Как стать архитектором? Профессор Армен Сардаров о выборе профессии

13.01.2021 - 14:42

Новости Беларуси. Гость программы «В людях» Армен Сардаров, доктор архитектуры, профессор, рассказал, почему выбрал именно архитектуру.

Вадим Щеглов, ведущий:
Совсем недавно БНТУ, где вы работаете много лет, отпраздновал столетний юбилей. Что для вас БНТУ?

Армен Сардаров, доктор архитектуры, профессор:
Что для меня БНТУ? Давайте отвернем немного время, историю и придем в 60-е годы прошлого века, время моей и моих друзей молодости. Мы пришли в эти стены, в стены Политеха. Конечно, это было совершенно особое чувство: чувство единения нас. Потому что это друзья, наверное, и подруги (это тоже очень серьезно и важно), и учителя. Так получилось, что в моей молодости, в моем обучении я встретил замечательных учителей. Во-первых, я думаю, что это основатель все-таки архитектурной школы Александр Петрович Воинов. Конечно, по возрасту он был значительнее нас, мы как-то воспринимали его так, снизу вверх смотрели на него. Но он не был очень напыщенным человеком. Он был человеком, способным на разговор. А для меня вообще это личное впечатление, потому что он руководитель моего дипломного проекта.

Вадим Щеглов:
А вы тогда понимали, что продолжите его путь и тоже станете преподавателем?

Армен Сардаров:
Не могу сказать однозначно, ведь эти вещи зарождаются где-то в глубине человека. Во-первых, мечтал стать архитектором.

Вадим Щеглов:
Почему Политех? Почему архитектура?

Армен Сардаров:
Это вообще удивительный феномен, почему архитектура. Я с детства рисовал. Честно говоря, рисовал неплохо. Из-за того, что отец военный, меняли школы, но везде меня хвалили за рисунок. В то же время у меня неплохо шли точные предметы. Естественно, в 16-17 лет я хочу ходить с этюдником, с длинными волосами, такой «мастак», художник. Отец, несмотря на его военный статус очень серьезный, не был демагогом, не был тираном. Он был очень демократичным. Вот тоже совпадение удивительное.

Вадим Щеглов:
Вы так сказали, что военный – это значит тиран. Это вовсе необязательно.

Армен Сардаров:
Команда, есть понятие. Я тоже считаю, что военный человек должен подчиняться команде. Отчасти он переносит и на семью какие-то свои личные позиции. Так вот он встретился с тогдашним председателем Госстроя, это тоже один из основателей факультета. По-человечески разговаривали, тот его спросил: «У тебя дети?» Отец ответил, что есть сын, хорошо рисует. Владимир Адамович очень серьезный человек, фактически руководитель строительной отрасли. Он спросил: «А точные науки как у него идут?». Отец говорит: «Все пятерки». «Так пусть в архитектуру пойдет», – говорит он. Отец, никак не навязывая, передал мне эти слова, что советуют тебе обратить внимание, что есть профессия, которая совмещает и искусство, и точные науки. Это очень серьезно.

Вадим Щеглов:
И вы загорелись?

Армен Сардаров:
Во всяком случае я прошел все стадии, начиная с того, что я пошел на подготовительные. А на подготовительном, кто был одним из руководителей? Это тот самый Гусев, который наш флаг когда-то нарисовал. Он тогда еще работал на кафедре художником. Тоже интересная такая вещь. Когда я пришел, мне сказали: «Ты рисовать не умеешь». Почему? Мне все говорят, что я лучше всех рисую. А потому, что надо уметь архитектору рисовать с натуры вот эти античные фигуры, классические формы. И точно их передать. Конечно, это был тяжелейший год, потому что надо было заканчивать последний класс и в то же время научиться рисовать то, что положено при экзамене. Я вроде бы научился, поступил.

Что не так с современной архитектурой? Рассказывает декан архитектурного факультета БНТУ – подробнее здесь

Loading...


Это лучшие здания в мире. Мнение декана архитектурного факультета БНТУ



Новости Беларуси. Гость программы «В людях» Армен Сардаров, доктор архитектуры, профессор, рассказал о самых красивых зданиях в мире.

Вадим Щеглов, ведущий:
Для вас (как для архитектора) какие три здания или сооружения в мире вы бы назвали эталоном, чем-то сверхгениальным?

Армен Сардаров, доктор архитектуры, профессор:
Я все-таки не стал бы так однозначно, ведь восприятие меняется от времени тоже. Я дважды ездил в Барселону. Цель была совершенно простая: увидеть еще раз творение великого Гауди (Саграда Фамилия, парк Гуэль, дом Мила). То есть специально просто я ездил, тоже в книгах моих это есть все, прямо со студенческих лет для меня это было. Конечно, еще очень важен Корбюзье. Но у нашего прекрасного Лангбарда тоже прекрасные работы. Они сделаны и сейчас можно восхититься мастерством архитектора.

Вадим Щеглов:
Театр оперы и балета.

Армен Сардаров:
Есть совершенно безымянная, маленькая деревянная церквушка в какой-то нашей веске дальней. Понимаешь, что это просто великолепно, гениальная вещь. Приходишь – и здесь нужно стать на колени. Вот здесь. Причем когда тебя никто не видит. Ты понимаешь, что это действительно сотворено руками вот этого безвестного мастера. Все, и больше ничего. Я поэтому говорю: «Поезжайте, ребята, поищите, все можно найти». В перестроечный период я коллегами был приглашен в США. Конечно, тоже по Нью-Йорку ходил, видел башни-близнецы, которые, к сожалению, потом трагично, терроризм, такое уничтожение. Это действительно здорово сделано, эти акценты. К сожалению, видите, так получилось.

«Благодарен своему белорусскому паспорту». Известный архитектор рассказал, как ему удалось посетить храм в Турции – подробнее здесь