«Рентген в каждую душу, садишься, он смотрит». Необычный стул создали белорусские кузнецы

27.12.2018 - 10:38

Им удалось приручить стихию огня! Два брата-кузнеца закаляют сталь в формате 24 на 7. Театр теней и стук молота невольно возвращают во времена предков. Любовь к искусству передалась по наследству.

Отец был художником и работал модельщиком на фарфоровом заводе. Пушка возле исторического музея и колонны на станции метро Якуба Коласа – его рук дело.    

Мальчики с детства впитали в себя творческий космос. Вот только пошли разными дорогами. Иван с головой ушёл в скульптуру и дизайн, Андрей – в юриспруденцию и психологию.    

Андрей Писарик, кузнец:   
Я в детстве рисовал, мне это очень нравилось. Но я не видел в этом какой-то ключевой компетенции. Потом попал в продажи, достиг успеха, я довольно быстро рос по карьерной лестнице. И тогда я взглянул на прошлое, художники создают новую реальность, создают реальные вещи, которые полезны для людей. Они сами этим живут, они от этого балдеют, в этом можно увидеть своё предназначение.   

Иван Писарик, кузнец:
Я пошел в мастерскую к молодому художнику Виктору Старухину, он мне прививал подход к металлу. Тут очень важно почувствовать пластику. Не просто нужно что-то пролепить, набрать форму, а тебе нужно это делать в зеркальном отражении.

Понадобились время и силы, чтобы переквалифицироваться и встретиться у горна. Теперь оба одновременно конструкторы и химики. Эскизы создает Иван, а потом вместе куют по деталям роскошные лестницы и уютные беседки.

Наполняют красотой дома, сады и кафе. Каждая история, будь-то модерн или прованс, индивидуальна. Идейность Писариков оценили уже в России, Казахстане, Латвии, Польше, Израиле, ОАЭ. Шедевры от братьев-кузнецов светятся и на большом экране.

Иван Писарик:
Снимал фильм Астрахан «Ночной таверни огонёк». Мы делали прямо серию декораций, где горел огонь, подставки, чашу, оружие делали. Приехал принимать заказ человек, который занимается приёмом заказов, первый вопрос задал: вы делали это из меди? Хотя там бюджет предполагался никакой, он не отличил даже материал. Настолько была сделана качественно работа.

За плечами Ивана 20 лет художественного образования. Но это лишь каркас. Творчество постоянно требует духовных инвестиций. Братья не выпадают из культурных трендов, при этом создают своё. Среди заказов находят время для высокого искусства и благотворительных проектов.

Иван Писарик:
Вот эти работы делались на выставку «Постулат». Каждый автор представляет свой взгляд на какой-то определённый стул. Называется «Недремлющий глаз Саурона». Рентген в каждую душу, садишься, он смотрит.

Андрей Писарик:
Изначально, когда мы покупали это помещение, была идея создать здесь коворкинг, и хотели сделать гончарное мастерство, построить литейку, кузнечную и, соответственно, подтянуть сюда трудотерапию для детей с ограниченными возможностями.

В семейных планах организовать выставку и украсить Минск инсталляциями. Любимому делу мастера отдаются на все 1 600 градусов, и мир отвечает им взаимностью.

Иван Писарик:
Если бы у меня была самая любимая работа, я уже был бы довольно плохим художником. Ещё всё впереди, я ещё в творческом поиске. Спрос колоссальный на хороших мастеров, они, действительно, есть у нас в Беларуси.

Люди в материале: Андрей Писарик, Иван Писарик
Loading...


Малиновые закаты и молочные луга из засушенных листьев и цветов. Белоруска делает уникальные пейзажи



Анастасия Макеева, корреспондент:
Кто из нас в детстве не делал секретики и не засушивал цветочки в книгах?! Но только единицам удается сделать настоящее искусство!

В ее руках оживают малиновые закаты и молочные луга. Только вместо красок – живая природа! Из засушенных листьев и цветов Наталье Горобурдо удается создать волшебство. Умиротворенные пейзажи наполняют светом. Идеи подсказывает сам материал.

Наталья Горобурдо, художник-флорист:
Я в книжном магазине увидела открытку в технике флористики и мне это так показалось интересным и миленьким, что мне захотелось повторить. Потом увидела в Доме природы курсы по флористике и я туда записалась.

Любовь к миниатюре у инженера по микроэлектронике в крови, поэтому мозаика из сухоцветов захватила аж на 30 лет! За ювелирной работой день сменяет ночь. Мастерица обожает заготавливать палитру. Собирает в лесу подснежники, высаживает на даче фрезии. Стелет фоном листья пионов и бережно закрепляет детали клеем.

Наталья Горобурдо:
Интересно, на деревянных шкатулках крышку оформляла цветами в стиле икебана, делала уже объемные вещи.

Экономиста Ирину Богушевич всегда увлекало рукоделие. Вышивала, делала мягкие игрушки, а пару лет назад на сайте для садоводов увидела декоративный лук. Эффектный и необыкновенный вдохновил на новое творчество. Приручила у себя на участке и стала создавать стильные композиции для интерьеров.

Ирина Богушевич, мастер по флористике:
Это естественный натуральный стиль и сохраняет воспоминания о лете. Эти луки пришли к нам из южных стран: из Ирана и Турции, поэтому она и получила название «Звезда Персии».

Икебана открыла новый взгляд на природу. Теперь на прогулках мастерица смотрит в оба. Шишки, желуди, камыши – из всего сочинит песню. Подберет текстиль и удивит знакомых. Прелесть букетов в их долговечности!

Ирина Богушевич:
Открыла для себя семенные коробочки Бархата амурского. Высыхая, они раскрываются и превращаются в экзотический какой-то цветок.

И хоть икебана уходит корнями в Японию, для нас она стала не менее родной. Иностранцы без ума от нашей декоративной флористики. По фантастическим пейзажам вспоминают о Синеокой. И кто знает, возможно, на языке цветов появятся новые шедевры!

Наталья Горобурдо:
Можно попробовать сделать украшения в этой технике, маленькие миниатюры покрыть лаком.