«Каждый месяц в магазине продается 100 экземпляров Короткевича». Рассказываем, почему классик так популярен у белорусов

29.11.2020 - 22:10

Новости Беларуси. «Дикая охота короля Стаха», «Колоса под серпом твоим», «Лодка отчаяния»... Его произведения стали достоянием белорусской литературы. На этой неделе белорусы отметили 90-летие со дня рождения Владимира Короткевича, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

Евгений Поболовец, СТВ:
Между тем наш знаменитый земляк был не только писателем. «Дядя Володя» оставил после себя более 600 изображений. И по мнению исследователей – неплохих.

Драматург, переводчик, поэт, художник – кем еще был классик? И как память о нем чтят в Орше – родине Владимира Семеновича.

Дмитрий Боярович продолжит.

Владимир Короткевич, писатель:
Няўжо вы думаеце, што я быў бы чагосьці варты без вас?

Двухминутный, но с глубоким смыслом. Отрывок из выступления, считай, единственное видео с участием Короткевича, сохранившееся до наших дней. Здесь писатель полон любви к людям и стране, которых он заставил гордиться своей историей,

Светлана Кожемяко, старший научный сотрудник Государственного музея истории белорусской литературы:
Ён быў, з аднаго боку, і рамантыкам, а з другога, калі яго не разумелі, то ён быў у гэтых выпадках жорсткім рэалістам. І ён не мог адысці ад сваіх ідэалаў, рыцар сумлення і годнасці, як пра яго часта кажуць.

«Рабі нечаканае, рабі – як не бывае. І тады пераможаш». Короткевич сам создал творческое направление и страдал из-за свободы мысли. Цензура, слежка КГБ, запрет печати. Может, поэтому им зачитывались? Может, поэтому за его книгами были очереди? А некоторые экземпляры даже воровали из библиотек. Их просто невозможно было заказать.

Михаил Басалыга, художник:
Я быў у выдавецтве «Беларусь». І потым мне рэдактар Галубовіч кажа: «Міхась, я табе дам кніжку, але толькі на два дні». Дастае з-пад стала кніжку, вокладкі няма, замызганая, такая замусоленая, у пачатку 10 старонак няма, канца няма. «Во, на, праз два дні каб прынёс», – ён кажа. А я кажу: «А што гэта?» Ён кажа: «Дзікае паляванне караля Стаха». Вось так тады любілі Караткевіча, у тыя часы.

Читают ли классика сегодня? В Беларуси, независимость которой он предсказывал, когда про это не могли и мечтать? Ищем ответы в Центральном книжном магазине. Здесь каждый месяц продается 100 экземпляров Короткевича. Заметьте, только в одном магазине сотня. Цифра – доказательство его популярности.

Ольга Чепига, заведующий секцией художественной литературы Центрального книжного магазина:
Караткевіч – гэта зорка беларускай літаратуры. Ён заўсёды, ужо шмат гадоў папулярны. Канешне, у савецкія часы яму не надавалі столькі ўвагі, таму што ён заўсёды быў такім крыху апазіцыйным пісьменнікам. Але зараз, з развіццём беларускай дзяржаўнасці, у яго адкрылася другое дыханне, калі можна так сказаць. Моладзь і людзі сталага ўзросту чытаюць і купляюць Караткевіча. Самы папулярны твор у яго – раман «Каласы пад сярпом тваім».

Особенно уважают классика в Орше. В музее сохранили более 600 экспонатов, связанных с Короткевичем. Личные вещи, рисунки, письма, фотографии, видеотека. В 2013 году учреждение посетили 130 тысяч человек.

Анастасия Смолякова, старший научный сотрудник Оршанского музея В. Короткевича:
Тут вы можаце пабачыць пісьмовы стол, на якім заўсёды нязменна ляжалі пісьмовыя прылады, папера. Уладзимір Сямёнавич не любіў, калі яго адцягвалі ад працы. Таксама на стале заўсёды ляжалі якія-небудзь цікавыя рэчы, якія ці сам Караткевіч, ці яго сябры прывозілі з падарожжаў. І потым гэтыя рэчы натхнялі яго на напісанне твораў.

Дом в Орше, где жил Короткевич, сейчас выкуплен. Местный меценат Андрей Балабин хочет сделать здесь современный музей. Он станет подарком для города. Им стал и рисунок по мотивам творчества Владимира Семеновича, который уже украшает одно из зданий.

Дмитрий Боярович, корреспондент:
Адмыслова да ўгодкаў у Оршы з'явіўся мурал з выявай Уладзіміра Караткевіча. Месца невыпадковае. Тут пісьменнік нарадзіўся (літаральна побач была радзільня). Тут напісаў «Дзікае паляванне караля Стаха». Тут зараз вуліца ў яго гонар.

Мурал видно издалека. Он символично возвышается над пейзажами. На пятиэтажную высоту рисунок поднял Дмитрий Толкачев. Художник (как и сам Короткевич, из Орши) подготовил три варианта эскизов.

Дмитрий Толкачев, художник:
Работа, я считаю, концептуальная. То есть это не просто я взял что-то с головы, вставил, а пользовался теми материалами, которые существуют на самом деле. Этих материалов, к сожалению, в музее нет. Они есть в личной коллекции. Мне посчастливилось увидеть эту коллекцию и с ней поработать. Ушло по времени, мы считали, 57 часов. Порядка восьми, наверное, 15-килограммовых ведер акрила, около 26 баллончиков аэрозольной краски.

В свое время «рисовали» Короткевича (и писателя, и созданный им художественный мир) Вячеслав Телеш, Николай Купава. Интересно, что 600 рисунков оставил после себя и сам классик. Кстати, очень убедительных. Интереснейшие из них (а также впервые – книги из домашней библиотеки автора) выставили в Национальной библиотеке.

Александр Суша, заместитель директора Национальной библиотеки Беларуси:
Тут упершыню фактычна мы паспрабавалі прадставіць бібліятэку пісьменніка, яго ўласны кнігазбор, які дагэтуль захоўваецца вельмі беражліва ў кабінеце ў кватэры, дзе ён жыў свае апошнія гады. Дзякуй Богу, нашчадкі вельмі асцярожна, і з такім трапяткім пачуццём ставяцца да спадчыны свайго знакамітага сваяка і гэта ўсё збераглі.

Наиболее близким мир Короткевича стал для Михаила Басалыги. Художник иллюстрировал «Дикую охоту короля Стаха», «Христос приземлился в Гродно». Здесь Басалыга, который был лично знаком с «дядей Володей», нашел свою Беларусь: одновременно и величественную, и нежную.

Дмитрий Боярович:
Наколькі складана вось ілюстраваць Караткевіча?

Михаил Басалыга:
Лёгка. Гэта мая тэма. Справа ў тым, што я малюю гісторыю, а тут адна гісторыя. Мне гэта не было вялікай цяжкасцю ў тым, каб знова ўвайсці ў кнігу. Я быццам там і быў.

Писатель за счет многогранности привлекал талантливых людей. Художники, поэты, переводчики. Их творчество создавло художественные перекрестки. Однако до сих пор они не изучены. Кто знает, с какими артефактами суждено встретиться потомкам?

Михаил Рыбаков, директор Государственного музея истории белорусской литературы:
Гэта не першая і не апошняя выстава ў гэтым годзе, але гэта яшчэ адзін бок таго Караткевіча, якога мы павінны ведаць. Не толькі па кніжкам, але па нейкім іншым варыянтам, якія дапаўняюць яго творчасць, яго асобу. Для нас, беларусаў, з’яўляюцца гонарам і прадметам для ўшанавання і пазнання.

В каждой полноценной литературе должен быть свой Короткевич. Так думал Адам Мальдис. И в этом смысле белорусской – повезло. Она имеет, так сказать, фору в виде его наследия. А значит, несмотря на то, что сердце автора уже не бьется, – была, есть и будет.

Loading...


«Даже даты рождения стоят рядом». Что объединяет гениев белорусской литературы: Шамякина и Мележа?



Оба родом из прекрасного края на Полесье, даты рождения стоят рядом, оба с детства занимались тяжелой сельской работой, служили в Красной армии и были участниками Великой Отечественной войны. Их даже зовут одинаково. И это далеко не все, что объединяет двух гениев белорусской литературы: Ивана Шамякина и Ивана Мележа, рассказали в программе «Минск и минчане» на СТВ. 

Виктория Харитонова, заведущая сектором художественных выставок Национальной библиотеки Беларуси:
Сюжэты твораў Шамякіна і Мележа даволі сваеасаблівыя, але ў свой час яны былі бестсэлерамі. Сёння, калі чалавек здольны задумвацца над праблемамі часу, адносінамі паміж людзьмі, пытаннямі ўнутранага свету, то ён безумоўна здойдзе адказы на свае патанні ў тварах Шамякіна і Мележа.

К столетию со дня рождения писателей в Национальной библиотеке Беларуси открыли литературно-художественную выставку «Каб чалавек жыў як чалавек». Познакомиться с произведениями белорусских классиков куда интереснее в интерпретации художников-иллюстраторов. Таких шедевров здесь более сотни, включая редкие издания.  

Виктория Харитонова:
Кантрастная графіка Наталлі Паплаўскай, лёгкія як подых ілюстрацыі Арлена Кашкурэвіча, падрабязныя, дэталізаваныя ілюстрацыі Аляксандра Дземарына, скульптурныя вобразы Эдуарда Агуновіча і каларыстычная графіка Людвіга Асецкага, незабыўныя малюнкі Пятра Астроўскага.  

Ориентир на людей. Как преодолеть сложные обстоятельства, как услышать совесть, как сделать правильный выбор? Такие вопросы раскрываются в произведениях выдающихся авторов.   

Виктория Харитонова:
Пісьменнікі паказвалі самыя няпростыя, адні з самых праблемных этапаў гістарычнага развіцця беларускага народа, 1920 – 1930 гады калектывізацыі, Вялікая Айчыйная вайна, значную ўвагу надавалі сучасным пытанням.  

«Сэрца на далоні», «Подых навальніцы», «Трывожнае шчасце» – это золотой фонд белорусской литературы. Книги народных авторов знакомят читателей с национальной культурой, жизнью и важными историческими этапами.  

Виктория Харитонова:  
У экспазіцыі лінагравюры Наталлі Паплаўскай з фонду Нацыянальнай бібліятэкі Беларусі да рамана Івана Мележа «Людзі на балоце». Гэта непараўнальная работа мастачкі. Вельмі глыбокія, кантрастныя, графічныя вобразы герояў.

Читай не с конца, а с начала. В Государственном музее истории белорусской литературы 8 февраля также открывается выставка, приуроченная к юбилею мастеров слова.  

Полина Савген, ведущий научный сотрудник научно-экспозиционного отдела Государственного музея истории белорусской литературы:
У аснову нашай літаратурна-дакументальнай экспазіцыі пакладзены ўспаміны Івана Пятровіча Шамякіна «Палёт над Палессем», менавіта асноўным экспанатам стане кніга Івана Шамякіна «Карэнні і галіны». Бо ў гэтай кнізе, якая выйшла ў 1986 годзе, змешчаны ўспаміны «Палёт над Палессем», прысведчаныя Івану Паўлавічу. Успаміны былі напісаны, калі Івана Мележа ўжо не стала.  

Эти два гения вызывают бесспорный интерес: сильные личности и мудрые наставники.  

Полина Савген:  
Мы можам гаварыць пра іх як пра асоб, мы бачым іх стаўленне да сям’і, да родных, блізкіх, да сваіх калег па пяру, да стварэння новага літаратурнага твора, да працы ў саюзе пісьменнікаў, да грамадскай і навуковай працы.