Как белорусские хирурги оперируют детей с врождёнными дефектами лица

22.01.2019 - 10:40

Каждые три минуты в мире на свет появляется ребенок с расщелиной губы или нёба. В нашей стране таких особенных детей один на восемьсот-тысячу новорождённых. В категорию необычных попал и маленький Ярослав. Об особенности сына Екатерина узнала на восьмом месяце беременности.

Екатерина Слизень, мама:
Сказали диагноз. Конечно, мы сначала волновались, не понимали, что это. Потом нам врачи объяснили, что такие детки бывают, что это патология, которая врождённая, которую можно исправить и помочь ребёнку.

Сейчас Ярославу пять месяцев. Несколько дней назад малышу сделали плановую операцию, таких мальчику предстоит пережить ещё несколько. А пока счастливая мама и ребёнок готовятся к выписке и не теряют оптимизма.

Екатерина Слизень:
Следующая операция будет через четыре-шесть месяцев. Как назначит врач, потому что нужно будет ещё раз приехать на консультацию. Следующее будет нёбо оперироваться.

Александр Караневич, заведующий стоматологическим отделением для детей МОДКБ:
Ежегодно в нашем отделении оперируется где-то около 150 пациентов из Республики Беларусь, ну, сейчас меньшее количество из ближнего и дальнего зарубежья. Это врождённая патология челюстно-лицевой области, расщелина верхней губы, расщелина нёба. Это деформация ушных раковин, это деформация челюстей, деформация костей носа.

Врождённые дефекты – это не только эстетика. Из-за этой редкой болезни деткам сложнее дышать, глотать, жевать. Заболевание даёт осложнение на слух, речь и даже влияет на психику ребёнка. Но если пару веков назад люди с такой патологией становились изгоями, то сейчас после операций и реабилитации чувствуют себя полноценными.

Александр Артюшкевич, доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой челюстно-лицевой хирургии БелМАПО:
Пороки развития в виде расщелины верхней губы и нёба требуют комплексного подхода и требуют лечения. И в этом лечении обязательно должны быть задействованы хирурги, ЛОР-врачи, фониатры, терапевты.

За плечами Олега Яцкевича – двадцать лет врачебной практики. С высоты своего опыта доктор утверждает, что чаще всего приходиться оперировать детей с врождённой расщелиной лица. И здесь есть свои тонкости.

Олег Яцкевич, кандидат медицинских наук, доцент кафедры челюстно-лицевой хирургии БелМАПО:
Какие-то деформации могут оставаться. Ребёнок растёт и то, что заложено у него генетически, оно будет реализовываться в течение роста. Начинаются операции с возраста трёх месяцев и заканчиваться они могут и возрасте 22 или 25 лет.

В среднем, такие операции длятся около двух часов. За это время врач успевает сотворить настоящее чудо. Но хирургическое вмешательство – это далеко не весь путь, который предстоит преодолеть обладателю такого диагноза.

Олег Яцкевич:
Ортодонты, которые занимаются коррекцией положения зубов верхней и нижней челюсти, с ними работают логопеды. Важно поставить речь, сформировать нормальную речь, и до возраста пяти лет.

Врождённые пороки развития – заболевание сложное, но с легкой руки профессиональных хирургов даже с таким коварным недугом можно попрощаться навсегда.

Loading...


«Когда попадаю в операционную, я отдыхаю». Он был интерном на Камчатке, а сейчас возглавляет центр сосудистой хирургии



Чего только не приходилось делать врачу 4-ой городской клинической больницы имени Савченко Дмитрию Дудареву за 30 лет в профессии. Рисковать, брать ответственность за жизни, дежурить сутками и даже экстренно выезжать в отдаленные поселки Камчатки. За один трудовой день, который начинается у хирурга ровно в 7:30 утра, может быть две, три, а то и четыре операции.

С легкой маминой руки в 1989 году закончил мединститут и был направлен в интернатуру в Камчатскую областную больницу. Операции, консультации, обходы. Именно там он прошел путь от начинающего интерна до опытного хирурга: выверенный глаз, твердая рука и хороший запас теоретических знаний.

Дмитрий Дударев, заместитель главного врача по хирургии УЗ «4-я городская клиническая больница имени Савченко»:
Под влиянием своих родителей. Мама сказала: «Хочу, чтобы ты был врачом». Я сказал: «Никогда!» Но она меня убедила. Не жалею, другого уже не умею. Руками работать могу, но медицина мое все. Тем более – хирургия. Сразу попал в хирургию как интерн, где-то оставался на дежурства – не менее 10 дежурств в месяц. Хотел, чтобы меня обучили хирургическому мастерству.

Он быстро стал профессионалом. Да и как иначе, когда каждое дежурство ставило все новые и новые задачи. С годами у Дмитрия Дударева выработалось твердое жизненное кредо: врач работает столько, сколько нужно для больного.

Дмитрий Дударев:
Когда попадаю в операционную, я отдыхаю. Я туда зашел – мне никто не мешает. Там можно подумать. Решения приходится принимать быстро – есть всякие анатомические особенности. Есть разные аномалии, разные степени запущенности болезни.

В практике хирурга тысячи успешных операций, но среди блестящих удач были и потери. Уже 30 лет боль пациентов он воспринимает, как собственную. И всегда находит силы посеять в душах больных надежду и уверенность в выздоровлении. А искрометный юмор доктора – лучше любой микстуры. Оптимизму его научил коллега с Камчатки.

Дмитрий Дударев:
Только закончили институт, прилетели на Камчатку – заведующий Юрасов Сергей Ефстафьевич, он меня встретил и сказал: «Димка, все будет хорошо». Я с ним оставался на все его дежурства и учился у него.

Сегодня в центре сосудистой хирургии больницы имени Савченко, которым и руководит Дмитрий Дударев, вместе с ним трудятся еще 18 докторов. Из них одиннадцать имеют высшую категорию, четыре кандидата медицинских наук и два доктора наук.

Техника, медицина и образование: как изменилась социальная жизнь белорусов за последние 10 лет?

Сегодня в крупных центрах страны сосудистые хирурги в одной операционной объединяют сразу несколько технологий. Это так называемая гибридная хирургия. Здесь применяют и традиционный скальпель, и рентген-оборудование, и новейшие инструменты. Гордятся тем, что многие операции научились делать без скальпеля, на языке медиков – малоинвазивным способом. После таких хирургических вмешательств пациенты могут вернуться к обычной жизни буквально через пару дней.

Дмитрий Дударев:
Одна бригада делает менее инвазивно – ставит стенты в магистральные артерии, а бригада сосудистых хирургов проводит уже одномоментно шунтирующую операцию в обход пораженного отрезка.

В октябре этого года больница имени Савченко готовится отметить 60-летний юбилей. Доктор Дударев вместе с коллегами наверняка встретит эту дату на дежурстве. Потому что нет ничего важнее человеческой жизни.