SB.BY: Каста избранных, или Еще раз о воровстве

09.08.2018 - 15:17

Уголовное дело о несанкционированном доступе к компьютерной информации Белорусского телеграфного агентства, названное с легкой руки журналистов "Делом БЕЛТА", с каждым днем втягивает в водоворот споров и взаимных обвинений большое количество людей. Достается всем: и журналистам, и следствию, и содержанию новостных лент, и властям. Более того, обыски в нескольких редакциях и задержание отдельных сотрудников СМИ породили заявления о том, что в Беларуси преследуют журналистов и покушаются на свободу слова.

Если же отбросить эмоции и хорошенько подумать, то реальная ситуация и ее интерпретация по многим позициям, увы, не совпадают. Дело в том, что Следственный комитет, явно не желая того, вскрыл целый клубок проблем в журналистской среде. И вот уже почти забыта профессиональная и корпоративная солидарность (прежде существовала хотя бы ее видимость), а эпитеты, которыми визави порой награждают друг друга, далеки от литературных. А ведь изначально речь шла о банальном воровстве информации. Нет, скажем иначе, по-журналистски: о незаконном заимствовании чужой интеллектуальной собственности. До появления "Дела БЕЛТА" некорректное использование чужой информации, как правило, сходило с рук: журналисты или руководители редакций приходили к компромиссу, и провинившийся исправлял оплошность. Почему громкий скандал возник именно сейчас? Во-первых, участие Следственного комитета, во-вторых, появление уголовного дела, в-третьих, обыски и задержания. Как раз задержания многих насторожили: не переборщили ли следователи? Думаю, оптимальный вариант - выдохнуть и набраться терпения: в СК все еще не раскрывают подробностей расследования, и мы с вами не знаем, что именно происходит в стенах комитета. Будем надеяться, что вскоре ситуация прояснится.

Любопытно поведение некоторых руководителей. Например, как только начались обыски в офисе портала TUT.by, его основатель и совладелец Юрий Зиссер заявил: это дело не против портала и касается лишь нескольких сотрудников; а если несанкционированный доступ к чужой ленте новостей действительно имел место, то это личная инициатива этих же сотрудников. Но почему-то слабо верится, что журналист, имеющий официальный доступ к информации, начинает ее же подворовывать. Не для себя к тому же, а на благо редакции. Ну нелогично это! Спустя несколько часов Юрий Зиссер внезапно заметил в происходящем "политическую подоплеку". Со всеми, как говорится, вытекающими последствиями.

Подоплеку, конечно, искать никто не запрещает. Важно другое. Журналист ли, редактор, будучи боевой единицей СМИ, претендующего на ведущие позиции в медийном пространстве страны, должен быть во всеоружии, чтобы находиться впереди конкурентов. Если же он вынужден прибегать к незаконным методам добычи информации, значит его просто-напросто подставляет работодатель. На это, кстати, обратил внимание один из журналистов "СБ" в публикации на своей личной страничке в Facebook. Что тут началось! Досталось и ему, и всей государственной прессе: дескать, никому эти госСМИ не нужны, пишут только о надоях и т. п. Так чего, спрашивается, "тырить" (по выражению одной из журналисток - фигуранток "Дела БЕЛТА") эту "никому не нужную информацию"? Увы, порой признать вину сложнее, чем перевести стрелки на других: авось за разговорами о свободе слова забудется суть дела. Обратите внимание: ни TUT.by, ни "Наша нiва", ни другие поборники свободы слова не разместили у себя звуковые дорожки с записью разговоров сотрудниц СМИ-фигурантов, где слово "тырить" было лейтмотивом.

Маяковский когда-то учил подрастающее поколение, что такое хорошо и что такое плохо. Сегодня перефразировать классика можно так:

Журналист к отцу пришел,

И спросила кроха:

"Если тырить хорошо,

Что такое плохо?"

Плохо, когда одни СМИ обязаны соблюдать законы, а другие считают, что они - из "касты избранных", которым позволено больше всех: лайки и любовь аудитории смоют все грехи. При таком отношении к закону, морали, читателям, профессии недолго из "касты избранных" перейти в "касту неприкасаемых".

Жаждущей сенсаций публике и нынешний скандал в радость: есть что обсудить. В самом деле, почему бы и нет? Но главное при этом - не забывать, что суть "Дела БЕЛТА" проста: негоже заходить к конкурентам с черного хода без разрешения.

P.S. И даже уважаемый “Евроньюс” под фото директора БЕЛТА подложил голос ее секретаря… Мягко говоря, гаденько.

Алексей БОЛЬШАКОВ

ИСТОЧНИК: sb.by 

Люди в материале: нет
Loading...


Как научить общество не верить фейковым новостям? Рассказывает Олег Макаров



Новости Беларуси. На следующей неделе Минск вновь станет глобальной переговорной площадкой. Белорусская столица примет международную конференцию по противодействию терроризму, в том числе киберугрозам, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

На форум приедет около 60 делегаций из 50 стран. Это совместное мероприятие по линии Беларусь – ООН.

Среди спикеров форума будет и директор недавно созданной в нашей стране «фабрики мыслей» – Белорусского института стратегических исследований. Каким видится информационное пространство Беларуси и вокруг Беларуси? Как обеспечить в нем безопасность? Пойдет ли на спад волна фейковых новостей и сомнительных телеграмм-каналов? Об этом и не только в интервью «Недели» с Олегом Макаровым.

«Мы готовы к проведению научных исследований не только прикладных, но и фундаментальных, теоретических»

Юлия Огнева, СТВ:
Олег Сергеевич, больше полугода уже прошло с момента создания вашего института. В любом деле, и особенно в том, которое делаете вы, самое главное, мне кажется, люди. При первом вашем знакомстве с журналистами вы говорили о том, что будете собирать команду. Расскажите, собрали уже? И вообще, что это за люди, которые с вами работают?

Олег Макаров, директор Белорусского института стратегических исследований:
Практически собрали. Процесс не закончен еще, но, в общем-то, люди к нам пришли. Люди интересные, из разных сфер: из академической среды, аналитики из разных структур, государственных и нет. Команда практически готова, мы начали работать.

Юлия Огнева:
Сколько вас человек?

Олег Макаров:
Чуть меньше, чем полсотни. Это стандартный набор людей для схожих институтов в других странах. Треть нашего состава – это ученые остепененные, со званиями и учеными степенями. Мы готовы к проведению научных исследований не только прикладных, но и фундаментальных, теоретических.

«Мы находимся в серьезной динамике информационных отношений»

Юлия Огнева:
В одном из своих первых интервью вы говорили о том, что основная задача БИСИ – даже не отслеживать, а упреждать угрозы, анализируя информационное пространство. Скажите, как бы вы могли охарактеризовать нынешнее информационное пространство Беларуси и вокруг Беларуси. Мы больше все-таки в безопасности или в опасности?

Олег Макаров:
Надо понимать, что мы находимся в серьезной динамике информационных отношений, и опасность, и безопасность связаны с тем, насколько мы и наши системы безопасности соответствуют темпам развития информационного общества и упреждают угрозы, которые появляются. Сегодня мы не можем говорить о том, что какие-то угрозы реально воздействуют на наше сознание или на наши сети, катастрофически, фатально воздействуют.

Мы говорим о том, что и наши установки жизненные (если хотите, смысловые, идеологические), и наши информационные системы, и наши системы защиты разного рода тайны, и наше законодательство соответствуют мировому уровню. Мы находимся в безопасности.

Но успокаиваться не надо, потому что эти процессы настолько быстротечны, что здесь надо, как говорила Белая Королева, «чтобы стоять – надо идти, чтобы идти – надо бежать».

«Мы не получили никакие другие технологии, кардинально отличающиеся от того, что было 10 лет назад»

Юлия Огнева:
Вы говорите о том, что ваша задача скорее предупреждать угрозы, исследовать, анализировать. Но ведь вы не можете эти угрозы не замечать. Расскажите, что перед нами сейчас, какие основные задачи стоят?

Олег Макаров:
В сфере информационной безопасности?

Юлия Огнева:
Да, конечно.

Олег Макаров:
Мы полагаем, что основная задача – это сформулировать правила, нормы. Потому что – скажу, может быть, неожиданную или непопулярную мысль – несмотря на бурный рост информационных отношений, мы находимся на неком плато. То есть у нас в течение последних 10 лет после того, как распространилась сотовая связь, после того, как были какие-то достижения технические сделаны, сильно ничего не меняется.

Может быть, айтишники возмутятся по этому поводу, но мы не получили никакие другие технологии, кардинально отличающиеся от того, что было 10 лет назад.

Юлия Огнева:
То есть рывка не произошло.

Олег Макаров:
Абсолютно так. Пока мы находимся в неких устоявшихся отношениях, надо оглядеться. Сейчас самое время определить, что является правильным поведением, что – неправильным. Где внутри страны или между государствами можно договориться, что будет допустимым в отношениях, а что – недопустимым.

Эта работа ведется. Мне кажется, что на этом этапе она является важнейшей.

«Мы предлагаем такую категорию, как информационный нейтралитет для Беларуси»

Юлия Огнева:
То есть это не один документ?

Олег Макаров:
Нет, нет. Это вообще право в целом, информационное право как отрасль.

Юлия Огнева:
То есть сейчас в Беларуси разработка этого ведется?

Олег Макаров:
Она в мире ведется, и Беларусь участвует в этом активно. Мы как раз таки идем от того, что наше национальное право будет потом заимствовать международные нормы, в разработке которых мы же и поучаствуем.

Юлия Огнева:
То есть вот эти конференции высокого международного уровня…

Олег Макаров:
… да, направлены на это же. Та конференция, которая будет на следующей неделе, направлена в том числе и на разработку мер, технических и правовых, направленных на повышение безопасности.

Кроме этого, с 9 по 13 сентября в Нью-Йорке пройдет заседание группы открытого состава по международной информационной безопасности, где также будут разрабатываться правила поведения в интернете, некие рекомендации по нормированию этих отношений.

Юлия Огнева:
Насколько вы рассказали мне за эфиром, вы будете принимать самое активное участие. Расскажите, что вы будете озвучивать. Какие основные позиции нашей страны?

Олег Макаров:
Мы закрепили эти позиции в Концепции информационной безопасности. Основные из них исходят из того, что мы предлагаем такую категорию, как информационный нейтралитет для Беларуси. И мы говорим о том, что мы готовы взять на себя обязательства не использовать средства причинения вреда в информационной сфере другим государствам.

«Мы сегодня по моим ощущениям имеем четкий иммунитет от воздействия рекламы»

Юлия Огнева:
Как научить общество не верить фейковым новостям?

Олег Макаров:
Мне кажется, это естественный процесс, он придет. Мы сегодня, по моим ощущениям, имеем четкий иммунитет от воздействия рекламы. Если раньше мы были более открыты к рекламному воздействию, сейчас, наверное, более критичное мышление.

То же самое произойдет и с фейковыми новостями. Люди научатся отличать fake news от true news. И это естественный процесс, и так будет.

Юлия Огнева:
Будет ли иммунитет к такой массовой активности Telegram-каналов?

Олег Макаров:
Думаю, да.

Юлия Огнева:
То есть это волна сейчас?

Олег Макаров:
Полагаю, что да. Технически обеспеченная.

Юлия Огнева:
Она сойдет и появится новая?

Олег Макаров:
Да, наверное. Наверное, так.