К каким переменам созрело белорусское общество? Мнение политолога Петра Петровского

01.11.2020 - 23:08

Новости Беларуси. В гостях студии «Неделя. P.S.» политический аналитик Петр Петровский.

Ужесточение риторики главы государства связано с назначениями. Это усиление силового блока, признание его эффективности

Юлия Бешанова, СТВ:
Что произошло за эту неделю в стране, что так ужесточилась риторика главы государства?

Петр Петровский, политический аналитик:
Наверное, надо рассматривать это в череде всех событий на неделе. Прежде всего это связано с теми назначениями, которые мы видели. Это усиление силового блока, признание его эффективности. Я бы выделил второй момент – ужесточение риторики протестующих. Посмотрите, что они предлагают. Они предлагают на железных дорогах делать диверсии, они пытаются поджигать здания РУВД, нападать на милиционеров, а это уже не протест, это уже терроризм. Эти оценки уже звучали от юристов, правоохранительных органов. И здесь требуются жесткие меры. При этом Президент очень четко дает разграничения: с одной стороны у нас имеются террористические, экстремистские действия, а с другой стороны у нас имеются диалоговые конституционные площадки в рамках действующего законодательства, куда приглашаются и представители оппозиционных сил, и представители с альтернативной точкой зрения.

Главная задача – ввести все в конституционное русло, в действующее законодательство, в правовое поле. Если это массовые мероприятия, у нас есть специальное законодательство, как его проводить. Почему у нас с 9 августа те, кто все это организует, ни разу ни одной заявки не подавали? Факт остается фактом. Они ставили под сомнения жизнь и здоровье тех, кого призывали на площадь.

Юлия Бешанова:
В любой демократической стране любой выход на улицы должен быть санкционированным.

Петр Петровский:
Мы можем видеть, более того, что на Западе сейчас ужесточаются законодательства. К примеру, недавние антиковидные выступления в Берлине были санкционированы, но в момент их проведения было нарушено законодательство теми, кто в нем участвовал, и их просто ликвидировали – эти выступления. Вот демонстрация того, как действуют на Западе. Тот же Макрон ужесточил законодательства по массовым мероприятиям во Франции. Посмотрите, как в Соединенных Штатах Америки. А у нас действует закон о милиции, закон о массовых мероприятиях. В законе о милиции четко прописано, как должен сотрудник органов внутренних дел себя вести в каждой ситуации: как он должен применять физическое воздействие, специальные средства, огнестрельное оружие, бронетехнику – все прописано.

Пока у нас очень либерально относились к этому. Те журналисты из западных стран, которые работали на выборах и после них, прямо говорили, что в таких случаях во Франции, в Германии, в США реакция была бы намного более жесткой и более прямой.

Это двойные стандарты, тот цинизм, который они сегодня продемонстрировали

Юлия Бешанова:
Мы можем посмотреть, как сейчас в Польше работают на протестах сотрудники полиции. Это, к слову, о том, как нас упрекали, что мы недостаточно лояльно и нежно относимся к тем, кто выходит на улицу. Во Вроцлаве было выступление, женщинам в лицо просто распыляли газ. Эффект бумеранга?

Петр Петровский:
Это просто двойные стандарты. Когда Матеуш Моравецкий в конце августа был озабочен демократией в Беларуси, а сейчас называет собственные массовые мероприятия против действующего правительства в Польше актами вандализма и призывает к жестким действиям, в том числе к введению армии в Варшаву, – вот это двойные стандарты, тот цинизм, который они сегодня продемонстрировали.

Даже те люди, которые критически относятся к действующей власти, устали от этого протеста

Юлия Бешанова:
Очень много сейчас говорится об излишней жесткости силовиков. Не кажется ли вам, что это как раз те самые превентивные меры, неприменение которых приведет к еще большей радикализации протестов?

Петр Петровский:
Конечно. Когда происходят незаконные массовые мероприятия – перекрытие дорог, например, люди мешают транспорту проезжать. Согласно закону о милиции, против них надо использовать и спецсредства, и бронетехнику, это прописано в 29-й статье закона о милиции. Второй момент – мы должны посмотреть на состав протестующих. Даже те люди, которые критически относятся к действующей власти, устали от этого протеста. В протесте остались только, как я их называю, «верующие», «религиозные» – люди, где имеется «секта свидетелей Тихановской», где они выполняют предписания Telegram-каналов, при этом рационально, критически не понимая тех реалий, в которых они существуют. У них есть свой символ веры, свой знак.

Юлия Бешанова:
Вы предлагаете заняться не политикой, а религией?

Петр Петровский:
Потому что протест фактически стал какой-то религиозной организацией. Тут вопрос уже с сектантским сознанием, потому что люди не осознают реалий, в которых они существуют.

Андрей Лазуткин: скажем так, секты работают по такому же принципу

Юлия Бешанова:
Среди тех, кто выходит сейчас на улицы, немало умных и образованных людей. Нужно ли и важно ли их привлечь к этому диалогу, на диалоговые площадки? Будут ли она участвовать в общенациональном диалоге и нужно ли это?

Петр Петровский:
Это прежде всего зависит от них. Потому что никто насильно никого не будет вовлекать в какие-то конституционные механизмы, реформы.

Наша система на этих выборах продемонстрировала свою устойчивость, в отличие от, например, Кыргызстана

Юлия Бешанова:
Но ведь они ратуют за диалог. «Давайте говорить», – говорят они. Как?

Петр Петровский:
Я с вами не соглашусь. Те, кто ратуют за диалог, те идут на диалоговые площадки и обсуждают эти вопросы. А у этих товарищей нет предложений, у них имеются эмоциональные лозунги, которые они повторяют, как мантру, и ничего толком не предлагают. Имеются оппозиционные партии, которые участвуют в диалоге, которые имеют свои предложения. Однако, на мой взгляд, когда мы говорим про конституционную реформу, как, наверное, и в медицине, так и в государственном строительстве должен быть главным принцип «не навреди». Мы не можем ломать систему. 

Наша система, кстати, на этих выборах продемонстрировала свою устойчивость, в отличие от, например, Кыргызстана. Каждое изменение, каждую реформу, нововведение мы должны измерять на весах. Нужно ли оно нам действительно, либо это дань моде, либо это вообще навязывается извне? Те, кто ратуют извне о конституционной реформе, они же не просто так это делают, им нужны инструменты внутри Беларуси, чтобы производить давление на официальный Минск, изменять его внутреннюю и внешнюю политику. Поэтому суверенитет и независимость страны должны быть непоколебимы. И любые действия, которые могут быть закамуфлированы под конституционную реформу, мы не должны производить. Мы должны производить то, что нам надо.

В Конституции надо прописать государственное финансирование партий и запрет на финансирование извне

Юлия Бешанова:
К чему созрело общество белорусское, к каким переменам?

Петр Петровский:
Когда мы говорим о партиях, мы должны говорить о государственной политике в партийном строительстве, а это и государственное финансирование партий. С другой стороны, запрет на любое финансирование политических партий и общественных объединений из-за границы. Не секрет, что многие партии у нас, особенно радикально-оппозиционного толка, жили, существовали за счет иностранной финансовой помощи. Потом общественные объединения многие тоже существовали за счет иностранной помощи. Понятно, что эта иностранная грантовая система странная приводит к тому, что партии и объединения будут выполнять те функции и выступать за то, что будут требовать от них заказчики. В Конституции надо прописать государственное финансирование партий и запрет на финансирование извне. Это сделает совершенно другую систему отношений. У нас будет партия профессиональная, она будет суверенна от внешних игроков, и, самое главное, мы себя огородим от внешнего вмешательства.

Loading...


Протесты в Польше. В этот раз на улицы выехали таксисты



Новости Польши. В Польше не прекращаются акции протеста, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

На этот раз на улицы выехали таксисты. Митинги проходят во всех крупных городах.

Сотни машин выстраиваются в колонны и медленно движутся по дорогам, тем самым затрудняя трафик. Некоторые трассы и вовсе заблокированы.

Перевозчики требуют, чтобы правительство оказало им финансовую помощь.

По словам демонстрантов, они потеряли заработок из-за пандемии и карантинных мер, а налоги при этом вынуждены платить.

Самая масштабная акция проходит в столице. Митингующие намерены подать петицию с требованиями вице-премьеру страны.

Читайте также:

В Берлине противники коронавирусных ограничений пытались прорваться к зданию парламента

В Литве растёт уровень безработицы среди молодёжи. Сейчас он составляет 28%

Deutsche Bank предложил ввести 5% налога для тех, кто в пандемию работает из дома