Какой приказ моряки выполнили последним, прежде чем отступить из Киева в 1941 году

04.07.2020 - 16:56

В 1941-м Киевский котел кипел. Гитлеровцы никак не могли войти в город. Дальше – Донбасс, Триполье, Канев, Ржищев. Эту водную линию обороны вокруг Киева десять кораблей флотилии держали пять суток.

Времени хватило, чтобы три армии отошли к Киеву и усилили оборону столицы Украины. Был создан укрепрайон. Левый фланг поддерживал отряд речных кораблей.

Моряки погибших под бомбежками судов сошли на берег (не впервой, свой первый сухопутный бой они приняли еще 8 июля у Ольшан). Организовано два сухопутных отряда.

К концу сентября все корабельные орудия замолчали. Флотилии отступать было некуда. По указанию ставки мониторы, бронекатера, канонерские лодки были затоплены лишь тогда, когда войска покидали Киев. Из Киева моряки уходил последними.  

Владимир Григорьев, старший научный сотрудник Белорусского государственного музея истории ВОВ:
Большая часть кораблей была уничтожена в боях. В итоге эти корабли было фактически невозможно использовать. Морякам пришлось сойти на берег и их затопить. В конечном итоге моряки сражались в рядах Красной армии. В октябре флотилия была расформирована.

Люди в материале: Владимир Григорьев
Loading...


«Скворцы тут никогда не поют и не живут». В Чаусском районе перезахоронили останки 17 красноармейцев



Новости Беларуси. О хрупкости мира и подвигах наших солдат говорили в Чаусском районе. Там перезахоронили останки 17 красноармейцев, которые были подняты поисковиками клуба «Виккру» в сентябре, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Причем к этой истории немецкие фотографии и почему в лесу, где похоронены солдаты, не поют скворцы? Материал Юлии Мычки.

Анатолий Винкевич, председатель Чаусской районной организации ветеранов:
Здесь одно время лесники вешали скворечники. Но скворцы тут никогда не поют и не живут. Место как бы скорбное, и, как говорят у нас старики, нельзя нарушать покой погибших солдат.

О лесах рядом с рекой Проня ходят разные слухи и легенды. Говорят, что каждый сантиметр этой земли пропитан кровью. И это не сказки. В 1943 году именно здесь развернулся советско-германский фронт.

Юлия Мычка, корреспондент:
Многие артиллерийские позиции поглотил лес. Но есть и те, которые сохранились в идеальном состоянии, как, например, эта. Именно отсюда техника помогала бойцам, которые прорывались через реку Проня.

Подлинная цена того 9-месячного стояния до сих пор мало кому известна. По официальным данным, в этой земле покоится прах около 20 тысяч погибших солдат. По словам могилевских историков и поисковиков, их в два раза больше.

Сергей Тагаев, руководитель поисковой группы «Эхо войны»:
Еще я застал Скачкова Тихона Калистратовича, завезенного разведчика 290-й стрелковой дивизии, который именно здесь воевал и который здесь же хоронил своих солдат. Он расказывал, как хоронили, что зимой ямку выкопать нельзя, взрывали землю, потом подчищали, застилали лапки и хоронили солдат. Рядами клали.

Погибших солдат хоронили на этой поляне еще в 1943-м. В мирное время здесь реконструировали мемориал. Благодаря поисковому клубу «Виккру» и 52-у отдельному специализированному батальону Министерства обороны, к братьям по оружию, которых на Бынковском кладбище более 2000, присоединились еще 17 красноармейцев. Их обнаружили во время экспедиции в сентябре возле деревни Сутоки.

Николай Борисенко, председатель Могилевского поискового клуба «Виккру»:
Могилевский облисполком помог приобрести немецкие трофейные аэрофотоснимки, которые открыли нам глаза на многие события, о которых мы даже не подозревали, которые были здесь в период войн.

Каждый раз, отправляясь в экспедицию, поисковики ставят перед собой задачу вернуть имя хотя бы одному неизвестному солдату. Во время поисковых работ была также найдена медаль «За отвагу» по которой смогли установить одного из бойцов. Им оказался уроженец Ивановской области Иван Иванович Кузнецов 1925 года рождения. Его родственники сошлись на мнении, что тело брата должно остаться на земле, которую он защищал.