Как выглядит кабина пилота и что важно в осмотре самолёта перед полётом? Поговорили с лётчиками об истребителе Су-30

22.08.2021 - 19:32

Новости Беларуси. Чтобы не допустить нового конфликта, союзники активно учатся вместе взаимодействовать, отрабатывая разные сценарии поведения, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

Евгений Поболовец, СТВ:
Держим порох сухим, что называется, но и не пребываем в неком заблуждении относительно сигналов с Запада. Напомним, в сентябре на полигонах двух стран пройдет союзное стратегическое учение «Запад-2021».

Наш политический обозреватель Юлия Артюх проводила белорусский летный эшелон на полигон Ашулук и поговорила с летчиками – не только о предстоящих учениях и истребителе Су-30 (он недавно поступил к нам на вооружение), но и в целом о службе.

Юлия Артюх, политический обозреватель:
Вы со своим летным эшелоном отправляетесь на учение «Запад-2021». Какое стратегическое назначение для авиации и в целом видите для себя, для своего эшелона летного?

На полигоне Ашулук впервые будем применять ракеты средней дальности

Андрей Кривоносов, заместитель командира 61-й ИАБ по безопасности полетов:
Главная цель для нас – получить опыт боевого применения этого самолета, накопить его, чтобы потом полноценно выполнять задачи в рамках ПВО Союзного государства. На этом полигоне впервые с этого типа будем применять ракеты управляемые класса «воздух – воздух» средней дальности. Раньше мы применяли ракеты «воздух – воздух», но малой дальности – здесь, на территории Беларуси, но размер полигонов, которые у нас есть, не позволяют применять ракеты средней дальности. Впервые будем их применять на полигоне Ашулук.

Юлия Артюх:
Есть ли еще люди, умеющие управлять этой машиной?

Андрей Кривоносов:
Вы имеете в виду у нас в базе?

Юлия Артюх:
Я имею в виду у нас в Беларуси. Потому что говорят, что россияне здесь работают, россияне управляют этими машинами, а белорусских специалистов в принципе нет.

Андрей Кривоносов:
К нам приезжали два летчика-инструктора из Российской Федерации, подготовили инструкторов, которые получили допуски от них, наших, и больше года мы уже занимаемся подготовкой своих специалистов самостоятельно. Разработали программы теоретического и практического переучивания. В данный момент подготовлена эскадрилья наших летчиков.

Юлия Артюх:
Су-30, насколько я знаю, это модификация истребителя Су-27. Каким функционалом обладает этот боевой самолет?

О Су-30: это по-настоящему многофункциональный самолет, относится к классу тяжелых истребителей

Андрей Кривоносов:
Это по-настоящему многофункциональный самолет, он большой очень, относится к классу тяжелых истребителей. Для летчика, который на него садится и впервые начинает летать, пересев с других типов самолетов, неожиданным сюрпризом становится то, что пилотирование очень легкое для летчика, несмотря на вес. Функциональность его, номенклатура вооружения, которое он способен применять, – после вылета самолет может использовать вооружение и по воздуху, и по земле.

Юлия Артюх:
На какой высоте происходят полет и бой?

Андрей Кривоносов:
На всех высотах – малых, средних, больших, в стратосфере.

Юлия Артюх:
Самая высокая?

Андрей Кривоносов:
Самая высокая – практически потолок – 16 300 метров. Но практика показывает, что самолет летает и выше.

Юлия Артюх:
Андрей Витальевич, а сколько весит эта машина?

Андрей Кривоносов:
Максимальный взлетный вес – 38 тонн 800 килограммов.

Юлия Артюх:
Сколько необходимо учиться, чтобы поднять в воздух эти 38 тонн?

Андрей Кривоносов:
Как у нас говорят, летчик учится всю жизнь, то есть процесс обучения не останавливается никогда. Но для того, чтобы стать летчиком, нужно закончить Военную академию или, как в моем случае, летное училище. Это, как правило, 4 или 5 лет, в зависимости от программы, в зависимости от вуза, и начать сначала летать на легких самолетах, легкого класса, спортивных, таких как Як-52 или реактивных L-39, потом постепенно пересаживаться на более тяжелые самолеты.

Андрей Кривоносов:
Наступайте в кресло ногами, а сейчас спускаем ноги туда и стоим. Ловите педаль.

Юлия Артюх:
Этими педалями происходит управление?

Андрей Кривоносов:
Вот основное управление – джойстик. Это газ, обороты двигателей. Летчика поза – правая рука здесь, левая рука здесь.

Юлия Артюх:
Что это за кнопка?

Андрей Кривоносов:
Именно эта – сброс захвата.

«Мы можем отслеживать полет воздушных судов до дальности порядка 200-250 километров»

Андрей Ларионов, руководитель полетами группы руководства полетами:
Мы находимся на командно-диспетчерском пункте управления полетами. Здесь находится группа руководства полетами, то есть все управление – от момента запуска экипажей до момента передачи их на другие пункты управления – производится здесь. Управление происходит по командным радиостанциям, то есть по воздушной радиосвязи, и отслеживание и контроль полета воздушных судов – по индикаторам кругового обзора различных станций, находящихся на аэродроме. Кроме взлета и посадки, мы можем отслеживать полет воздушных судов до дальности порядка 200-250 километров.

Юлия Артюх:
Почему авиация? В принципе, почему такой выбор?

Дмитрий Нименко, заместитель командира авиационного звена авиационной эскадрильи (Су-30СМ):
Сначала нужно исходить из того, почему именно военные. Я вырос в семье военнослужащего, поэтому вопрос выбора профессии… С раннего возраста я уже знал, что буду военным. Как-то так получилось – стечение обстоятельств. У меня брат записал игру. Кажется, это по-детски все, но игра, где были самолеты, я посмотрел на это, мне понравилось. И после этого решил, что буду летчиком. Романтика полета все-таки привлекла.

Юлия Артюх:
Так все-таки первым делом самолеты, а девушки потом?

Дмитрий Нименко:
А меня получается, что так.

Юлия Артюх:
Какие эмоции вас наполняют, когда вы садитесь в кабину и взлетаете на невероятную высоту?

Летчики говорят о чувстве свободы – ты управляешь техникой, она полностью тебе подчиняется и исполняет твою волю

Дмитрий Нименко:
Много раз уже говорили летчики о вот этом чувстве свободы. Именно когда ты управляешь техникой, она полностью тебе подчиняется и исполняет твою волю. И вот это ощущение нельзя передать никакими словами, никакими эпитетами. В пасмурную погоду, когда здесь солнца не видно на земле, – пробиваешь облака, и там всегда солнце. За эти ощущения, как говорил Сергей Мельников, знаменитый летчик, можно отдать все на этом свете.

Юлия Артюх:
А где вы учились навыкам полета?

Дмитрий Нименко:
Естественно, в академии. Мы с первого курса, поступив в Военную академию Республики Беларусь в Минске, весь год учимся, а после этого приступаем к практике. В принципе, как и войска. Сначала весь год идет теоретический курс, после этого идет стажировка.

Юлия Артюх:
Родители гордятся вами, вашей службой, поддерживают вас?

Дмитрий Нименко:
Конечно, гордятся. И сейчас будут, я думаю, смотреть выпуск.

Юлия Артюх:
Как следите за физической формой? Ведь перепады высоты – очень сложны для человеческого организма.

Дмитрий Нименко:
Каждый летчик занимается и сам, индивидуально. У нас есть тренажерный зал, где есть возможность прийти, позаниматься. И сдачу нормативов ФИЗО никто не отменял, к ним тоже готовимся.

Юлия Артюх:
Перед тем как сесть в кабину пилота, вы осматриваете самолет или этим занимается кто-то другой?

Когда летчик осматривает самолет, он «общается» с ним

Дмитрий Нименко:
Да, у нас есть такая процедура – осмотр самолета перед полетом, когда есть возможность летчику обойти. И после того как техник доложил о готовности самолета, он все-таки проверяет, и как конечная стадия подготовки – он осматривает и принимает самолет. Ставит свою подпись в журнале подготовки самолета.

Юлия Артюх:
Пойдемте, посмотрим, как вы это делаете.

Дмитрий Нименко:
Пожалуйста. Вообще, осмотр самолета начинается с осмотра передней части самолета. Летчик проверяет, чтобы все лючки были закрыты. Можете обратить внимание – есть риски, прорези должны соответствовать рискам. Летчик проверяет, чтобы все было закрыто и нет никаких подтеков, каких-то видимых повреждений. Дальше проходит осмотр радиопосадочного конуса, где стоит наш так называемый «Барс» – это радиолокационная система. Осматриваем целостность.

Юлия Артюх:
Так, прямо рукой ведете, да?

Дмитрий Нименко:
Конечно. Когда летчик осматривает самолет, не сказать, что прямо вслух, но он «общается» с самолетом. Он может его попросить о том, чтобы выполнить хорошо полет и благополучно его завершить без каких-то особых случаев.

Дмитрий Нименко:
Это кабина второго пилота, летчика в составе экипажа. Он обеспечивает помощь летчику в передней кабине, ведет навигацию, подсказывает и непосредственно выполняет задачи по стрельбе по наземным целям. Была бы возможность, прокатили бы вас.

Loading...


Осенний призыв в Беларуси. Новобранцев ждёт двухнедельный карантин



Новости Беларуси. В Беларуси началась комплектация соединений и воинских частей. Осенний призыв стартовал раньше обычного и продлится по 5 ноября, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

В связи с переносом сроков изменится и дата проведения военной присяги. В 2021 году она состоится 20 ноября. А вот отправка пополнения во внутренние войска МВД, части Госпогранкомитета и КГБ пройдет в привычные даты – с 15 по 30 ноября.

Юрий Пилищик, военный комиссар Минска:
Родителям призывников я прежде всего пожелал бы терпения и надежды на то, что их сын возмужает, станет полноценным гражданином Республики Беларусь.

Вадим Можайский, призывник:
В армии формируется тот моральный стержень, который должен быть у мужчины. Доброжелательность формируется, формируется правильное отношение к делу, ответственность. Это нужно.

К слову, 25 октября в войска отправились около тысячи новобранцев. Всего за время осенней призывной кампании в белорусскую армию планируется направить около 10 тысяч молодых людей. По прибытии в части все они должны будут пройти двухнедельный карантин.