя в роль просителя или оправдывающихся. Скажите, пожалуйста, существуют ли оперативные механизмы, которые мы бы быстро включали в случае, если неоправданные претензии Россельхознадзора, других ведомств России к качеству нашей продукции.

Владислав Цыдик, заместитель председателя Постоянной комиссии по аграрной политике Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь:
Народ России уже давно поставил знак качества всем нашим продуктам питания. Я бы назвал все эти действия подковерными играми. И, похоже, они могут возникать в угоду различным интересам. В связи с этим предложение: в установленном порядке рассмотреть в рамках Таможенного союза создание единой структуры по контролю за качеством продовольствия. Типа БелКазахРоспотребнанзор. Это позволит в рабочем порядке оперативно снимать возможно возникающие проблемы.

Михаил Русый, заместитель премьер-министра Республики Беларусь:
На ваш вопрос, есть ил такой механизм, - он вроде бы есть - Евразийский экономический суд. Это долгий процесс.  Должна быт референтная лаборатория. Нет такой пока. То есть мы должны доказывать это в одиночку, а это, знаете ли, долгий процесс. Две недели, а потом говорят: извините, да, ошиблись. Поэтому над этим работаем. Но в вопросе очень трудно постоянно доказывать, что ты, на данный момент, что я не лысый.

 

Речь идет и о серьезных убытках белорусских грузоперевозчиков. Российские таможенники порой не могут разобраться, что такое «транзит». Да, польских яблок. Но они предназначены не для сбыта на территории Федерации.

Груз уже дошел до Монголии и там не угодил Бурятской таможне. Пример не единичный.

Андрей Ковальчук, начальник управления организации таможенного контроля Государственного таможенного комитета Республики Беларусь:
В рамках проведения специальных мероприятий выявлено 88 правонарушений, в результате которых было изъято 700 тонн продукции санкционного списка. В настоящее время таможенными органами Республики Беларусь при предоставлении должным образом оформленных документов и отсутствия оснований для досмотра товары в строгом соответствии с таможенным законодательством Таможенного союза направляются в Российскую Федерацию в случае, если получатель находится там, либо транзитом через Российскую Федерацию, если товар находится в третьих странах.

По оценке Минтранса, до конца года в таких условиях транспортные компании недосчитаются как минимум 50 миллионов долларов.

А нарушения очевидны. Для того, чтобы просто остановить фуру на границе Беларуси и России, необходимо предварительное уведомление. Сейчас в ходу досмотр без оснований.

Андрей Ковальчук, начальник управления организации таможенного контроля Государственного таможенного комитета Республики Беларусь:
В настоящее время таможенными органами Республики Беларусь при предоставлении должным образом оформленных документов и отсутствия оснований для досмотра товары в строгом соответствии с таможенным законодательством Таможенного союза направляются в Российскую Федерацию в случае, если получатель находится там, либо транзитом через Российскую Федерацию, если товар находится в третьих странах.

Валерий Палховский, финансовый аналитик:
Любому бизнесу всегда хочется иметь как можно меньше конкуренции на своем рынке. И поэтому если есть какая-то белорусская продукция, которая может активно работать на этом рынке, да еще в рамках Единого экономического пространства, мне кажется, что все-таки не должно было быть каких-то таких вопросов.

Аргументы против со стороны Россельхознадзора – мол, Беларусь покупает сырье за границей, у себя перерабатывает и везет в Россию. Таким образом часть, например, колбасы изготавливается, условно говоря, из «санкционных» продуктов.

Алексей Богданов, начальник главного управления внешнеэкономической деятельности Министерства сельского хозяйства и продовольствия Республики Беларусь:
Мы не так много закупали, чтобы сильно много нарастить. Что касается молочной продукции, то мы завозили всего 2,5-3% от общего объема производства молока в Республике Беларусь. Это капля в море. Цена, по которой мы покупали в странах Польши и Прибалтики, тоже для наших европейских коллег была как ножом по сердцу. Потому что уровень рентабельности их продаж к нам был около нуля. Цена сильно упала. Поэтому они, скажу так, плакали, когда продавали нам эту продукцию молочную. Мы, покупая импортное сырье, перерабатывали все, в основном, в сыры. То, что касается молочной продукции.  И эта продукция как поставлялась на белорусский рынок, так шла на экспорт в Россию и Казахстан.

Но нарушения эмбарго здесь не видят даже на общем президентском уровне.

О том, что общая тональность с официальной Москвой найдена, накануне говорил Александр Лукашенко. Тем не менее Россельхознадзор обратился к белорусским коллегам с просьбой остановить транзит товаров в Казахстан и третьи страны. Идея не понравилась сразу всем партнерам по ТС.

Георгий Гриц, кандидат экономических наук, заместитель председателя РОО «Белорусская научно-промышленная ассоциация»:
В данном случае Казахстан, кстати, как и белорусская сторона, последователен. То есть две стороны, два страны-участницы Евразийского союза говорят: «Товарищи, мы уже договорились. Для нас нет вопросов. Если у вас есть вопросы, давайте их поднимать на межгосуровне». Поэтому дистанирование Казахстана я бы тут не видел.

Получается, что скандал разгорается из частного видения ситуации. Возможно, отдельными персоналиями и отдельными бизнес-интересами. Тем более, что о качестве лабораторий Россельхознадзора не так давно высказалась даже российская генпрокуратура, которая проверила, куда был потрачен миллиард российских рублей.

Из заключения генеральной прокуратуры Российской Федерации:
В Россельхознадзоре не создана эффективная система, которая позволила бы не допускать ввоз в Россию некачественных и фальсифицированных продуктов, а также продовольственного сырья, опасных для здоровья. Это создает угрозу национальной безопасности государства.

То, что претензии к белорусским производителям не обоснованы, видят и российские эксперты. Вопросы экономики будут на поверхности, когда сталкиваются такие разные интересы. Возможность снижения цены на мясо в результате недорогих поставок из Беларуси – уж точно не в интересах российских производителей.

Александр Разуваев, кандидат экономических наук, директор аналитического департамента компании «Альпари» (Россия):
Деньги всегда тяжело делятся. У любых субъектов экономики есть свои финансовые, коммерческие интересы. В том числе бывают ситуации, когда эти субъекты экономики из разных стран. Соответственно, происходят столкновения этих финансовых интересов. Но, скажем так, любое столкновение заканчивается поиском компромисса.

Андрей Савельев, политолог (Россия):
Здесь глубинные экономические интересы олигархии, которая правит в России. Сталкивается с государственным строительством, которое в Беларуси идет независимо. Это столкновение приводит к таким негативным последствиям. Я считаю, просто нарушение союзнического долга.

Белорусская сторона уже ведет диалог. Главная цель – как можно быстрее исправить все недоразумения и снять ограничения по поставкам продовольствия и транзиту. По словам министра сельского хозяйства, сейчас над решением проблемы работают эксперты двух стран.

Кроме того в рамках Таможенного союза должна быть создана единая для Беларуси, России и Казахстана независимая лаборатория по контролю за качеством продовольствия.

Михаил Русый, заместитель премьер-министра Республики Беларусь:
На сегодняшний день проведены переговоры и с Данквертом, и с Федоровым, и с Дворковичем Семашко встречался в присутствии всех ветеринарных врачей. Принято решение. Алгоритмы таковы: оперативно создаются 3 группы специалистов, которые отрабатывают методологию решения вопросов: а – транзит (как работать с транзитом), б – как вести мониторинг, в – какое количество проб, куда, в каком объеме необходимо предприятиям отбирать, направлять у нас в стране, на Российскую Федерацию, чтобы не возникали вопросы.
Сегодня работают специалисты в Российской Федерации. 1 и 2 декабря они работают у нас. 1 декабря к нам приезжают ветеринарные специалисты Евросоюза. Мы полагаем, что мы 2 декабря подпишем документы с Российской Федерацией по данной проблемематике, которая возникла.

Конфликт развернулся буквально за месяц до начала работы Евразийского экономического союза. С первого января барьеров между странами должно стать еще меньше.

Сегодня же свобода передвижения товаров – только на бумаге, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Loading...


Ситуация с коронавирусом, закрытие границ и вопросы нефти и газа. Интервью с Дмитрием Мезенцевым



Новости Беларуси. Беседа, поводом для которой послужил День единения Беларуси и России. Его отметили 2 апреля, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

Александр Лукашенко в День единения народов Беларуси и России: «Нам удалось создать надёжный правовой фундамент Союзного государства»

Мы пригласили в студию посла России в Беларуси Дмитрия Мезенцева.

Дмитрий Мезенцев, Чрезвычайный и Полномочный Посол России в Беларуси:
Я очень благодарен вам, руководству канала за приглашение к разговору.

«Нам важно не только до 9 Мая, а и в этот год, и в годы вперед говорить правду»

Юлия Огнева:
Спасибо и вам, что вы пришли. На неделе дата знаковая – 2 апреля – День единения народов Беларуси и России. Расскажите, что лично для вас эта дата.

Дмитрий Мезенцев:
Вы знаете, это особый день, особый знак и особый праздник, который позволяет пожать еще более крепко руку белорусским друзьям (наверное, если нас никто не будет ругать из Минздрава Беларуси и России), сдвинуть бокалы и задуматься о нашей истории. Есть столетие назад и есть столетие вперед дружбы, сотрудничества, споров, ощущения союзничества, защищенности и вот того душевного и сердечного тепла, без которого государственные и политические дела решаются много труднее.

У нас были совместные годы в рамках Империи, у нас, мне кажется, очень успешный период особого уважения Беларуси как сборочному цеху Советского Союза, как высокотехнологической союзной республики. И то, что мы многократно об этом говорим с огромным уважением, с горечью вспоминая, сколько смертей принесла война на белорусскую землю, тот вклад, который  был привнесен белорусским народом в копилку общей Победы, оценить невозможно. И не помнить, не уважать нельзя, как и вклад России, Украины, республик Советского Союза – мы обязаны помнить и помним.

Я не хочу называть страны, но мы с вами знаем, что у некоторых наших стран-соседок меняется отношение с точностью до наоборот, когда срываются памятники, когда искажается очевидное. И нам важно не только до 9 Мая, а и в этот год, и в годы вперед говорить правду. Мы с вами едины. Но удается ли нам достучаться до всех тех лукавых, а порой и подловатых сердец, которые так себя ведут на глазах у тех поколений, которые этого горя не знают? Не уверен.

Юлия Огнева:
А возможно ли это вообще?

Дмитрий Мезенцев:
Стучаться надо.  

Юлия Огнева:
Я очень надеюсь, что 9 Мая, 75-летие Великой Победы нам удастся отпраздновать так, как мы это планировали изначально.

Дмитрий Мезенцев:
Как должно. 

О коронавирусе: «Риски, угрозы – серьезные, но не драматизировать, не паниковать»

Юлия Огнева:
Давайте о дне сегодняшнем. Вы здесь находитесь постоянно в Беларуси?

Дмитрий Мезенцев:
Да.

Юлия Огнева:
Скажите, как вы оцениваете ситуацию здесь, в нашей стране, и меры, которые принимаются белорусскими властями с целью недопущения распространения коронавируса?

Дмитрий Мезенцев:
Мне кажется, вот такая спокойная, выверенная реакция руководства Беларуси, но при этом профессиональное реагирование – от мобилизовывания ресурсов Министерства здравоохранения, медицинских учреждений, учет запросов и родителей, и руководства вузов, специальных учебных заведений – он сбалансированный. Но беда большая – это тоже надо понимать. Риски, угрозы – серьезные, но не драматизировать, не паниковать, чтобы не было в обществе ни невроза, ни…

Юлия Огнева:
Психоза.

О встрече глав государств в рамках Евразийского экономического союза: «Она состоится в самые ближайшие дни, видимо, в режиме видеоконференции»

Дмитрий Мезенцев:
Президент Лукашенко нашел очень точные слова. Этого тоже нужно избегать, потому что это не просто коронавирус – это система противодействия тяжелым социально-экономическим последствиям и потеря для бюджетов всех без исключения стран очевидна. И то, что белорусский лидер стал инициатором встречи глав государств в рамках Евразийского экономического союза, – она состоится в самые ближайшие дни, видимо, в режиме видеоконференции, чтобы президенты пяти стран-союзников обсудили то, что можно сделать для сплочения наших усилий – это тоже очень важно.

«Закрытие границы – это не политический шаг, это исключительно временная мера»

Юлия Огнева:
Прямо скажем, никогда такого не было, чтобы меры в связи с коронавирусом в российско-белорусских отношениях были вот такими.

Дмитрий Мезенцев:
Какими?

Юлия Огнева:
Закрытие границы. Не считаете ли вы их излишне жесткими?

Дмитрий Мезенцев:
Ну хорошо, а как тогда оценивать закрытие границ между штатами в Индии, не между Индией и другими государствами?

Юлия Огнева:
А я сейчас не высказываю оценку, я просто задаю вопрос.

Дмитрий Мезенцев:
Давайте вместе отвечать. Поймите, 150 (без малого) миллионов человек, которые проживают в России, та обстановка, которая складывается в Москве сегодня, даже несмотря на предпринимаемые меры, достаточно серьезная. Закрытие границы для того, чтобы просто обезопасить людей от контакта – это не политический шаг, это исключительно временная мера.

Дмитрий Мезенцев: будет оплачен рейс «Белавиа», который улетит в Дели. На борту будут 111 граждан Беларуси (читать далее).  

«Убежден, что и Россия, и Беларусь выйдут с четким пониманием того, что нужно делать»    

Юлия Огнева:
Но мы не о политике сейчас. Я сейчас про экономику, потому что все чаще эксперты, в том числе и очень авторитетные, заявляют, что мир на пороге экономического кризиса, которого доселе не было. Как вы думаете, какими мы с точки зрения экономических отношений выйдем после окончания пандемии? Может быть, в разрезе Союзного государства, ЕАЭС, в мировом масштабе.

Дмитрий Мезенцев:
Абсолютно убежден в том, что и Россия, и Беларусь выйдут с четким пониманием того, что нужно делать. Выйдут с прописанными планами в рамках ЕврАзЭС и интеграции союзного строительства. И выйдут с убеждением того, что беда сплачивает каждый дом, каждую семью, трудовой коллектив, сплачивает народы и государства.    

Юлия Огнева:
Сейчас в рамках Евразийского экономического союза нужно ли принимать какие-то решительные меры в рамках интеграционного объединения, чтобы еще больше вместе справиться с этим вирусом, потому что пока у меня такое ощущение, что все действуют разобщенно.

Дмитрий Мезенцев:
Философия ЕАЭС – это интеграция. Надо понимать, что эта интеграция, хотим мы или не хотим, экономическую независимость каждой страны в какой-то степени уменьшает в пользу усиления силы союза. И та привлекательность союза, которая доказана сегодня стремлением и заявками многих государств на то, что они готовы быть наблюдателями, взаимодействовать в рамках зон свободной торговли – это показатель устойчивости того, что сделано, и успешности этой модели, и будущего. И вот это будущее упрочивать, особенно в год председательства Беларуси в ЕврАзЭС, можно, мне кажется, очень четкими, открытыми, последовательными, искренними действиями в экономическом плане, в социальном плане. С учетом анализа прогноза, конечно, ослабление и уменьшение объемов ВВП в поступление бюджета, которое неизбежно наступит для каждой из стран. Убежден, что только вместе успешнее, чем поодиночке.

Юлия Огнева:
Вы уже затронули то, что Беларусь – председатель в Евразийском экономическом союзе. Скажите, какие инициативы нашей страны вам наиболее импонируют?

Дмитрий Мезенцев:
Во-первых, все очень внимательно ознакомились с базовыми принципами председательства Беларуси в объединении. Беларусь не только председатель, Михаил Владимирович Мясникович – по сути дела де-факто премьер правительства ЕврАзЭС. И 10 апреля мы ожидаем разговор премьер-министров стран пятерки, инициированный в Минске в том числе. Понятно, что штаб-квартира этой встречи будет здесь – в белорусской столице. Я скажу вам, тот набор предложений, который был, – снижение уровня тех барьеров, которые есть, равноправие в оценках не только юридических, а и политических оценках того, как развивается союз (о чем говорит Александр Григорьевич Лукашенко), что поддерживается, абсолютно убежден, лидерами – это важный задел к дальнейшему движению.

Если посмотреть на планы ЕАЭС или  ЕврАзЭС, как мы порой называем, единые рынки нефти и газа, единая промышленная политика, близость налогового регулирования, стандартизация, многие-многие позиции, которые делают нас сильнее, но согласиться на которые не всегда просто. Достаточно долго страны, созданные на постсоветском пространстве, стремились к единственности своего пути развития, автономности, скажем корректно, эксклюзивности. Те замыслы, которые в 1992 году проговаривались для СНГ, если вспомнить, те мечты были вполне реалистичные – единая армия, единая валюта, единый эмиссионный центр – этого же не получилось, поэтому в какой-то степени сегодня ЕврАзЭС призван, делая союз сильнее (потому что пятерка всегда сильнее, чем один), проходить эти пути, испытывая трудности, но учитывая опыт и других интеграционных объединений. Мне кажется, Беларусь очень успешно пройдет этот путь в этом году как председатель.

О Форуме регионов: «Иногда быстрее договориться на уровне правительства и администрации регионов»

Юлия Огнева:
Летом традиционно проводится Форум регионов Беларуси и России. Формат не новый уже достаточно давно, просто в свое время был формализован. Как думаете, состоится ли он в этом году, и на что мы можем рассчитывать?

Дмитрий Мезенцев:
Он должен быть осенью в Минске и в Минской области. Совсем недавно в рамках визита председателя верхней палаты российского парламента Валентины Ивановны Матвиенко состоялось первое заседание оргкомитета VII Форума регионов России и Беларуси, прошло в здании Совета Республики с Натальей Ивановной Кочановой. Конечно, то, что сенаторы двух стран определили повестку, посвященную 75-летию Победы, это, мне кажется, очень важно, знаково. Они сразу заложили в подверстку этой темы те шаги, которые позволят регионам стать сильнее. Поверьте, проработав три года губернатором Иркутской области в свое время, хорошо знаю, что иногда быстрее договориться на уровне правительства и администрации регионов, чем те же самые договоренности достигнуть, когда ты просто привлек большее число участников, даже технологически быстрее.

Помню, приезд Олега Кожемяко – губернатора Приморья. Он сказал: «Я продукты буду закупать в Беларуси». Ему говорят: «Ну плечо же, 6 тысяч километров». Он говорит: «Все равно выгоднее, мы посчитали». Недавно мы проговаривали о визите бизнес-делегации из Приморья, даже на фоне всех коронавирусных проблем.

Юлия Огнева:
На Сахалине же у нас тоже торговый дом есть.

Дмитрий Мезенцев:
Я был сенатором от Сахалина. Я помню разговор на Форуме регионов, который был с номером пять. Когда Александр Григорьевич Лукашенко и Владимир Владимирович Путин говорили о том, что это белорусский агрогородок на Сахалине – я там был, посмотрел. Это уникальный пример, когда выгодно и одному, и другому участнику. Взаимная выгода – это не барыш, это не чистоган – это действительно выгода ради людей, регионов, национальных бюджетов, сплочения, профессионализма тех, кто участвует. Такой вот в комплексе режим взаимодействия важен.  

О вопросах нефти: «Россия приняла практически весь пакет предложений запроса белорусской стороны – это абсолютная правда»

Юлия Огнева:
«Роснефть» подписала контракты на поставку нефти в Беларусь. Что вам известно по этому поводу и можно ли считать, что этот непростой период, связанный с поставками сырья на белорусские НПЗ, уже пройден?

Дмитрий Мезенцев:
Это не переговоры на уровне правительств, глав государств – это переговоры продавца и покупателя на самом-то деле. Конечно, продавец хочет продать подороже, а покупатель – приобрести подешевле. Это тоже совершенно естественно, и этой формуле (не в рамках российско-белорусско отношений), наверное, пять или семь тысяч лет, а может быть и десять. Драматизировать эту схему или шарахаться от нее невозможно. Тем более, если мы говорим, что мы выстраиваем в том числе и на фундаменте рыночных отношений национальную экономику в одной и другой стране, то это обоснованно.

Понятно совершенно, что запрос белорусской стороны с готовностью выйти на мировые цены касался того, что та формула, которая действовала, невероятно сложная – она отталкивается от структуры цены в ряде регионов Европы – на севере Европы, на юге Европы. Она такая синтетическая и действительно очень сложная. Но раз ее приняли стороны, она так долго действовала и была в целом успешной, одна из сторон полагала, что она будет действовать и в дальнейшем. Но потом подумали, что, может быть, с прогнозом снижения мировой цены будет выгоднее от формулы отойти и упереться в мировую цену. Ну, наверное, такой был запрос белорусской стороны. Естественно, россияне согласились – давайте по мировой цене.

Сегодня, о чем сказал Александр Григорьевич Лукашенко, Россия приняла практически весь пакет предложений запроса (не говорю просьбы – запроса) белорусской стороны – это абсолютная правда. Де-факто нефть будет поставляться без премий. И вот даже то, что день-два обсуждают уровень той цены, по которой в апреле, именно в апреле, нефть придет в Беларусь, для экспертов энергосферы оказалось шокирующим. Этот сигнал, я его не буду оценивать, в качестве успеха или прибыли для нефтеперерабатывающих заводов. Но это еще раз показатель того, что законтрактованность – это основа для безупречного исполнения обязательств россиянами. И важно, чтобы так было и впредь. И чтобы запрос каждой стороны был реалистичным, и чтобы не было стремления надавить на друга, соседа, партнера так, чтобы во что бы то ни стало его сломать – это путь не очень дальновидный, и он не дает результата.   

«Рабочий оптимальный объем поставок на два белорусских НПЗ – это 2 миллиона тонн»

Прогноз до 2 миллионов тонн, знаю, что российские нефтяники, Министерство энергетики России, министр Александр Новак как глава министерства-регулятора делают все возможное, чтобы по балансу то, что было согласовано (может быть, не все знают) в ноябре – бумага называется «согласование балансов поставок». Очень важно даже с учетом определенных потерь первого квартала наверстать, чтобы по году мы практически вышли на договоренности ноября прошлого года.

Юлия Огнева:
Какая там цифра?

Дмитрий Мезенцев:
Достаточная.

Юлия Огнева:
Достаточная для белорусских НПЗ с учетом модернизации?

Дмитрий Мезенцев:
Рабочий оптимальный объем поставок на два белорусских НПЗ – Новополоцкий и Мозырский – это 2 миллиона тонн. Это оптимальный, хороший, рабочий, очень выгодный с учетом высокого качества переработки и объема экспортных поставок, которые обеспечивает Беларусь в ряд стран-соседей, в том числе и стран так называемой «дальней дуги». Убежден в том, что то пакетное предложение, которое подготовило Минэнерго России, которое сегодня начало реализовываться заключением контрактов на апрель, оно сформирует новую практику.

По-прежнему есть, конечно, система запросов и ожиданий, но еще раз скажу, даже пережив этот январь, февраль, март: мы обязаны, накопив политическую компоненту, имиджевую компоненту этого спора, на мой взгляд, не делающую нас сильнее, продолжая этот разговор – он будет продолжаться, вести себя предельно внимательно, относясь к интересу и запросу коллег. Предельно внимательно и в публичном поле, и за столом переговоров, с участием экспертов, и так далее.  

Возможен ли пересмотр стоимости цены на газ для Беларуси: «Раз подписано соглашение – оно должно исполняться»

Юлия Огнева:
Упала цена на газ и на мировых рынках. Возможен ли пересмотр стоимости для Беларуси?

Дмитрий Мезенцев:
Сейчас, когда, конечно, идет изменение цены на газ на внешних рынках, тем более, что цена, как правило, привязывается к внешней цене на нефть, мне кажется, для экспертного сообщества, для энергетиков, для газовиков тоже факт к тому, чтобы это учитывать. Но раз подписано соглашение – оно должно исполняться. Никто не сказал, что стороны не могут сесть за стол переговоров, переосмыслить. Но при этом также и скажу, что никто не позволяет соглашение подписанное не исполнять. Длинный разговор, тем более он первый за 10 месяцев. Наверное, он должен помогать делу. Я хотел, чтобы так и было.

Юлия Огнева:
Так и есть. Спасибо большое.