Новости: Как примирить трёх участников дорожного движения: водителей, пешеходов и велосипедистов?
новости СТВ в твиттере новости СТВ в инстаграмм

Вы здесь

Как примирить трёх участников дорожного движения: водителей, пешеходов и велосипедистов?

12.08.2013 - 12:17

Новости Беларуси. Где пересекаются интересы сразу трёх участников дорожного движения: водителя, пешехода и велосипедиста? Конечно же, на перекрестках и переходах. Но если конфликт обладателей авто и тех, кто ходит пешком, знаком всем, то третий фигурант в этом, порой, вовсе не безобидном споре – относительно новый. Уж слишком быстро растёт число любителей экологичного транспорта в двухмиллионном Минске. А вот наше сознание, а точнее осознание, что на дороге есть кто-то ещё, и инфраструктура – не поспевают. И дело не только и не столько в велосипедных дорожках. А в мелочах, из-за которых порой случается неприятный обмен любезностями.

Александр Стариченко за рулём не один десяток лет. Обкатывает столичные магистрали каждый день и на своих маршрутах всё чаще задаётся вопросом: для кого же писали правила дорожного движения? 

Александр Стариченко, создатель сайта «Стоп-ГАИ»:
Пешеходы переходят. Обратите внимание: они переходят, как хотят. Они идут от остановки. Пешеходы должны переходить проезжую часть в пределах пешеходного перехода. То есть по зебре, а не по диагонали. Им просто уже внушили, что пешеход всегда прав, но забыли рассказать, что он прав, пока жив.

Диалога по правилам между участниками движения не получается. Для кого дорожная азбука – бдительный путеводитель, а для кого – закон не писаный.

Но если к тропам нарушений пешеходов на дорогах уже привыкли, то там, где пути пересекаются с велосипедистами, пока особо не разгонишься. Ведь едут, порой, в прямом смысле без тормозов. 

Александр Стариченко:
Человек едет по краю проезжей части, что запрещено ПДД. Едет по диагонали. Ему так удобнее. А если его собьют, то виноват будет водитель.

Андрей Зырянов, заместитель начальника ГАИ ГУВД Мингорисполкома:
За 7 месяцев этого года 12 дорожно-транспортных происшествий, в которых пострадали люди, с участием велосипедистов. В 4 случаях виноваты были сами велосипедисты.

Тихая езда для автомобилиста вмиг может стать экстремальной. В то время, как новый поворот  водителю диктует снижение скорости, велосипедисты только педали крутят быстрее. На переходах буквально бросаются под колёса. И зебры то и дело становятся тёмными лошадками.

Водитель обязан пропустить, но только пешеходов, а среагировать на ситуацию, где решают секунды, и разрулить дорожный конфликт сможет только опытный автомобилист. Переезд через пешеходный переход – одно из самых опасных нарушений велосипедистов. Правила обязывают спешиваться. Но только единицы соблюдают требование. 

Александр Стариченко:
Очень редкий велосипедист спешивается и пересекает дорогу, руководствуясь правиласми дорожного движения для пешеходов. Они все почему-то считают, что можно проехать. Хотя на самом деле пешеход идёт со скоростью 5 км в час, велосипедист едет со скоростью 15 километров в час.

Евгений Хоружий, председатель правления ОО «Минское велосипедное общество»:
Несмотря на то, что это правило имеет смысл, потому что, действительно, много происшествий случается, когда велосипедисты выезжают на пешеходный переход, возможно, эту проблему можно решить какими-то другими способами. Можно организовывать велосипедные переезды на пешеходных переходах. Либо, может быть, изменить немножко правила так, чтобы допустимо было двигаться по пешеходному переходу, но исключить возможность выскакивания на пешеходный переход внезапного для водителей автомобилей.

По правилам велосипедисты должны двигаться по тротуарам, пешеходным дорожкам, обочинам, и только при невозможности проезда там имеют право выехать на дорогу. Но может ли велосипедист обеспечить безопасность на пешеходной зоне, если скорость далека от безопасных норм.

Александр Стариченко:
Мне непонятно, зачем гаишникам убирать велосипедистов с проезжей части. Хотя бы по той простой причине, что велосипедист на проезжей части в первой полосе для движения намного меньше вреда приносит, чем, если они двигается по тротуару. Как бы то ни было, проезжая часть дисциплинирует.

Андрей Зырянов:
Это, ну, скажем так, о той ситуации в городе Минске. Но сейчас пропускная способность очень многих минских улиц она уже превысила все критические точки, и мы начинаем искать какие-то пути выхода из этого. Во многих случаях полосы узкие, и велосипедист с автомобилистом просто не поместятся и безопасно не проедут. И не каждый автомобилист захочет ехать за велосипедистом с его скоростью.

Евгений Хоружий:
В Вене, в городе, который, казалось бы, очень старый, очень мало места, тем не менее, они нашли место, куда вписать велосипедные дорожки, а там, где они не находят места, чтобы вписать велосипедные дорожки, делают очень просто. Они вводят зону ограничения скорости до 30 километров час, где все транспортные средства едут спокойно, и тогда уже пускают велосипедистов вместе в автомобилями.
Если новичок, если ребёнок, если человек пожилой или просто неуверенный в себе, пускать его на проезжую часть, ну. по меньшей мере, неразумно. На мой взгляд, должна быть просто возможность выбора. А такая возможность была где-то до 2006 года, а потом по каким-то причинам убрали.

Где искать виновных, когда велосипед рассматривается, как полноценное транспортное средство. И когда на пешеходных переходах ему дают зелёный свет для проезда. Как например, на проспекте Независимости. Где установлены знаки, которых нет в правилах дорожного движения. И о смысле которых автомобилист должен лишь догадываться. 

На экспериментальном веломаршруте по проспекту Независимости,  от Янки Купалы до улицы Филимонова,  проезд по зебре – вроде бы, не нарушение. Знаки, вроде бы, разрешают.  

Евгений Хоружий:
К сожалению, этого знака ещё пока нет в правилах дорожного движения, мы очень надеемся, что он появится. Просто этот процесс внесения изменений в правила не очень быстрый. Но, к сожалению, он очень нужный, иначе бы пришлось здесь очень много других знаков вешать, и всё равно остались бы неоднозначности в понимании.

Александр Стариченко:
На проспекте Независимости Вы поставили знак. Прекрасно. Для кого? Двигаясь по проспекту Независимости, узнать, что там пересечение с велодорожкой, невозможно.

Андрей Зырянов:
Во-первых, это не просто знак.  Это знак пешеходный переход.

Александр Стариченко:
Его не видно. Двигаясь по проспекту Независимости, совершая правый поворот, этот знак не виден.

Андрей Зырянов:
Хорошо. А если бы это был просто знак «Пешеходный переход», он был бы виден?

Александр Стариченко:
В любом случае, он не виден.

Андрей Зырянов:
При повороте направо или налево, Вы обязаны уступить и пешеходам, и велосипедисту. Это по правилам дорожного движения.

Александр Стариченко:
Ну, тогда я обязан уступить пешеходам. А велосипедисту, если он двигается по велодорожке.

Андрей Зырянов:
По велосипедной дорожке, абсолютно верно.

Евгений Хоружий:
На проспекте формально эти велосипедные переезды они сейчас вроде бы не являются велосипедной дорожкой. Для того, чтобы они являлись велосипедной дорожкой, там, действительно, должен был бы висеть знак «Велосипедная дорожка», которую водитель автомобиля, поворачивающегося, на самом деле не видит.

Василий Чумак заядлый пешеход. И автомобилю, и велосипеду предпочитает прогулки. И ему, как пешему участнику дорожного движения, делить тротуар с лихачами-велосипедистами из соображений личной безопасности не очень хочется. Ведь уже известны случаи, когда людей буквально сбивали с ног. Парадокс, но такое ДТП и не ДТП вовсе. А гражданско-правовое дело, где велосипед – орудие преступления. Потому возникает резонный вопрос, какой должна быть безопасная скорость велосипедиста? И кто её должен ограничивать?

Василий Чумак:
Бывает иногда, идёшь в наушниках, слушаешь музыку, не отвлекаешься на посторонние вещи, и тут мимо тебя на бешеной скорости проносится какой-нибудь из велосипедистов. Это немножко пугает.

Евгений  Хоружий:
Если велосипед, как транспорт, то, понятно, что со скоростью пешехода двигаться сложно, двигаться быстрее, чем пешеход, на тротуаре уже повышается опасность, и нельзя сказать, с какого момента уже будет намного опаснее.

Андрей Зырянов:
Безопасная скорость – это скорость, которая не выпадает из скорости потока. при движении в потоке автомобилей очень медленный велосипедист будет создавать помехи. И очень быстрый велосипедист там, где ходят люди с небольшими скоростями, он тоже будет создавать проблемы и, возможно, действительно, какие-то происшествия.

Как пешеход, Василий, абсолютно не против велодорожек, только совсем не поддерживает спринтерские скорости и нарушение на них элементарных правил. Ну хотя бы, если уж разделили тротуар, то будьте добры, не стирайте границы, считает Чумак.

Василий Чумак:
Для велосипедистов отведена отдельная полоса, но проблема в том, что, к сожалению, не все велосипедисты её придерживаются. Проблема в самих велосипедистах. К сожалению, не все хотят жить по правилам и соблюдать вот эти нормы.

По проспекту Независимости Василий каждый день ходит на работу. Место оживлённое. Говорит, в часы-пик на тротуаре и пешеходам разойтись сложно. По одну сторону улицы идёт веломаршрут. Но катаются велосипедисты, кому где вздумается.

Василий Чумак:
Мне, как пешеходу, не совсем понятно, могут ли пешеходы кататься здесь, если на противоположной стороне улицы есть специально сделанная велосипедная дорожка.

Оказывается, этого правила не запрещают. Веломаршрут лишь как рекомендация, где лучше проехать. Но лучше, когда никто никому не мешает, говорит Чумак. Идеальный вариант, где пути расходятся, велодорожка в парке Победы. Брусчатка для пешеходов. И двустороннее движение на асфальте для велосипедистов. Но куда же деваться последним, если с дороги их вытесняют, а велодорожка, ну, не всегда пересекает маршрут личных планов, да и договориться с пешеходами тоже бывает сложно.

Евгений Хоружий:
Сейчас добавился новый вид транспорта. Это велосипед. Пока он ещё не очень привычен для улиц наших городов. Люди пока ещё не очень привыкли к тому, что он есть. И мы, может, ещё не совсем научились договариваться друг с другом.

Высокие бордюры. Самый большой барьер для велосипедистов. Остались ещё с советских времён. С каждым ремонтом дорог они, конечно, снижаются, но проехать пока удаётся не везде. И если на спортивном велосипеде можно взять любую высоту, то на городском придётся поискать другие пути.

Евгений Хоружий:
 Если мы хотим, чтобы в городе был велосипед как транспорт, чтобы на нём ездили все люди, то этого быть, конечно, не должно. Правила дорожного движения разрешают движение по проезжей части в случае невозможности движения по тротуару. Однако бывает очень часто, что инспекторы ГАИ останавливают и говорят, что нет, вы здесь можете ездить по тротуару, несмотря на то, что здесь был на дворовом проезде большой бордюр, и, в общем-то, проехать было нельзя.

Но есть в правилах одна очень значительная деталь. Критерий невозможности нигде не конкретизируется. То есть что может быть препятствием? Высокий бордюр или, может быть, разбитый тротуар?

Александр Стариченко:
В моём детстве была такая вещь, как ставить на учёт велосипеды, давали какие-то маленькие эти чёрненькие номерочки. Для того, чтобы их получить, нужно было сдать какой-то  минимальный экзамен по правилам дорожного движения. Велосипедисты ездили по проезжей части. Все это прекрасно знали. Я думаю, что движение велосипедистов по первой полосе не принесёт больше вреда или не изменит пропускную способность в отличие от припаркованных в той же первой полосе автомобилей.

В последнее время правила дорожного движения корректировались только для водителей и пешеходов.  Для велосипедистов практически всё оставалось по-прежнему. Но с каждым годом их становится всё больше и диктует это мода на двухколёсные. Очевидно, пришло время стереть некоторые границы, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

Велосипедисты

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ

Загрузка...
X