Комедия, фэнтези и мелодрама. Кинопремьеры недели: «Хот-Дог», «Осторожно: Грамп!», «Во власти стихии»

09.07.2018 - 11:57

В топе киноменю этой недели следующие горячие премьеры.

На первое сочный боевик с привкусом комедии. Берем двоих несовместимых по характеру полицейских и помещаем их в гущу интригующих событий!

Добавляем перчика в виде похищения дочери главы одной из стран Восточной Европы, заправляем все героическими поступками, острыми приключениями и получаем – «Хот-Дог». Найдут ли общий язык бунтарь и формалист, спасут ли похищенную пленницу? Узнаем из фильма Торстена Кюнстлера.

«Осторожно: Грамп!» – вторая киноновинка недели. Легкая и приятная на вкус история о мальчике Терри, уверенного, что забавные волшебники, драконы-полицейские, королевство воздушных шариков и другие самые причудливые явления встречаются только в книжках его бабушки. Он даже не подозревает, что весь этот фантастический мир существует в реальности.

Терри предстоит спасти волшебную страну Игрувию от злого волшебника Грампа, а помогать ему будут мечтательная принцесса Лучик и птичка-навигатор Джиппи Сойка.

На десерт можно побаловать себя остросюжетным кино. Пикантный боевик с нотками мелодрамы, приключений и триллера.

В водовороте событий оказываются два одиноких сердца. Отправившись в путешествие по Тихому океану на роскошной яхте, парочка попадает в невероятно сильный ураган, один из самых мощных в истории.

Очнувшись после шторма, Тами обнаруживает их судно в руинах, а Ричарда на грани смерти. Не имея надежды на спасение, девушка всё же находит в себе силы спасти себя и своего возлюбленного. Фильм «Во власти стихии» основан на реальных событиях.

Люди в материале: нет
Loading...


«Зритель видит живых щенков у меня в руках, и потом эти щенки летят под танк». Как снимали фильм «Пёс рыжий»



«Пёс рыжий». Премьеры этого фильма еще не было, ее ждут в нескольких странах, а на интернет-форумах пользователи теряются в догадках: какой же будет экранизация.

О съемках кинокартины по книге Виктора Крюкова «Рыжий солдат» в программе «Специальный репортаж».По коротким промо-роликам персонаж белорусского актера Руслана Чернецкого многие записали в антигерои.

Руслан Чернецкий, актёр:
Это, можно сказать, жестокое обращение с собаками должно было происходить. Но дело в том, что это всё настолько было оправдано, что у меня даже мысли не возникло отказываться. Мне кажется, я бы на месте моего героя поступил бы также. Тут надо расставлять приоритеты. Время такое, война. Все понятно – жалко собак. Я сценарий читал – плакал.

Как бы цинично это не звучало в современном, мирном времени, перед выбором «жалость» или «смерть» точно так, как и в объективе кинокамеры, тогда давно на полях реальных сражений стояли реальные люди. Руслан и сам в армии служил кинологом, знает, что такое собачья верность, а потому и роль, стоит полагать, прочувствовал до самой глубины.

Руслан Чернецкий:
Собака всё равно – личность, как бы мы ее не воспринимали, и она привязывается к тебе. У меня был пёс. К сожалению, трагическая история. Но он мне не простил то, что я ушел в отпуск. То есть до отпуска ровно у нас были прекраснейшие отношения. Как только я вернулся из отпуска, его как подменили. Просто за 20 дней – собака абсолютно другая. Мне кажется, что он подумал, что я его предал.

А было ли предательством со стороны советских солдат отправлять собак под обстрел, обучать минированию и подрыву танков? Об этом мы будем думать еще не одно столетие. Об этом думали они, шагая рядом на верную смерть, оставляя следы солдатских сапог и верных собачьих лап.

Руслан Чернецкий:
Я читал сценарий изначально, я уже знал, что будет. Я уже представлял себе, насколько это страшно. Как бы это ни было, мы снимаем кино – существуют дублёры, куклы этих щенков. Но Его Величество – монтаж делает свои дела. Зритель видит живых щенков у меня в руках, и потом эти щенки летят под танк. Я их бросаю туда. Очень хотелось, чтобы люди увидели, какой ужас – эта война. С еще одной гранью. Чтобы человек не становился перед таким выбором – либо собака, либо моя семья. Очень хочется, чтобы народ понимал: все что угодно, только – не война.