Команда СТВ приняла участие в спартакиаде СМИ и работников организаций Министерства информации

01.06.2016 - 14:48

Журналисты владеют не только информацией, но и спортивными навыками. Команда телеатлетов СТВ в очередной раз приняла участие в традиционной спартакиаде СМИ и работников организаций Министерства информации. Соревноваться с коллегами пришлось в нескольких дисциплинах: настольном теннисе, дартсе и мини-футболе.

Сборная телеканала СТВ в очередной раз доказала: журналисты могут не только писать и говорить о спорте, но и в силах сами достигать высоких спортивных результатов.

Loading...


«Сижу по колено в воде в машине, вся облита водой и -20». Актриса Ольга Бурлакова о ролях и съёмках с Охлобыстиным



Харизматичная, яркая, открытая и какая-то особенно настоящая – все это об Оле Бурлаковой. Вот уже много лет белорусы вместе с ней встречают свое «Новое утро» на РТР-Беларусь.

Ее милая улыбка и остроумные шутки могут задать тон любому, даже самому пасмурному  дню! Но к телекамерам Оле не привыкать – она еще и профессиональная актриса.

По следам съемочных групп сегодня отправились и корреспонденты программы  «Минск и минчане».

Ольга Бурлакова, телеведущая СТВ, актриса:
Вот эта замечательная беседка. Здесь столько фильмов снимают! Мне кажется, 90% фильмов и сериалов, которые здесь, в Минске снимают, вот они не обходятся без этого замечательного места. «4 времени лета» точно помню, что здесь снимали. Много проектов, которым нравилось это место, эта локация. По ассоциации – всегда плохая погода и как всегда, у киношников есть такие шутки, что зимой снимают лето, летом – зиму. Это вот прям все очень любят. Я помню как сейчас, что такая легкая одежда, и в перерывах между дублями нас кутают одеялами, потому что зуб на зуб не попадает.

В фильмографии Оли более 70 ролей – главных и эпизодических. Кем она только ни была: и возлюбленной, и сестрой, и дочерью, и заботливой мамой. А уж сколько специальностей пришлось «примерить»! Продавщица, учительница, журналист, психолог, врач и даже опытная аферистка – всего даже она сама не вспомнит.

Ольга Бурлакова:
Потрясающая профессия, когда ты, действительно, можешь попробовать, когда ты вживаешься в обстоятельства, а еще художникам-постановщикам это просто идеальная картинка – точь в точь. И реквизит и все. То есть они стараются повторить достоверно очень. Если это магазин, то это реально магазин с реальными продуктами. Не знаю, как там пускают в эту святая святых. Если это медицинский центр, то это тоже – лаборатории, микроскопы, какие-то приборы сложные. Так интересно, и ты настолько погружаешься во все это, что мне часто говорили: «Вы так все делаете, как будто Вы реально там много лет работали».

Одна из таких просьб удивила даже актрису со стажем!

Ольга Бурлакова:
Мне не было сложно ни в одной профессии, но, естественно, что мне больше всего по душе – я всегда очень любила русский язык и литературу, я гуманитарий. И, конечно, когда я играла учительницу русского языка и литературы, мне было очень комфортно, очень хорошо. Вот там, мне кажется, я была собой больше всего.

С этой задачей Ольге Бурлаковой удалось справиться виртуозно. К слову, своей киношной внешностью Оля обязана генам, а вот характер помогли закалить обстоятельства.

Ольга Бурлакова:
Во мне столько кровей намешано, что я такая гремучая смесь! Я не знаю, каких только кровей во мне нет. И украинские, и турецкие, и русские, и польские. Все знакомые, соседи называли меня – у меня была такая кличка – «артистка». И я думаю, что я генами своими больше пошла в мамину родню. Потому что мой дедушка был гармонистом на всю округу – на все деревни, на весь район. Его везде приглашали. И он был такой, как стендапер по тем временам, как сейчас есть комики.

Бессонные ночи, постоянные разъезды, гостиницы, за три месяца один выходной – случалось и такое. Работа доводила до больничной койки и даже до тюрьмы. Последнее – всего лишь смелый режиссерский ход.

Ольга Бурлакова:
10, а то и 14 часов смены, и ты на ногах. Часто на каблуках. И часто в таких условиях, когда то ветер, то дождь, то снег. Например, в тюрьме, в камере предварительного заключения в реальной. И когда смотришь на эти условия, есть о чем подумать, действительно, в жизни.

Но самая невероятная история произошла на Комсомольском озере.

Ольга Бурлакова:
Моя героиня падает, разбивается на машине, и машина падает в озеро. И режиссер решил придумать красивые кадры, которые не были написаны в сценарии. И художники по костюмам никак не подготовились – никакого водолазного костюма, ни специального термобелья у меня не было. Это было где-то 20 февраля. Примерно, -20 -15. И меня просто облили водой из ведра, и посадили в эту искорёженную машину, подвесили краном и опускали в воду. Она вся скрипела, она так вся была исковеркана, стойки переднего стекла были такие тонкие – туда пустили балки, подвесили на кран и окунули в воду. И когда доставали вот это, и я сижу по колено в воде в машине, я вся облита водой и -20. И режиссер говорит в громкоговоритель: «Оля, не волнуйся! «Скорая» настоящая. Это не актеры!». Меня это, конечно, мало успокоило.

После таких откровений понимаешь: профессия актера – это далеко не романтика, а самый настоящий экстрим! На который люди готовы только по-настоящему влюбленные в свою профессию. Впрочем, есть в кинопроизводстве и трогательные моменты, ради которых актеры готовы мужественно терпеть все лишения, холод и неудобства.

Ольга Бурлакова:
Кино и съемочный процесс – это особая магия, особая атмосфера. Это такое ощущение, как в пионерском лагере или лагере отдыха, когда ты долго-долго, круглосуточно находишься с какими-то людьми, и ты с ним все время общаешься и все делаешь. И потом это расставание такое невыносимое. Поэтому дружат потом годами. Самые близкие и теплые отношения с Юлей Проскуряковой, Иваном Охлобыстиным. И все говорили: «Он такой душка, он такой милый!» Думаю: «Что там?» А когда я приехала на площадку, и мы с ним начали работать – он такой милый!



Не смогли мы пройти и мимо здания, с которым нашу героиню связывает многолетняя творческая дружба и масса приятных воспоминаний.

Ольга Бурлакова:
Помню, как сейчас, этот коридор, где столько людей стояло пробоваться. И конечно, было так ответственно, волнительно. Я не совсем в это верила, что это произойдет. И мне позвонили и сказали, что меня утвердили. И вот я здесь, и вот уже столько лет я говорю «Доброе утро», и очень рада этому. Внутри все тряслось, но, по-моему, с виду было все нормально. Я потом, кстати, пересматривала: кажется, что все было достаточно хорошо. Я как рыба в воде. Но то, что внутри творилось. Вот чем отличается работа в кино, в театре – ты все равно играешь кого-то – ты играешь чужую роль, не себя, и ты где-то можешь прикрыться этим персонажем, этим образом. А тут – это все равно я, Ольга Бурлакова. И то, что я скажу – это мои мысли, даже если я это озвучиваю по сценарию, это моя ответственность. Поэтому здесь у меня всегда волнения было намного больше.

Ольга Бурлакова признается, что телевизионная команда – одна большая творческая семья, с которой зачастую приходится проводить времени больше, чем с собственной.

Ольга Бурлакова:
Работа кипит. Как всегда, приходишь в монтажку и думаешь: «Сейчас опять всем помешаешь работать – люди тут в поте лица».

А эти старые фотографии создают особое настроение.

Ольга Бурлакова:
Я, кстати, не знала, что здесь эти фотографии есть. Это очень приятно, это, действительно, полжизни. И не представляю. Как без этого и без этих людей. Сейчас заплачу…

Экспрессивная и невероятно красивая – вот такая она, девушка, которую много лет любит камера. И самое главное, что любовь взаимная!