«Ночной город, но он светится солнцем»: осенний Минск на полотнах художников

26.10.2019 - 20:56

Побеседовали с художниками Минска в программе «Минск и минчане».

На ее полотнах – умытый дождем проспект, одинокие мансарды и зажжённая фонарями Свислочь. Город уютный, меланхоличный, таинственный.

Мистический реализм Ольге Шкарубо передался по наследству. Детство проводила на пленэрах с отцом, прислушивалась к природе и училась чувствовать прекрасное.

Ольга Шкарубо, художник:
Это как небо – пишешь, и оно никогда не бывает одинаковым. Можно жить в Минске, смотреть в окно, ходить по одной и той же улице, но она никогда не бывает одинаковой. Я люблю сложные цвета, когда цвет открытый, он не похож на жизнь – он похож на краску из тюбика. Когда наступает осень, я вижу там янтарь.

Осень глубже, чем пора года, – это характер. То же можно сказать и про Маргариту Манис. В ее галерее больше всего рыжего Минска. На городских портретах ускользают в бликах фигуры, шелестят листья и выглядывают из-под вуали вечерние улочки... Просто город с полотен импрессионистов!

Маргарита Манис, художник:
Осень, и начинается дождь, для меня это повод – выйти и прогуляться под зонтиком, и Минск превращается в декорации спектакля удивительного. Он то романтический, то загадочный, деловой, напряженный. Поэтому в разных ситуациях он раскрывается всеми своими гранями.

Маргарита Манис любит воспарить над Минском, а Ольга Шкарубо – заглянуть в вечерние окна. Художники открывают нам знакомый город с новых ракурсов. В центре внимания – не только сердце столицы. У спальных районов – особенная, домашняя атмосфера. Родной Юго-Запад для Ольги навсегда останется с ароматом яблоневого сада...

Ольга Шкарубо:
Мне очень нравится Лошицкий парк, там безумно красивая природа, безумно красивый вид на реку. Очень нравится Цнянка – я очень много работ там написала. Большая работа «Аллея с листьями». Люди говорят: «Вот! Это же прямо возле моего дома!».

Маргарита Манис:
Некоторые говорят: «У Вас ночной город, но он светится солнцем». Я рада, потому что мне бы хотелось, чтобы мои работы передавали позитив. Снимали с дрона – как раз в этот момент Игры проходили. Поэтому не удержалась чтобы не написать эту работу. А тем более, такой закат!

На картинах минчанок город растет и преображается. Контраст старины и модерна добавляет будням динамики. Вдохновение находят не только в столице, но и в природе Синеокой, полотнах Климта и Уайта. И, каждый раз, разливая краски на полотна и превращая их в космические пейзажи, думают о вечном...

Маргарита Манис:
Новые задумки как раз связаны с новым городом: где-то индустриальный, с новостройками. Мне очень нравится, когда на подъезде к Минску транспорт железнодорожный, например, прибывает в Минск. И начинает он издалека виднеться, и едет он домой. И настолько это красиво, очаровательно это видеть!

Ольга Шкарубо:
Ничто другое меня не стимулирует в творчестве так, как удачная работа других художников. Как выделиться, обратить на себя внимание? Нужно постараться увидеть в себе ребенка, который восхищался миром, но наложить то, что ты уже знаешь и умеешь.

К слову, наши героини помогают стать ближе к искусству и с удовольствием учат рисовать. Все получится. Главное – любить свой город!

Loading...


Рисунки на камнях карандашом из бараньего жира. Как делают литографии



Литографическая мастерская находится в центре Минска. Показываем в программе  «Минск и минчане», как мастера кисти сохраняют и старинные станки, и секреты технологии печатного дела. Своя история здесь у каждой детали.

Светлана Петушкова, куратор Белорусского Дома Графики, мастер-печатник:
В этой мастерской работали классики белорусской графики. Такие, как Кашкуревич, Поплавский, Басалыга. Мы продолжаем традиции, мы сохраняем историю.

Камни известняка расставлены в мастерской, словно книги в библиотеке. На них художники и наносят рисунки для будущей литографии.

На этом, например, сохранилась этикетка советской ликерной фабрики. Современные мастера работают карандашом, мелками и тушью. Процесс кропотливый, долгий и лучше не ошибаться. Неверный штрих резинкой не сотрешь – придется убирать при помощи гравировки специальной иглой.

Фестиваль Art is как эксперимент в белорусском искусстве. Техники создания картин показали в Минске

Екатерина Краева, художник:
Рисую карандашом, который создается в литографской мастерской на основе бараньего жира. Возможностей масса. Можно заливать мягкими переходами плавными, можно задавать четкие линии, комбинировать с типографской тушью.

Художницу Анну Редько этот вид искусства привлекает возможностью прикоснуться к древним камням. Девушка создает серию работ к «Алисе в стране чудес».

Анна Редько, художник-иллюстратор:
Я делаю двенадцать иллюстраций к каждой главе произведения. Сейчас готовы пять работ. Одна зависла в Питере, я ее нарисовала, но еще не успела отпечатать. Одна из последних работ – такая Алиса к четвертой главе «Билль вылетает в трубу».

Технологию литографии в конце XIX века изобрел актер и литератор из Богемии Алоиз Зенефельдер. Камень с рисунком смачивается водой, с помощью валика наносится краска. Затем посредством специального пресса рисунок с камня переносится на бумагу. Если мастер имеет дело с многоцветной литографией, то каждый раз используется новый камень.

Светлана Петушкова:
За один раз мы можем напечатать только один цвет. Здесь мы видим работу, выполненную в четыре цвета: черный, синий, оранжевый и желтая плашка. Для каждого нового цвета мы готовим камень заново. Сначала рисуем черный – печатаем. Потом мы шлифуем камень и рисуем следующий цвет – печатаем. И так каждый раз.

Здесь есть работа, которая у нас в процессе: черный цвет уже напечатан, но она будет многоцветная в четыре цвета. И вот второй цвет уже изображен на камне, пока мы его еще не перенесли.

Выставка пяти времён. Пять войн в фотографиях и литографиях можно увидеть в музее Якуба Коласа в Минске

Тот же самый лист бумаги нужно будет опять помещать под пресс. Сделать это необходимо очень точно, чтобы литографский оттиск был нужного качества. Александрина Вишневски печатает сегодня свою первую работу в технике литография.

Александрина Вишневски, художник:
Я люблю изображать что-то мифологическое и даже религиозное. Эта работа близка людям, которые задумываются над тем, что делают и что их ждет в будущем. Художникам, в принципе. Интересно попробовать старые техники, которыми пользовались в прошлом, потому что мы вдохновляемся их работами и хотим досконально узнать, как это все происходило.

Старинную технологию активно используют и в новом тысячелетии. К слову, Белорусский дом графики – единственное место в стране, где художники могут окунуться в мир литографии: узнать секреты технологий высокой печати и оставить свой след на камнях.

Светлана Петушкова не только создает образные сюжеты, но и вдыхает в них жизнь: управляется с каменными холстами и старинным печатным станком на раз-два.

Сегодня наиболее востребована техника создания графики офорт. В этом случае гравюра исполняется на металлической пластинке. На подготовленный лист цинка, меди или латуни художник наносит будущий шедевр. После ее погружают в кислотную среду, несколько минут – и клише готово.

Виктор Савченко, художник-график:
Офорт – техника достаточно древняя. В 17 веке в Голландии была придумана. На медных пластинах гравировали, потом специальными иголками рисовали и травили. Не все могли купить картины, это было очень дорогое удовольствие. А гравюру могли позволить себе.

Акватинта, сухая игла, травленый штрих – эти техники офорта позволяют изобразить богатые тональные и фактурные эффекты. Бумага должна быть влажной.

Виктор Савченко:
Процесс здесь нельзя прерывать, потому что бумага высыхает, краски высыхают. Это все нужно делать в определенном ритме, нельзя останавливаться.

На специальном станке под давлением за несколько секунд на бумаге появляется готовая картина. В свое время в этой технике творили Рембрандт, Дали и Пикассо.

А белорусские художники подтвердили: литография – искусство, которое не подчиняется законам времени.