Когда ему перевязывали голову, спросил: «Почему вы не стреляете из пулемёта?» Про оборону Восточного форта

09.05.2020 - 22:48

Новости Беларуси. С Пограничного (в 1941-м – Западного) острова живыми на «большую землю» в первые дни войны выбрались семь пограничников.

Не сдалась и не пала, просто истекла кровью. В музее Брестской крепости в июне откроется новая экспозиция

Пока удалось восстановить судьбы только двоих.

Причем в одном случае это только фамилия – Ануфриев. Во втором повезло больше. Раненый пограничник Николай оказался в Восточном форте. По воспоминаниям, в руках у него были сапоги – видимо, переплывал.

Инна Гавриленко, старший научный сотрудник мемориального комплекса «Брестская крепость-герой»:
Есть воспоминания о том, что, когда ему перевязывали голову, он спросил: «Почему вы не стреляете из пулемета?» Многие бойцы, которые здесь были, были новобранцами. Они ответили, что не умеют стрелять. Тогда он сказал: «Я умею стрелять».

Ленты четырехствольного зенитного пулемета набивали военнослужащие, а еще женщины и дети. В то время в семьях офицеров, как правило, все умели обходиться с разными типами оружия.

Инна Гавриленко:
В течение первых нескольких дней она именно не подпускала противника, почему эти казематы сегодня в достаточно сильно разбитом состоянии.

Loading...


В 14 он ушёл в партизаны: «Я собрал за лето 12 винтовок, 4 нагана и переправил в лес. И где я хранил оружие? В ёлочках!»



Для Дзержинского района Антон Игнатьевич Азаркевич личность легендарная. Он живёт в деревушке Негорелое. Родился он в этих местах в 1928 году. Здесь же и встретил начало войны. Будучи 14-летним подростком, ушёл в партизаны. В программе «Центральный регион» о войне – слова свидетеля.

Антон Азаркевич, ветеран Великой Отечественной войны:
Это было утро. Тихо-тихо. Я пошел на речку с удочкой – с детства люблю рыбачить. Побыл часов до 7-8 часов с четырех, наверное. Возвращался домой, и как раз в это время немецкие мотоциклисты въехали. В магазине прикладом выбили окна, дверь – что надо было, брали, что хотели, что было. Из старших никого не было – никто не выходил. Потом немцы на гармошке играют, песни поют, вино стоя пьют – кто на машине, кто на улице. В общем, чувствовали себя вольготно. Они не чувствовали, что они на войне. Люди ходят и куры ходят. Ходят с винтовками между людей и в курей стреляют.

Мама яиц, масла, шпик им дала. Дальше колхозы были – коровы, свиньи. Зарежут тушу – поели, а остальное выбрасывали. У нас два кабана большие были. В эту же ночь, когда пришли, одного кабана убили в сарае и забрали. И тут на мосту смолили и разделывали. Это я все хорошо помню.

Я собрал за лето 12 винтовок, 4 нагана и переправил через Бориса в лес. А Борис уже переправил к партизанам. И это было до 43-го года. Потом где-то в августе-сентябре они брали молодежь, и меня тоже хотели забрать. Я не поехал, удрал. Ушел в тете. Дядьку немцы повесили за связь с партизанами. Он был председателем колхоза. И где я хранил оружие? В ёлочках! Они были густо пострижены – что хочешь, прячь. Смазывал смазкой для сбруи это оружие.

В 1945 году я служил в Полоцке. Боровуха 1 – большой воинский городок, озеро большое рядом было. Через дорогу – опять озеро. Прекраснейшие, живописные места! Как был День Победы? Объявил дневальный. Это было рано утром. Все – ура, ура! Это было счастьем для каждого человека. Это после таких мучений, страданий – холод, голод, нищета. Армию народ ждал как Бога! Даже больше. Знали, что придет и освободит. Вот так я встретил Победу.