Как туристам нужно знакомиться с Минском? Вот что рассказал экскурсовод

10.09.2021 - 21:33

Новости Беларуси. Женский взгляд на острые и насущные темы. Экспертные мнения и интригующие истории в ток-шоу «Точки над i». Исключительно женский проект с мужским характером затронет самые важные вопросы жизни страны.

Екатерина Забенько, ведущая ток-шоу:
Различные исторические аспекты возникновения Дня города. Что говорите туристам вы? Какие вопросы в основном задают приезжие гости и сами минчане?

Алеся Лакина, ведущая ток-шоу:
Самое главное – что обязательно нужно посмотреть гостям города?

Николай Середа, экскурсовод:
Приезжая в любой город, мы сначала с ним знакомимся глазами, ушами, ногами, а потом – душой. Но душой – это уже как повезет, как пообщаешься с народом, тогда это ляжет. А все остальное – это же глаза, уши и ноги. Ножки тут должны, конечно, поработать. Потому что даже если вы посмотрели город во время автобусно-пешеходной экскурсии, после этого все равно пройдитесь пешочком по тем же самым местам, загляните туда, куда экскурсовод не водил. А вдруг все это были лоск и сказка, а там что-то? А оказывается, в Минске-то не Красная площадь, а и во дворах чистенько. И все это накладывается. А потом, когда вы пройдетесь, скажем, по тихим улицам – их немного, но они у нас есть – в Троицком предместье, Верхнем городе… Ну, утомите ножки, пройдитесь по улице Ленина. Хотя бы 160 метров, которые от проспекта и до улицы Карла Маркса.

Екатерина Забенько:
Более ленивые туристы стали за последние годы?

Николай Середа:
Ну 160 метров, получите удовольствие.

Екатерина Забенько:
Я уже слышу, как вы их уговариваете. Наверняка это уже какой-то прием из вашей программы? «Ну пешком, ну хотя бы 160 метров». Они такие: «Ну, нам еще на обед надо успеть».

Николай Середа:
Хотя бы! Потому что вы же потеряете. Если вы отдали такие деньги, если вы сюда приехали, отдайте все, чтобы увидеть, потому что завтра же вас уже не будет. И только сегодня можно успеть это сделать, поэтому поторопитесь, сделайте это сегодня. И вы от первого дважды Героя Советского Союза Сергея Грицевца – 160 метров – дойдете до следующего памятника, Анри Дюнану. У вас в Москве-то его нет. Даже в Греции, где все есть, и то нет памятника Анри Дюнану. А у нас он есть, и мы гордимся этим.

А закончился этот уютный, там аура такая на этом бульварчике. Если устали – посидели. А потом, буквально рядышком, зайдите в еще один скверик, Александровский. Там же что ни шаг, то история, память. А вы не идите далеко, вы сразу возле входа, справа обратите внимание на мемориальный знак, который помнит. Там еще дерево, живет еще этот тополь, который был свидетелем исторических событий, когда там казнили подпольщиков Минска.

Читайте также:

«Это будет то, что ещё не видел Минск». Вот какие концерты пройдут в День города

И в феврале, и в июле. Как выбирали дату, в которую проводится День города в Минске

Пять сцен у Дворца спорта и 130 мероприятий по всему Минску. Чем День города 2021 будет отличаться от прошлых?

Loading...


Кешбэк и налоговый вычет. Есть ли перспективные программы у белорусского туризма?



Новости Беларуси. В гостях программы «Постскриптум» Филипп Гулый, председатель правления Республиканского союза туристической индустрии, и Екатерина Никитина, консультант Департамента по туризму Министерства спорта и туризма Республики Беларусь.  

Юлия Бешанова, СТВ:
Хотелось бы обсудить очень приятную тему. Закончились новогодние каникулы, все мы планируем уже свой летний отдых. Давайте начнем с того, как ковидные ограничения, которые сохраняются во многих странах, отразились на туристической сфере? И вообще, коснулось ли это Беларуси?  

«Мы фактически живем в новом мире». Как изменилась туриндустрия во время пандемии?  

Филипп Гулый, председатель правления Республиканского союза туристической индустрии:
Это всех коснулось, безусловно, и отразилось. Мы фактически живем в новом мире. Не будем разбирать всю предисторию, нам в 2020 году, в начале лета – в конце июня – начале июля 2020 года, стало абсолютно понятно плюс-минус, как будет развиваться дальнейшая туристическая индустрия на планете до 2024 года.  

Юлия Бешанова:
Как?  

Филипп Гулый:
Сейчас попытаюсь подробно это изложить. В этих экспертных оценках сходятся не только отечественные специалисты, но и российские, европейские, китайские, ну и фактически со всей планеты. Мир заблокировал логистику, мир дал огромное количество ограничений, меняются критерии потребления и защищенности, плюс экономические сложности в различных регионах. Естественно, все это как полная остановка и блокировка. Усугубилась ситуация огромными финансовыми пузырями мирового масштаба, которые работали на растущий рынок и доходы будущего периода, то есть по большому счету создавая финансовые пузыри, за которые сейчас приходится расхлебываться и рассчитываться.  

Учащиеся 10-11 классов смогут путешествовать по Беларуси бесплатно. Какие ещё новации в белорусской туротрасли? Читайте здесь

Беларусь в этой глобальной истории занимает лишь маленькую песчинку, где в принципе удалось более-менее с этим даже разобраться, в силу того, что мы были не настолько интегрированы в глобальнейшую мировую сверхмиллиардную историю. Все это заблокировалось и стало меняться, выстраиваться по-новому. Поэтому никакого восстановления не будет, но будут трансформация и изменение.  

У нас остались основные целевые рынки, в первую очередь это Российская Федерация и ее регионы  

Филипп Гулый:
За весь 2021 год уже сложились во всей планете в различных регионах устойчивые межрегиональные новые связи. В данном случае за 2021 год в Беларуси, если мы говорим про въезд, про экспорт, в силу санкционных вопросов, логистических, пандемийных и всего остального, у нас остались лишь значимые основные целевые рынки. В первую очередь это Российская Федерация и ее регионы. Это очень важно, хочу подчеркнуть – именно регионы. Потому что сам по себе уральский кластер, куда входят и Челябинск, и Пермь, и Башкортостан, или, например, юг России – Северный Кавказ, промышленные города – Ростов, кубанские станицы и агрохолдинги. Отдельный кластер – это регионы России с прямой полетной программой, и не только нашей национальной авиакомпании, но и Nordwind, «Азимутом», «Аэрофлотом», «Российскими авиалиниями». Это отдельные рынки.  

У нас сложилась четкая, нормальная логистика со странами ЕАЭС с их столицами. Большую перспективу представляют такие страны, как Индия, Иран и Пакистан. Хоть это и миграционные риски, это страны с колоссальным, гигантским населением и корпокультура, дающая еще до пандемии к нам в страну большие потоки, в силу ограничений имеют большой потенциал. Это все достаточно уверенный и понятный вектор развития экспорта наших туристических услуг. Плюс, конечно, внутренний туризм.  

«Турция для нас остается целевым рынком так же, как ОАЭ»  

Филипп Гулый:
11 миллионов долларов был только от турков туристический экспорт. Но мы здесь имеем высокую конкурентность с нашими южными соседями – с Украиной. Плюс сама по себе текущая экономическая ситуация в Турции отложила все наши инвестиционные проекты, так как турки планировали проявить интерес в виде инвестиций в нашу инфраструктуру, в принципе, к экспорту. Турция для нас остается целевым рынком так же, как ОАЭ. Но в ближайшее время здесь такого динамичного роста не предусмотрено. Но мы должны, обязаны просто держать руку на пульсе. По маркетинговой политике это наши целевые рынки.  

Юлия Бешанова:
Если говорить о том, почему к нам едут, у Беларуси всегда был бренд – санатории. В новогодние праздники практически на 100 % были заняты все эти учреждения. Но очень часто звучат нарекания о том, что для белорусского, внутреннего потребителя ценообразование заоблачное, что это слишком дорого для обычных белорусов – поехать в свой же санаторий. Как происходит это ценообразование? Действительно ли это так дорого сейчас?  

Кто чаще всего приезжает отдыхать в санатории Беларуси?  

Филипп Гулый:
Все в сравнении, поэтому давайте ваш вопрос несколько перевернем. И хоть для широкой аудитории, может быть, это будет не очень понятно, но я своим долгом считаю всегда поправлять. Неважно, чем привлекает какая турплощадка, важно – кого, то есть почему эти люди едут. Важно отталкиваться не от нашего продукта, не от экскурсий, музеев, санаториев, а от конкретного рынка и критериев потребления, то есть чего хотят туристы из Екатеринбурга, Москвы, ОАЭ и Турции.  

Юлия Бешанова:
Тихого, спокойного отдыха.  

Филипп Гулый:
Разные социальные группы, возрастные, религиозные и так далее. Поэтому на всякий товар и продукт есть свой покупатель. На наши санатории есть четкие критерии потребления и четкая прослойка в Российском рынке и других рынках. Большую часть наших санаториев потребляла категория туристов, которая называется Silver Age («серебряный возраст») – предпенсионный, пенсионный и эконом-сегмент.  

В силу закрытых автомобильных границ, в целом пандемии, угрожающих перманентных новостей и массового развития внутреннего туризма в России, здесь эта категория несколько просела. Но уже люди среднего возраста (я себя к молодежи не отношу, хотя хотелось бы) стали приезжать больше, но они приезжают в санатории, SPA-комплексы более высокого класса и на меньшее количество дней. Фактически это трансформация критериев потребления, более того, еще и трансформация дистрибьюции. Ведь не все туроператоры с привычной системой бронирования и продаж выживают и выживут в следующем году. Идет трансформация и в онлайн-магазинах, крупных туристических холдингах Российской Федерации. За этими трендами нужно следить и успевать.  

«Цены очень даже конкурентоспособны»  

Филипп Гулый:
По поводу цены. Дело в том, что у нас северная цена. По сравнению с Подмосковьем и Кисловодском, наши цены очень даже конкурентоспособны. Всегда такая цена была. Более того, на санаторный продукт в этом году, по сравнению с 2020-м, загрузка достаточно хорошая. То, что это недешево для нашего потребителя или часто в пиковые даты, в высокий летний сезон не очень высокий сервис, он не успевает вырасти – цены подымают до небес, вот это факт. И вот это уже является достаточно серьезной проблемой, к сожалению, о которой было проговорено задолго, не единожды. Это называется созданием условий, прогностикой развития. Этим, конечно, нужно заниматься на республиканском уровне.  

Юлия Бешанова:
Что-то делается сейчас в этом направлении?  

Филипп Гулый:
Важно понять, чтобы сверхкритика была объективной, эта проблема не только в Беларуси, она во всех странах ЕАЭС. Она остро стоит в регионах Российской Федерации и даже в некоторых восточноевропейских странах, то есть это глобальная проблема.  

Мы крайне надеемся, что продолжатся дискуссии в рабочих группах и консультационных советах, потому что туризм – слишком междисциплинарное явление. Он лежит в области локальной экономики, развития малого и среднего предпринимательства, льготных ресурсов, льготных лизинговых программ. Самой Беларуси тяжеловато это сделать на сегодня, даже выработать четкие подходы, так как мир нестабилен. Но где-то присматриваясь и ведя совместную работу с передовыми практиками институтов развития Российской Федерации, я думаю, было бы полегче, потому что Россия семимильными шагами сейчас резко двинулась. Нам не надо оголтело за ней спешить, но следить внимательно нужно.  

«Два основных сегмента». Чем Беларусь привлекает туристов из-за рубежа?  

Юлия Бешанова:
Если отойти в сторону от санаториев – понятно, что это одна из наших фишек, что еще может быть популярным? Военный туризм, гастрономический туризм… Ну нет у нас моря, гор. Чем мы можем брать?  

Филипп Гулый:
Ключевой вопрос – для кого? Мы про внутренний рынок собственных граждан говорим.  

Юлия Бешанова:
Наверное, если мы хотим заработать деньги, значит для внешнего потребителя.  

Филипп Гулый:
Когда мы говорим о собственных гражданах, то мы экономим. То есть все, что белорусы не вывезли за пределы нашей страны, оставили в национальной экономике, это и экономия, и заработок. Как говорится, сэкономленные деньги все равно что заработанные. Для каждого рынка свой сегмент. Российская Федерация, ЦФО, Москва и регионы Российской Федерации – в первую очередь это санатории и SPA. Во вторую – небольшие туры выходного дня, но они должны быть недорогими, доступными и интегрированными в авиационные системы, что пока не очень на рынке существует. Это два основных сегмента на наш ближайший рынок. Экскурсионные туры в меньшей степени в своем сегменте присутствуют, но пока не откроют границу, делать это будет намного сложнее.  

Юлия Бешанова:
То есть авиасообщение дает и удорожание тура автоматически?  

Филипп Гулый:
Не удорожание. Это разные продукты в разных сегментах. Во-первых, у нас есть дешевое сообщение за счет «Ласточки». Но все равно без решения о наземной границе массовой автобусный туризм в той степени, в какой он был, как он даже сегодня возможен, он развиваться так динамично не будет. Для людей из Среднего Востока и южан больше тур выходного дня, даже недельного пребывания здесь, в Минске. И это высокий сегмент. Четыре-пять звезд, хорошие рестораны, прогулки.  

Юлия Бешанова:
Мы готовы это сейчас предоставить?  

Филипп Гулый:
Это у нас сейчас есть и готовы. До пандемии это развивалось достаточно хорошо и динамично.  

Юлия Бешанова:
Опять же, пандемия. Многие рестораны, развлечения закрывались. Сейчас это восстанавливается?  

Филипп Гулый:
В сравнении с другими странами у нас все более чем в полном порядке и работе.  

Екатерина Никитина, консультант Департамента по туризму Министерства спорта и туризма Республики Беларусь:
Беларусь же не вводила локдаун, поэтому у нас нет таких пострадавших в сфере туризма отраслей.  

Чтобы туризм в Беларуси работал круглый год, нам не хватает инвестиций  

Филипп Гулый:
У нас погодные условия, то есть сезонность. У нас сезон туризма с апреля по октябрь. А мы северная страна, так же как и Подмосковье. В принципе, даже Черное море – это все-таки не тропики и южная Турция. Поэтому чтобы туризм работал 360 дней в году, здесь не хватает инфраструктурных инвестиций. Санатории – это хорошо, но полноценных больших резортных SPA-комплексов с бассейнами семейного типа несколько не хватает. У нас не так их и много. Вспомните, до пандемии какое количество наших сограждан уезжало в Друскининкай. Буквально 150-180 километров от Минска, но уже это другая страна.  

Беларусь нуждается в инвестициях, доступе к льготным недорогим кредитным программам, потому что для такого резорта необходимо 6-7 гектаров территории, желательно в неплохом рекреационном ресурсе. По объему инвестиций (я, правда, в российских рублях на глаз скажу) – от 4 до 6 миллиардов. Это 180-240 номеров с аквапарком. Вот примерно такая история. И таких для Беларуси еще 3-4 комплекса не хватает. У нас не урегулирован на сегодня активный туризм, который существует хаотично. Каждый из нас катается на байдарках, записывается в каких-то онлайн-чатах. Но вот этот масштабный подход, чтобы все это структурировать, обеспечить глубину, сделать полноценные стоянки, интегрировать в экономический процесс местное население, которое могло бы оказывать услуги, продавать дрова, поставлять продукты, все это занести в онлайн-систему, все это большая работа. Пандемия дает тот шанс, который способен цифровизировать эту отрасль масштабно, который дает выработать механизм инвестиций, льготного кредитования, если не собственных ресурсов, которых в республике не очень много, то с соседними дружественными странами. Вот это два очень важных момента.  

И самое главное, финальное – это понимание рекреационного ресурса, которым обладает наша страна, начиная от акватории до всего остального. У нас есть огромное количество кадастров – расписанные земли, как это все работает и оценено.  

Кешбэк и налоговый вычет. Есть ли перспективные программы у белорусского туризма?  

Юлия Бешанова:
То есть нужно искать инвестора?  

Филипп Гулый:
По нашему регулятору нужно добавить полномочий в первую очередь, ресурсов, ставок, компетенций и всего остального для того, чтобы масштабно подойти к этой достаточно сложной отрасли. Белорусов может потенциально отдыхать в нашей стране намного больше, оставлять денег намного больше, но это надо стимулировать, создавать условия, вводить программы кешбэка.  

Юлия Бешанова:
Да, хотелось бы тоже эту историю про кешбэк, которым сейчас активно пользуются россияне.  

Филипп Гулый:
У россиян есть федеральные деньги, у россиян может быть намного больше в бюджете, если подымаются цены...  

Юлия Бешанова:
Поехал в белорусский санаторий, а тебе – раз.  

Филипп Гулый:
Для этого нужно синхронизировать программы Союзного государства, что вопрос небыстрый. Мы это позволить себе пока что точно не можем, и быстро это сделать тоже нельзя.  

Екатерина Никитина:
У россиян также инфраструктурная программа утверждена. Мы занимаемся поисками различных инвесторов.  

Филипп Гулый:
У нас нет денег внешних, собственных капиталов тоже недостаточно, поэтому максимум, что мы можем сделать, это перераспределить. Но это перераспределение не должно быть резким, гвалтом, знянацку. То есть если мы определим, что хотя бы к 2027 году мы эту систему сможем ввести, условно налогового вычета… Для примера: я являюсь вашим сотрудником, а вы – руководителем успешного предприятия, которое платит налоги. Если я поеду в Браслав, то вы мне оплатите 20 % моей путевки. А если я поеду, допустим, в далекий Мстиславль, тогда вы мне оплатите 80 %.  

Юлия Бешанова:
Чем дальше, тем…  

Филипп Гулый:
Не чем дальше, а где менее развито. Вот это ранжирование территории очень важно. Если белорус едет туда, где менее развито, соответственно, ему работодатель может оплатить больше. Где работодатель возьмет эти деньги? Недоплатит налоги. И тогда республиканский бюджет и областные бюджеты недополучат этих денег. Это ужасно. Но, с другой стороны, эти деньги, которые недополучит бюджет…  

Юлия Бешанова:
Я повезу в район.  

Филипп Гулый:
Я повезу их в район, и они попадут в реальную экономику. Они попадут туда, где мне нравится. Я заплачу за вкусный калачик, схожу в музей, найму байдарку, поселюсь в агроусадьбе или в развивающемся SPA-комплексе.  

Екатерина Никитина:
Если я индивидуальный предприниматель, должна сама себе процент отсчитать на это?  

Филипп Гулый:
Это сложная система.  

Юлия Бешанова:
Вообще, есть какие-то наметки, работают ли в этом направлении?  

Филипп Гулый:
Наметки очень черновые. Это очень небыстрый процесс. И позволить это смогут только предприятия, которые реально платят налоги, у которых есть доходы, которые можно распределить. Поэтому этим нужно заниматься. Но если мы хотя бы анонсируем, что мы к этому идем, что это наша цель, к какому-то светлому году, то работа пойдет.  

Как в Беларуси будут совершенствовать работу агроусадеб?  

Юлия Бешанова:
Мы уже с вами коснулись того, что если вы вдруг поедете на Браслав, вы снимите агроусадьбу. Что у нас сейчас с агроусадьбами: сколько их, сколько из них работают? Я знаю, что готовится какой-то новый документ, будут усовершенствовать работу агроусадеб.  

Екатерина Никитина:
Сейчас в Республике Беларусь порядка 2 700 субъектов агроэкотуризма.  

Юлия Бешанова:
В свое время стало популярным такое направление бизнеса. Был период, когда агроусадьбы росли буквально на глазах. Это же льготное субсидирование было, льготное кредитование?  

Филипп Гулый:
Это льготные кредиты. Можно открыть бизнес, поправить жилищные условия и анонсировать, что ты будешь вести бизнес. Но это очень хороший эксперимент, яркий, который нас и вывел в топ рейтингов и сделал мощным экспертным блоком на ЕАЭС. Конечно, далеко не все из этих почти что 3 000 агроусадеб ведут агротуристический бизнес.  

Екатерина Никитина:
Агротуризм в период пандемии вообще не просел. Все агроусадьбы были заполнены, загрузка практически не изменилась по сравнению с доковидным периодом.  

Юлия Бешанова:
Отличная возможность спрятаться в агроусадьбы.  

Филипп Гулый:
С агроусадьбами есть единственная сложность по линии бизнеса, так как они физлица, а не юрлица, с ними тяжело контрактоваться: подтверждение, глубина бронирования, исполнение контрактов. Но тем не менее рынок работал и достаточно хорошо. Однако существует ряд побочных явлений и проблем, которые завязались уже в сгустки. Есть агроусадьбы, которые пользуются этим статусом, находясь очень близко к городу, а иногда прямо в райцентре. И если это праздники, гуляния, свадьбы, корпоративы…  

Юлия Бешанова:
То есть это фактически ресторан с возможностью переночевать?  

Филипп Гулый:
Иногда ресторан и гостиница, иногда только ресторан. Когда у тебя есть соседи, это может мешать, создавать проблемы, особенно на системной основе.  

Юлия Бешанова:
А что входит в понятие агробизнес?  

Филипп Гулый:
Мы сейчас юридически пытаемся подойти или по справедливости?  

Юлия Бешанова:
По справедливости. Что подразумевалось изначально?  

Филипп Гулый:
Что подразумевалось изначально – написано четко сухим юридическим языком в документе. Но по справедливости большинство людей считают, я к ним тоже отношусь, что чем дальше ты находишься от крупных поселений и ты способен своим льготным, почти безналоговым трудом привлечь хоть какие-то финансовые ресурсы, генерировать финпотоки у себя в регионе, создавать рабочие места и развиваться, пожалуйста, вот тебе в помощь все, что ты пожелаешь. Но если ты уже прямо под Минском или в райцентре занимаешься гостинично-ресторанным бизнесом, не ведя ни фермерское хозяйство, не восстанавливая какие-то ремесла, этнографические моменты – это не очень хорошо. Цели этого документа действительно благие, хорошие, их не разделять невозможно.  

Юлия Бешанова:
Навести порядок в этой сфере.

Филипп Гулый:
Вопрос – как наводить, каким путем. Здесь мнения экспертов разделяются, можно привести ряд ограничений по комнатам или иметь определенное количество земли сельскохозяйственной, которую использовать, свою продукцию и прочее, и прочее. На мой взгляд, это достаточно сложные инструменты и механизмы в плане будущего контроля и в принципе трудозатратные. Я все-таки придерживаюсь той позиции, что принцип ранжирования территории (распределения где, чего, на каких условиях делать) – это более универсальный и простой подход. Чем дальше ты находишься от райцентра или города, тем выше у тебя коэффициент льгот, тем больше у тебя возможностей. А в некоторых глухих местах можно еще и доплачивать тебе за то, что ты делаешь.  

Юлия Бешанова:
Идея сохранения деревни и рабочих мест.  

Филипп Гулый:
А если ты прямо на кольцевой дороге или в райцентре открыл ресторан или даже в Браславе, где и так высокий туристический спрос, ну, конечно, надо какие-то налоги платить или хотя бы переходить уже из физлица агроусадьбы в какую-то юридическую субъектность. Поэтому подходов несколько, цели у всех одинаковые, они благие, но вот о подходах еще спорим и есть серьезная дискуссия.