Как сыграть психологию победителя, и почему важно принять ситуацию с коронавирусом? Мнение спортивного психолога

22.03.2020 - 22:16

Новости Беларуси. Он прошел шесть Олимпиад, но ни разу не вышел на соревнования, сообщили в программе «Неделя спорта» на СТВ.

Он всегда был рядом с командой, но никогда не тренировал. Он обладает колоссальным багажом знаний, но может только подсказать. Он находит общий язык и с теннисистами, и с борцами, и с биатлонистами.

В студии «Недели спорта» – спортивный психолог Николай Волков.

Наша задача – сделать случайную психологию победителя закономерностью

Кристина Момот, СТВ:
Расскажите мне как человеку, далекому от соревнований, в чем заключается ваша работа? Я понимаю, что тренер тренирует, медик следит за здоровьем, а вы что делаете? Поднимаете боевой дух?

Николай Волков, спортивный психолог:
Такое маленькое стихотворение: «пусть мой путь недалек и недолог, и не всем я понятен и люб, но душой я от бога психолог, людовед и большой душелюб». Психология – это наука о душе. Психология спорта – это, можно сказать, душа спорта. Вот такая работа.

Виталий Гурков, СТВ:
Многие иностранные тренеры, приезжая работать к нам, особенно в клубы, в игровые виды спорта, отмечают и оправдывают поражения, говоря, что «у белорусов нет психологии победителя». Правда ли это? Как спортсмен хочу спросить: у нас нет духа чемпионства?

Николай Волков:
У каждой команды своя психология победителя, свой оптимальный уровень боевого настроя, свой неповторимый почерк. И я помогаю найти вот этот оптимальный уровень боевого духа. Зафиксировать, отметить в нужный момент и потом все-таки сыграть свою лучшую игру. Сыграть ту психологию победителя, которая, как ни странно, иногда получается случайно. Но наша задача – сделать эту случайность закономерностью.

Кристина Момот:
Минское хоккейное «Динамо» проигрывает все время. Чем вы могли бы им помочь?

Николай Волков:
Дело в том, что не нужно зацикливаться на удачах или неудачах. Если все время сейчас спад какой-то идет, значит, такой же и подъем будет. Это закон такой. Поэтому просто работать, работать, работать, и обязательно придет успех.

Мы даже отстаем от той психологии спорта, которая была в Советском Союзе

Кристина Момот:
Не буду говорить за всех, но у большинства из нас такой менталитет, что зазорным считается обратиться к психологу. А спортсмены какие люди? Они обращаются к вам сами?

Николай Волков:
К сожалению, мы еще не доросли до того уровня, когда в каждой команде должен быть психолог. Особенно в национальной команде. Когда психолог решает те вопросы, которые необходимы для спортсмена, для тренера. Мы даже отстаем от той психологии спорта, которая была в Советском Союзе.

Дрожащий тренер подходит к спортсмену и говорит: «Ну ты успокойся!»

Виталий Гурков:
Вот вы работали со многими топовыми спортсменами. Это Азаренко, Мирный, Самсонов, Арипгаджиев. Пальцев на руках даже не хватит пересчитать. Все-таки как это происходит обычно: это спортсмен обращается к вам лично, или же тренер команды к вам приводит спортсмена?

Николай Волков:
И то, и другое. В основе, конечно, лежит работа со спортсменом. Делаешь абсолютно все необходимое для того, чтобы помочь раскрыться спортсмену. Раскрыть его талант. И иногда даже закрываешь от тренера какие-то негативные стороны, которые могут негативно повлиять на спортсмена.

Почему? Потому что тренер больше страдает от социального пресса. Вот тот пресс, который дает телевидение, тот пресс, который дают средства массовой информации. И тренер находится под лучами, под давлением. И это все он передает спортсмену, к сожалению. Когда дрожащий тренер подходит к спортсмену и говорит: «Ну ты успокойся!»

Кристина Момот:
Должен психолог подходить?

Николай Волков:
Да. И вот наша задача – уберечь спортсмена от таких воздействий.

Я сторонник внутренней фармакологии, позитивного стресса, который раскрывает внутренние возможности спортсмена

Кристина Момот:
Давайте порассуждаем. Олимпийские игры или чемпионат мира – неважно, какой старт, главное, что глобальный. Спортсмены к нему готовятся. Часто получается, что борьба идет на равных, на доли секунды, на миллиметры буквально. Получается, что равные спортсмены борются между собой. Но кто-то побеждает, а кто-то проигрывает. Здесь какой фактор важнее: фармакология, психология или что-то еще?

Николай Волков:
Безусловно, психология. Мы это видим и на телевидении на том же, когда операторы хорошо снимают секундирование, в том же фехтовании. В различных видах спорта мы видим эту стрессовую ситуацию.

Что касается фармакологии… Вы знаете, я сторонник той внутренней фармакологии, того стресса, позитивного стресса, который раскрывает резервные возможности спортсмена. Когда адреналин, гормон страха, благодаря внутренней работе превращается в норадреналин, гормон ярости, борьбы. Вот эта вот фармакология внутренняя. Поэтому психология. Мысль напрямую не идет в движение. Но она через нервы, гормоны, целую систему сигналов передается в движение. А психология – она как бы дирижер.

Принять ситуацию с коронавирусом с научной точки зрения. Принять реально, конкретно

Виталий Гурков:
В свете последних событий, происходящих в мире, не могу не поинтересоваться: не кажется ли вам, что мы наблюдаем настоящую истерию по поводу коронавируса? И какое ваше отношение к тому, что происходит?

Николай Волков:
Что касается коронавируса и того состояния, в котором сейчас находятся спортсмены… Я с ними близко работаю сейчас и вижу их отношение. Я стараюсь внушить спортсменам и подсказать, и, отвечая вам, хочу сказать зрителям, что первое условие – это принять ту ситуацию какой она есть. Приняв эту ситуацию, мы включаемся в борьбу. Если мы не принимаем эту ситуацию, мы или боимся, или бравируем. Поэтому принять с научной точки зрения. Принять реально, конкретно – для того существует и наука, и культура. И я помогаю нашим спортсменам переждать эту волну. Дай бог пережить нам.

Loading...


Не сравнивайте детей – это опасно для несформированной психики. Что делать, если старший ребёнок ревнует к младшему



Ольга Гома, детский и семейный психолог:
В любой семье, где есть более одного ребенка, родители в любом случае столкнутся с ревностью. Ребенок, старший чаще всего, очень сильно хочет понравиться родителям, он видит, что младшего очень любят, что о нем заботятся и таким образом пытается тоже понравиться родителям. Он делает все для своего младшего брата и сестры именно для того, чтобы его любили больше. Чаще всего это скрытая ревность, она съедает ребенка изнутри.

Первый шаг навстречу ребенку – дать волю чувствам. Разрешите своим чадам проявлять эмоции. Вступайте с ними в диалог и протягивайте руку помощи, говоря о том, что вам понятны их переживания. Ссоры неизбежны. Имеет лишь значение ваше отношение к ним. Позвольте детям выпустить пар, но не допускайте крайностей. Объясните, что такое «хорошо», а что такое «плохо». Выступайте в роли медиатора, занимая нейтральную позицию в споре.

Ольга Гома:
Чаще всего родители встают на сторону младшего ребенка, этого делать ни в коем случае нельзя. Почему? Во-первых, у старшего это вызывает ревность и, конечно же, злость к младшему брату или сестре, а младший ребенок будет уверенно пользоваться своим положением, иногда подначивая своего старшего брата или сестру, чтобы потом за счет него самоутвердиться.

Старший ребенок – не значит взрослый. Зачастую первенцам приходится взваливать на себя непосильные обязанности, например, уход за младшим членом семьи. 

Ольга Гома:
Родитель должен помнить, что он рожает для себя, не для ребенка и поэтому нести ответственность за маленького ребенка может только взрослый человек, даже если старшему 12, 13, 15, не стоит оставлять на него малыша, потому что если что-то с маленьким случится, то виноваты будут родители, не этот ребенок. Зачастую родители загружают старшего настолько, что он просто не выдерживает. Если в присутствии старшего ребенка теряется маленький или с ним что-то случается, он падает, то вплоть до того, что старший ребенок говорит: «Я готов покончить с собой, чтобы только не говорить об этом родителям».

Важно: не сравнивайте детей – это опасно для несформированной психики.

Ольга Гома:
Сравнение – это не только, когда тебе говорят: «Ты лучший, чем Катя», но и когда говорят: «Катя уже оделась» – тут тоже подразумевается сравнение, что Катя уже оделась, а ты нет, значит она лучше. Ребенок это воспринимает на свой счет, значит я хуже Кати. Он начинает эту Катю ненавидеть. И даже если сравнение в пользу ребенка, все равно не стоит этого делать, потому что вы приучаете к тому, что он будет сравнивать себя с другими всегда.

Идеальных семей не бывает, но теория персонального подхода поможет в стремлении к эталону. Помните, ваши дети – это отдельные личности. Идентифицируйте каждого ребенка и равносильно уделяйте внимание всем.

Ольга Гома:
Для кого-то любовь проявляется покупкой подарков, для кого-то просто вниманием, заботой, времяпровождением вместе. И родитель должен понять, какому ребенку что нужно. Важно детям делать подарки равноценные, не одинаковые по потребностям каждому, но они должны быть равноценные.