Как коронавирус сказался на рынке труда и какие вакансии самые востребованные? Рассказал первый замминистра труда и соцзащиты

07.03.2021 - 21:58

Новости Беларуси. Кроме роста цен на продукты в Беларуси в центре внимания и вопросы трудоустройства: от создания новых рабочих мест, поддержки государством предприятий разных форм собственности в период пандемии до помощи в поиске работы тем, кто временно оказался с трудовой книжкой на руках, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

О том, как и кому государство помогает искать и находить работу, интервью с первым заместителем министра труда и социальной защиты Андреем Лобовичем.

Евгений Поболовец, СТВ:
Андрей Валентинович, как ситуация с коронавирусом сказалась на рынке труда и безработице и какова сейчас в целом ситуация по стране?

Андрей Лобович, первый заместитель министра труда и социальной защиты Беларуси:
Мы четко понимали, что нам нужно сохранить трудовые коллективы, нам нужно обеспечивать работникам свои семьи доходом. Те меры, которые были приняты по внесению изменений в Трудовой кодекс, были своевременные в части регулирования дистанционного труда. Эта мера в прошлом году активно пользовалась популярностью у нас в стране (дистанционная организация труда работников), и многие, мы видим, даже сегодня остаются на дистанционке. К тому же те меры, которые были в прошлом году приняты государством (Указы № 143 и 178), также были направлены именно на поддержание трудовых коллективов, юридических лиц, чтобы они не закрывались и продолжали работать.

Показатель уровня занятости в Беларуси один из лучших в мире

Андрей Лобович:
Если говорить на цифрах, то в прошлом году в рамках Указа № 178 мы поддержали трудовые коллективы, которые находились в простое – это порядка 20 тысяч человек, работники 254 предприятий на общую сумму более 3 миллионов рублей. Кроме этого в рамках государственной адресной социальной помощи мы упростили порядок, и более 33 тысяч человек получили газ в упрощенном порядке более чем на 5 миллионов рублей.

Если говорить в целом о рынке труда, о тех показателях, которые характеризуют состояние рынка труда, то прошлый год мы закончили с уровнем общей безработицы 4 %, когда у наших стран-соседей в Европейском союзе это 7,5 %, в Украине – около 10 %, а в Литве еще больше. При таком уровне безработицы (до 5 % считается нормальным для экономики, которая поддерживает конкуренцию на рынке труда) у нас достаточно высокий уровень занятости в целом населения – 83 % в 2020 году. Это один из лучших показателей в мире.

Евгений Поболовец:
Министерство учитывает скрытую безработицу в этих показателях?

Андрей Лобович:
Конечно, я как раз и говорю об уровне общей безработицы, о том исследовании, которое проводит Белстат по методологии Международной организации труда. Если говорить в целом, то зарегистрированных безработных у нас сегодня порядка 8-10 тысяч, это количество меняется от месяца к месяцу. 74 тысячи вакансий на сегодняшний день в электронном банке вакансий, которые находятся в общем доступе. Фактически любой желающий, кто действительно хочет работать, может найти работу, и государство в этом ему поможет.

Евгений Поболовец:
А есть ли спрос на рабочую силу?

«Сегодня в банке вакансий более 9 тысяч вакансий с уровнем платы более 1000 рублей»

Андрей Лобович:
Спрос на рабочую силу, конечно, есть. Мы видим, что за прошлый год оборот вакансий через наш Общереспубликанский банк вакансий составил порядка 500 тысяч. Это те вакансии, которые заявляли наниматели. Если говорить по структуре, то порядка 60 % всех вакансий – это вакансии по рабочим профессиям. Сегодня востребованы водители, продавцы, швеи, медицинские работники. В сельском хозяйстве это трактористы, доярки, специалисты ветеринарного профиля.

Сегодня в банке вакансий более 9 тысяч вакансий с уровнем платы более 1000 рублей.

За пять лет около миллиона человек обратились в службу занятости, 740 тысяч мы трудоустроили с помощью государственной службы занятости, порядка 40 тысяч прошли переобучение, обучение по новым профессиям. То есть мы дали людям возможность получить новую профессию, которая востребована на том или ином рынке труда на конкретной территории. Около 9 тысяч безработных с помощью безвозмездной субсидии открыли свое дело.

Евгений Поболовец:
Насколько большие субсидии?

Андрей Лобович:
Субсидия сегодня составляет 11 бюджетов прожиточного минимума. Она выдается безработному после рассмотрения бизнес-плана, который он составляет.

Евгений Поболовец:
Как складывается ситуация в региональном разрезе?

Об уровне безработицы в регионах

Андрей Лобович:
Самый минимальный у нас в Минске и Гродненской области – 3,3-3,4 %, а самый большой уровень безработицы за прошлый год в Могилевской области – 5,2 %. При этом уровень занятости в регионах колеблется от 81 до 84 % примерно. Есть отдельные районы, где ситуация может быть чуть хуже, чем в целом.

Фактически в 2018 году мы приняли решение – в рамках реализации Декрета «О содействии занятости» мы определяем перечень территорий с напряженной ситуацией на рынке труда. В 2019 году таких территорий было 53, в 2021 году осталось 22 района. Мы пристально анализируем ситуацию по каждой такой территории, чтобы четко понимать, какие проблемы именно на конкретной территории и как точечно их решать.

Loading...


«В какой-то момент приходишь в точку, когда постоянно происходит одно и то же». Как самозанятым избежать выгорания?



Новости Беларуси. Женский взгляд на острые и насущные темы. Экспертные мнения и интригующие истории в ток-шоу «Точки над i». Исключительно женский проект с мужским характером затронет самые важные вопросы жизни страны.

Алена Родовская, ведущая ток-шоу:
По сути, вы создаете рабочее место. То есть пока вы есть, есть и ваш небольшой, но прибыльный бизнес. Как только вы выпадаете – например, рожаете либо уезжаете в отпуск, дело останавливается. И рано или поздно становится понятно: либо набирать учеников, расширяться и создавать свой бизнес, либо смотреть по ситуации, но, тем не менее, бизнес не создать. Но тогда есть обратная сторона – происходит профессиональное выгорание.

Потому что девчонки, как правило, в начале пути очень много работают, потому что хотят создать клиентскую базу, получить имя, репутацию, чтобы заговорили. Конечно, все свободное время отдаешь этой работе. Есть уже выгорание либо нет? И что дальше делать будем?

Анна Лютич, создатель бренда ароматических свечей ручной работы:
За два года работы (изначально это были просто какие-то пробы, но вот) постоянно, особенно период Новый год, праздники – это постоянно, нон-стоп. Бывало, даже ночами не спишь. Соответственно, большую часть времени ты уделяешь именно своему проекту, делу, и только потом, где-то на заднем плане ты, семья, какие-то дела.

И тебя хватает на какое-то время – два месяца, три, может быть, еще. Но потом понимаешь, что все равно нужно расставлять акценты, нужно обязательно планировать отдых, работу. И так случается, что иногда простываешь, заболеваешь, а заказы есть, заказы идут, не можешь их отменить. И никого нет, то есть ты еще не научил кого-то, кому бы ты мог передать свои знания, умения, навыки.

Алена Родовская:
А научив кого-то, создаешь себе прямую конкуренцию, особенно если живешь в небольшом городе.

Анна Лютич:
Да, поэтому нужно выбирать. Но самое главное – на первых порах, когда только создаешь бизнес или свое дело, чаще всего ты работаешь один. Возможно, кто-то может помогать какими-то мелкими делами, как там завязать ленточку, бантик или еще что-то.

Алеся Лакина, ведущая ток-шоу:
У меня вопрос ко всем гостьям нашим: какие перспективы вы в этом видите? Вы же не будете, наверно, до конца своих дней варить мыло, делать свечи и печь пряники. Ну, пряники внукам-то еще, понятно, будете печь. А вот остальные – какие перспективы развития?

Анна Лютич:
Здесь чаще изначально про свою реализацию, а потом уже масштабирование. Потому что в какой-то момент приходишь все равно в точку, когда постоянно происходит одно и то же. Понимаешь, что либо здесь закрываться…

Алеся Лакина:
У вас нет детей?

Анна Лютич:
Нет.

Алена Родовская:
А кто из декретного возраста? Вот декретная история.

Ксения Комарова, создатель сладкого бренда:
Я.

Алеся Лакина:
И вы не работаете на основной работе, правильно я понимаю?

Ксения Комарова:
Сейчас мы с семьей открываем кафе.

Алеся Лакина:
То есть более-менее стабильность будет?

Ксения Комарова:
Потому что пряники – это нестабильный заработок.

Алеся Лакина:
Нестабильный заработок, да. Когда дети хотят кушать, это уже другое несколько. Алена, ты так не считаешь?

Алена Родовская:
Я считаю, что это старт, где человек каждый сориентируется. Вот у нее история семейного бизнеса: мама пекла торты, потом появились пряники, перерастает сейчас в хорошую бизнес-модель, где кафе.

Алеся Лакина:
Это когда в семье медика рождается медик – то же самое. По наследству передалось.

Алена Родовская:
Правильный тайм-менеджмент и правильное развитие. А кто чем будет заниматься, никто не знает. Главное, чтобы дело сейчас приносило удовольствие.

Читайте также:

«Меня это вытянуло из депресняка». История белоруски, которой пряники помогли пережить развод

«Первое, что надо – это зарегистрироваться в Instagram». Как стать самозанятым и продавать свои товары в интернете?

Как продавать hand made и дружить с налоговой инспекцией? Вот что нужно знать самозанятым белорусам