«С училища» и «Стражи Тадж-Махала». Экспериментальные театральные постановки покажут в Минске в мае

03.05.2019 - 11:24

Этой весной любителей театра ждет настоящий культурный переворот. Зрителей попытаются покорить премьерами экспериментальных постановок «Стражи Тадж-Махала» и «Песнь песней».

Кроме этого, можно будет созерцать спектакли «Опиум», «С училища» и «Крестовый поход детей». Режиссёрский замысел и его воплощение удивят даже самого прихотливого наблюдателя. К слову, экспериментальный театр пытается использовать новаторские способы коммуникации. Этот вид искусства принял различные формы проявления, которые ранее считались радикальными. Театралы-авангардисты пытаюсь воплотить в жизнь постановки, аналогов которым нет ни в одном уголке мира.

Анжелика Крашевская, директор Центра визуальных и исполнительских искусств:
Юра Диваков, который в мае покажет «Крестовый поход детей», в своём режиссёрском амплуа традиционен, потому как у него есть свой взгляд и почерк.

Глубокий и противоречивый мир человека раскроется в спектакле «Стражи Тадж-Махала». Его режиссёр – многократный номинант и лауреат премии «Золотая маска» Александр Янушкевич. «Стражи Тадж-Махала» – это два простых парня, которые в поисках правды, с чувством страха и горечи, гонимые разногласиями, становятся невольными защитниками сооружения мировой архитектуры.

Иван Кушнерук, актёр Национального академического театра имени Янки Купалы:
Центральное событие в пьесе – это «Ночь сорока тысяч рук», когда двум парням по приказу приходится отрубить руки 20 000 человек. Как жить дальше с этим?! Не исполнить этот приказ они не могут.

Иван Кушнерук уже 8 лет в профессии, в непростой постановке «Стражи Тадж-Махала» он исполняет одну из главных ролей. В этом спектакле его герой стоит на пороге выбора: нарушить правила или предать друга, обернуться и взглянуть на блистательное творение архитектуры или всё же существовать в томительном неведении.

Иван Кушнерук:
Это такой человек, который верит в вышестоящее начальство, все законы он исполняет. Многослойный спектакль: и о дружбе, и о предательстве, о красоте, о том, как найдя эту красоту, как её вмиг, за одну ночь можно потерять.

Анжелика Крашевская:
Прочитать первоисточник, наверное, необходимо. Театр не ставит задачу: читать пьесу по ролям. Есть автор, который написал пьесу, а есть режиссёр, который имеет свой взгялд на это прочтение.

Ещё одна необычная постановка Александра Марченко «С училища» отправилась на поиски своего зрителя. Главную роль в спектакле исполняет Анна Семеняко. Девушка признаётся, что в своей противоречивой трогательной героине, в её эмоциональном характере она нашла схожие черты с собой.

Анна Семеняко, актриса Республиканского театра белорусской драматургии:
Спектакль о любви, что каждый любит, как умеет. Когда я прочитала пьесу, познакомилась с ней далеко до того, как Саша собирался её ставить, и можно сказать влюбилась, прониклась этой героиней. Она, на самом деле, очень хорошая.

Постановка «С училища» расскажет, что происходит, когда жизнь золотой молодёжи пересекается с реальностью обыкновенной девушки из ПТУ. У этой юной дикарки всё идёт не по плану. Видеотрансляция полностью переворачивает мир, душа влюблённой сталкивается с предательством. Ещё много всего трогательного и вдохновляющего можно будет увидеть в этом театральном сезоне.

Loading...


Ефремов о 90-ых: «То, что происходило в реальной жизни, было гораздо увлекательней того, что могли показать в театре. И зритель не шёл»



Режиссёр откровенно рассказал о себе в программе «В людях».

Вадим Щеглов, первый заместитель генерального директора ЗАО «Столичное телевидение»:
1991 год. Развал Советского Союза. Непростое время. А тем более – для искусства. Вы приходите в это время художественным руководителем в Театр киноактёра. Помните, с чего Вы начали?

Александр Ефремов, режиссёр театра и кино, народный артист Беларуси:
Я начал с того, что стал уговаривать артистов поработать немножко в театре, поиграть спектакли. Потому что я помню, что это была весна, это был дачный период, и артисты не особенно стремились работать в театре. Их больше ждали участки свои – морковь, картошка, яблоки и т.д. Я бегал и уговаривал их: «Давайте поработаем!» Почему уговаривал? Потому что, действительно, народу было не до театра. И то, что происходило в газетах, на телевидении, то, что происходило в реальной жизни, было гораздо увлекательней и интересней того, что могли показать тогда в театре. И зритель не шёл.

Но у меня была контрольная цифра тогда – 13 зрителей. Если было меньше 13, я говорил: «Спектакля не будет». И актёры кричали «Ура!» Если было больше 13, я говорил: «Играем сегодня спектакль». И они со вздохом шли на сцену и играли.

Ефремов о 90-ых: «Снимали жук и жаба. Воинствующий непрофессионализм, который пришёл в искусство, продолжается до сих пор»